РОСКОСМОС-СПОРТ

Анатолий Николаевич Солодухин: Утро космической эры

Анатолий Николаевич Солодухин

 Утро космической эры

 

50 лет минует после осуществления первого в истории человечества космического полета, совершенного Юрием Алексеевичем Гагариным. Эти дни врезались в память всех, кто их пережил. Каждый сохранил это событие в своих ощущениях и волнениях на всю жизнь.

В России отмечается немало космических дат, но, к сожалению, не всегда вспоминают первопроходцев Байконура, его военных испытателей, которые несли основное бремя подготовки на технической и стартовой позициях, в бессонных испытательных буднях не раз рисковали не только карьерой, но и здоровьем, а порой и жизнью. Ведь при испытаниях (об этом не писали в газетах) ракеты падали и взрывались прямо на стартах или вблизи их, там, где находилась стартовая команда испытателей.

С.П. Королев говорил:

- Мы – участники. Гагарин – самый известный участник. Мы современники Гагарина, и мы обязаны не забывать, назвать тех, кто своим ратным трудом прославил Россию. Если Вы один из участников, напишите. Не важно, что Вы делали – рыли котлован под стартовый комплекс, готовили пищу, пилотировали вертолет поисковой группы, проводили испытания космических аппаратов или ракет-носителей и так далее. Вы – участники исторического момента времени нашей планеты, и Вы должны осознать себя личностью исторической и почувствовать свою ответственность перед будущим поколением.

За 10 лет службы на космодроме испытателем космических аппаратов событий произошло много.

Для меня и моих коллег по 31-му отделу 12 апреля 1961 года и связанные с ним события остались на всю жизнь самыми незабываемыми. При испытаниях космических аппаратов судьба сводила со многими из тех, кто непосредственно создавал ракетно-космическую технику, был организатором наших космических программ, такими как С.П. Королев, Г.Н. Бабакин, К.Д. Бушуев, Л.А. Воскресенский, М.В. Келдыш, В.П. Мишин, Ю.П. Семенов, Б.В. Раушенбах, Б.Е. Черток, П.В. Цыбин, О.Г. Газенко, Е.В. Шабаров, А.И. Осташев, А.В. Палло, О.Г. Ивановский, Е.А. Фролов и многие другие. Офицеры – А.Г. Мрыкин, Г.А. Тюлин, А.С. Кириллов, А.П. Долинин, В.Я. Хильченко, В.И. Меньшиков, И.М. Хомяков, В.И. Ярополов и многие другие.

В начале 1961 года мой опыт испытательной работы и большинства офицеров отдела ограничивался участием в испытаниях: 2-х автоматических межпланетных станций «Венера» и двух беспилотных кораблей-спутников «Восток» с антропометрическим манекеном в кресле космонавта и собачками Чернушка и Звездочка на борту.

Беспилотные запуски корабля-спутника «Восток», надежность работы конструкции космических аппаратов и их систем укрепляли веру в успех первого пилотируемого полета человека в космическое пространство. Я в то время на технической позиции выполнял обязанности электрика-бортовика боевого расчета, а на стартовом комплексе отвечал за функционирование бортовых систем спускаемого аппарата, находясь на верхней площадке у люка спускаемого аппарата.

В памяти на всю жизнь остались этапы подготовки космического аппарата «Восток». Нам испытателям не верилось, что эти испытания являются завершающими в многолетнем труде коллектива, возглавляемого С.П. Королевым. Все работали самоотверженно, не считаясь с личным временем и отдыхом. События, предшествующие запуску первого человека в космическое пространство, продвигались с невероятной быстротой и требовали большой собранности и ответственности.

Накаленная обстановка произошла при подготовке манекенного варианта с собачкой Чернушкой на стартовой позиции. Находясь около спускаемого аппарата вместе с рядовым из 5-й группы в/ч 25741 Б.Я. Даниловым, следя за действиями специалистов, согласно графика проведения операций внутри спускаемого аппарата, я нарушил инструкцию действий боевого расчета при проведении работ внутри спускаемого аппарата на стартовой позиции, пустил в спускаемый аппарат А.М. Генина из группы медиков, когда по графику они закладывали питание космонавту. Он, открыв гермошлем манекена «Иван Ивановича», поместил в скафандр биологические объекты и тем самым нарушил герметичность скафандра. Произошло это перед самым закрытием люка. Затем на верхний мостик прибыл инженер-испытатель, конструктор завода № 918 Ф.А. Востоков со своими специалистами для осмотра кресла космонавта, скафандра и подключения электрических разъемов в катапульте. Докладываю В.И. Ярополову, что Ф.А. Востоков со своими специалистами приступает к заключительным операциям по скафандру и креслу. Вдруг через некоторое время Ф.А. Востоков, весь красный от ярости, взглянув на нас, молнией бросается к лифту и стремительно спускается вниз, на «нулевую» отметку, где в данный момент собралось все техническое руководство. Нам сверху видно как он подбегает к ведущему конструктору О.Г. Ивановскому и что-то сердито ему объясняет. Меня тут же доставили «на ковер» к С.П. Королеву, где уже с ним находились А.С. Кириллов (начальник первого испытательного управления), А.П. Долинин (начальник 31 отдела), В.И. Ярополов (мой непосредственный начальник). «Вы что там, собственно, делаете у спускаемого аппарата. Вы понимаете, что все это означает? – были слова С.П. Королева, обращенные ко мне, – Почему вы допустили постороннего в кабину корабля?»

Я молчал. Мое лицо стало красное, как у рака. Я сразу понял свою оплошность, волновался, сильно переживал промах в своих действиях, но данный случай послужил мне хорошим уроком на будущее. Как позже рассказал О.Г. Ивановский, пакеты, вложенные А.М. Гениным, предназначались для биологического эксперимента: в них были заложены семена лука. К вечеру этого дня медиков на одного стало меньше, О.Г. Ивановский получил свою «порцию» от С.П. Королева, а я – от своих начальников.

 

18 марта – суббота

Накануне запуска пятого корабля с манекеном и собачкой «Звездочкой» мы увидели, как в монтажно-испытательный корпус (МИК) направилась группа офицеров в форме Военно-воздушных сил, возглавляемая руководителем Центра подготовки космонавтов Героем Советского Союза генералом Н.П. Каманиным, специалистом в области авиационной медицины Е.А. Карповым и генералом Л.И. Гореглядом. Среди них был и будущий первый космонавт. На следующий день А.П. Долинин и В.И. Ярополов (он в тот момент находился на испытательной площадке, около кресла с манекеном и подавал команды на центральный пульт управления) рассказали нам, что в группе молодых офицеров были будущие космонавты. Они стояли группой между космическим аппаратом и блоком «Е». Пояснял и отвечал на вопросы ведущий конструктор О.Г. Ивановский.

Это были Григорий Григорьевич Нелюбов, Герман Степанович Титов, Юрий Алексеевич Гагарин, Андриян Григорьевич Николаев, Валерий Федорович Быковский, Павел Романович Попович.

 

20 марта – понедельник

В одной из лабораторий на первом этаже МИКа будущие космонавты проводили тренировку по надеванию и регулированию скафандра под руководством ведущего конструктора О.Г. Ивановского и ведущих специалистов по скафандру: Федора Анатольевича Востокова и Виталия Ивановича Сверщека. Мало кто знал в то время, что к данному моменту было изготовлено всего только три индивидуальных скафандра – для Ю.А. Гагарина, Г.Г. Нелюбова и Г.С. Титова.

 

21 марта – вторник

Космический аппарат был полностью подготовлен для стыковки с ракетой. После 17 часов местного времени, когда основная часть личного состава покинула МИК, на площадке, где находился космический аппарат, появились Ю.А. Гагарин, Г.Г. Нелюбов, Г.С. Титов в сопровождении технического руководства и специалистов для проведения тренировки по надеванию скафандра, посадке космонавтов в скафандрах в кабину космического корабля, проверке скафандров и средств связи. Надевание скафандра занимало не более 20 – 25 минут, а посадка в кабину спускаемого аппарата и проверка оборудования на функционирование занимали 15 – 25 минут. Руководили данными включениями с подачей бортового питания на некоторые системы космического аппарата В.И. Ярополов и В.Я. Хильченко.

 

22 марта – среда

С 10 часов утра до обеда Главный конструктор наземного испытательного комплекса В.П. Бармин вместе со своим заместителем Б.М. Хлебниковым проводили ознакомительную экскурсию с космонавтами по стартовому комплексу.

 

23 марта – четверг

В лаборатории МИКа на первом этаже Главный конструктор СКБ ЛИИ С.Г. Даревский проводил занятия с группой космонавтов по коррекции глобуса на пульте пилота.

 

24 марта – пятница

В 13.00 ракету с космическим аппаратом и манекеном в кресле пилота вывезли на стартовую позицию и под руководством ветерана полигона В.А. Романенко установили в стартовое сооружение. К 18 часам Ю.А. Гагарин и Г.С. Титов с помощью специалистов облачились в скафандры и в специальном голубом автобусе ЛАЗ прибыли на стартовую позицию. С помощью ведущего конструктора и ветерана полигона В.Я. Хильченко, а также В.А. Холина, отвечавшего за установщик и лифт, провели тренировку по подъему в лифте к космическому аппарату Ю.А. Гагарина и Г.С. Титова и прохождению ими пути от лифта на верхней площадке установщика к люку спускаемого аппарата. Ю.А. Гагарин в присутствии С.П. Королева попробовал насколько будет удобно садиться в спускаемый аппарат. Затем сошел на две ступеньки вниз с приставочной площадки, и С.П. Королев повел его вокруг обтекателя. А тем временем Г.С. Титов выполнил те же операции, что и Ю.А. Гагарин. Затем они все спустились на нулевую отметку стартового комплекса и вернулись в автобус.

 

25 марта – суббота

В 6 часов 30 минут М.В. Келдыш провел короткое заседание членов Государственной комиссии. За час до старта С.П. Королеву и А.С. Кириллову специалисты из отдела подполковника В.И. Самонова доложили, что один из датчиков на третьей ступени ракеты носителя вышел из строя. Главный конструктор блока «Е» С.А. Косберг, посоветовавшись со своими специалистами, дал указание отключить этот датчик. Специалисты первого отдела поднялись к лючку третьей ступени и отключили его.

25 марта космический аппарат 3КА № 2 с манекеном и собачкой Звездочкой, кличку которой предложил Ю.А. Гагарин, вышел на орбиту без всяких происшествий. На сей раз все шло строго по программе: все системы корабля функционировали нормально, через полтора часа он приземлился в заданном районе. Приземление прошло благополучно, и собачка Звездочка чувствовала себя довольно хорошо.

Успешное завершение испытаний двух беспилотных космических аппаратов дало возможность С.П. Королеву и членам Государственной комиссии доложить правительству, что отработка полета кораблей на орбите проводится в соответствии с утвержденной программой и подтверждается реальная возможность осуществления первого полета человека в космическое пространство.

 

3 апреля – понедельник

С.П. Королев с группой специалистов вылетел на полигон. А в этот период на космическом аппарате проводились заключительные операции для стыковки с ракетой-носителем.

 

5 апреля – среда

Тремя самолетами прибыла на полигон вся первая группа космонавтов в сопровождении врачей, кинооператоров, репортеров. В целях безопасности космонавты были размещены в разных самолетах, как нам рассказал начальник нашего отдела А.П. Долинин.

 

6 апреля – четверг

На полигон прилетел председатель Государственного комитета по оборонной технике и председатель Государственной комиссии К.Н. Руднев. После 17 часов в МИКе на первом этаже в одной из лабораторий Ю.А. Гагарин и Г.С. Титов примеряли свои индивидуальные скафандры под руководством Главного конструктора катапультируемого кресла, скафандра, системы жизнедеятельности космонавта, ассенизационного устройства С.М. Алексеева и ведущих специалистов В.И. Сверщека и Ф.А. Востокова.

 

7 апреля – пятница

К 10 часам в одной из лабораторий МИКа на первом этаже были развернуты приборная доска пилота с глобусом, при помощи которого космонавт может определить точку земной поверхности, над которой находится в данный момент времени космический аппарат, и выбрать момент включения тормозной двигательной установки с целью приземления в заданном районе в случае применения ручной системы ориентации корабля и управления спуском с орбиты.

Пульт управления пилота был расположен рядом с контрольно-проверочной аппаратурой. Ю.А. Гагарин, Г.С. Титов, Г.Г. Нелюбов выполняли все необходимые операции по ручной ориентации космического аппарата, включению тормозной двигательной установки и контролю программы спуска по установленному на приборной доске пилота индикатору. Все необходимые операции выполнялись под контролем С.Г. Даревского – Главного конструктора СКБ ЛИИ, где разрабатывали пульт пилота и первый космический тренажер. Руководил этими тренировочными занятиями В.И. Ярополов. Этажом выше тренировкой по специальной радиопереговорной линии наземной станции «Заря», Главным конструктором которой являлся Ю.С. Быков, руководил начальник лаборатории радиосистем космических аппаратов участник Великой Отечественной войны инженер-майор Г.Д. Ракитин. Космонавты отрабатывали доклады на Землю, привыкали к своим позывным: Гагарин – «Кедр», Титов – «Орел» (с ними поддерживал радиосвязь будущий космонавт № 4 П.Р. Попович).

 

8 апреля – суббота

К 9 часам утра космонавты прибыли в МИК для проведения тренировочных занятий в спускаемом аппарате корабля. Космический аппарат был установлен на специальной подставке, огороженной стойками с натянутой белой лентой, освещался юпитерами. Для подъема космонавта к спускаемому аппарату использовался легкий передвижной лифт. Вдруг в дверях МИКа появились космонавты, облаченные в скафандры, в сопровождении С.П. Королева и ведущего конструктора О.Г. Ивановского. Первым должен был проводить тренировку Ю.А. Гагарин, а за ним Г.С. Титов. Специалисты, принимавшие участие в «обживании» корабля космонавтами, заняли свои рабочие места у своих наземных пультов. Включение всех систем осуществлялось с наземного центрального пульта управления, за которым находились В.Е. Стаднюк, Ю.А. Карпов, В.К. Шевелёв. В.И. Ярополов, согласно программе проведения тренировки, подавал команды по шлемофонной связи, а операторы определенных систем включали свои системы на космическом аппарате, чтобы космический аппарат, как говорят испытатели, «дышал».

Космонавты, находясь в спускаемом аппарате, следили за включением систем, выполняли различные манипуляции и отрабатывали определенные навыки по управлению космическим аппаратом. На верхней площадке возле люка спускаемого аппарата космонавтам давали рекомендации ветеран полигона В.Я. Хильченко и ведущий конструктор О.Г. Ивановский.

Все происходило строго по тщательно проработанному графику тренировки. Возглавлял тренировку космонавтов начальник первого испытательного управления А.С. Кириллов.

А.С. Кириллов участвовал в отработке, испытаниях и запусках различных ракет и космических аппаратов. Он был испытателем с большой буквы. Имея высокий профессиональный уровень испытателя и руководителя научными исследованиями, он проявлял большую доброжелательность ко всем испытателям, особенно к молодым, которые только начинали познавать азбуку испытаний космической техники. Тактично указывал на все недостатки при проведении испытаний и своими советами помогал от них избавиться. Широта его взгляда, собранность, решительность характера в сочетании с необычайно широким техническим кругозором позволяли Анатолию Семеновичу оказывать влияние на принятие правильного технического решения при испытаниях. Он всегда лично принимал активное участие в анализе неисправностей, не стеснялся лишний раз обратиться за разъяснением причины отказа при функционировании системы космического аппарата к своим подчиненным.

Вдруг рабочую обстановку нарушило появление в МИКе группы лиц, в составе которой были С.П. Королев, председатель Государственной комиссии К.Н. Руднев, академик М.В. Келдыш и другие известные ученые. С.П. Королев был сосредоточен, погружен в свои мысли. Подойдя с группой поближе к стенду, С.П. Королев поздоровался, затем спросил у Кириллова: «Как, обжили корабль?» Начался непринужденный разговор, за которым никто и не заметил, как спустились Ю.А. Гагарин и Г.С. Титов. Они подошли к группе технического руководства, доложили о проделанной тренировке.

В 17 часов состоялось заседание Государственной комиссии, на котором было принято решение о запуске космического аппарата с человеком на борту.

 

9 апреля – воскресенье

На стартовой площадке и в МИКе шла напряженная работа по подготовке стартового комплекса, ракеты-носителя и космического аппарата. Поздно вечером закончились заключительные операции по подготовке космического аппарата к стыковке с ракетой.

 

10 апреля – понедельник

Вечером состоялось заседание Государственной комиссии по запуску корабля «Восток», на котором было принято решение об осуществлении первого в мире полета ракеты с космонавтом на борту 12 апреля 1961 года. Утвердили первым летчиком-космонавтом Ю.А. Гагарина, дублером – Г.С. Титова.

В это время проводилась стыковка космического аппарата с ракетой-носителем, шли заключительные операции. Мы с руководителем электрических испытаний Б.Н. Филиным прозванивали электрические цепи соединений ракеты и космического аппарата. После выполнения своей работы наблюдали за виртуозной работой монтажников и крановщиков под руководством ветерана космодрома Н.П. Синеколодецкого. Крановщики медленно и осторожно подводили космический аппарат к ракете, устанавливали крепежные элементы – и стыковка была закончена. Надевали головной обтекатель на космический аппарат.

 

11 апреля – вторник

Под утро провели предстартовые горизонтальные испытания – проверочные электрические включения. В 5 часов 40 минут все было готово к вывозу на стартовую позицию. К этому времени прибыли С.П. Королев, его заместитель по испытаниям Л.А. Воскресенский и руководитель стартовой группы А.С. Кириллов. Подали команду, раздвинулись ворота МИКа, и ракета-носитель с космическим аппаратом медленно начинала путь на стартовый комплекс.

Ракету с КА «Восток-1», освещенную первыми лучами Солнца, установили в стартовое сооружение. Четко и слаженно работали стартовые расчеты. Со своим помощником Б.Я. Даниловым мы поднялись на сорокаметровую высоту по ферме установщика и оказались с ним на поясе площадки у посадочного люка спускаемого аппарата. У самого люка на площадке находилась приставная лестница с двумя ступеньками, с помощью которой забирались в кабину спускаемого аппарата для проведения различных операций. Люк в спускаемом аппарате был прикрыт предохранительной крышкой, которую мы осторожно сняли, а В.Н. Андрианов на нижней площадке на уровне приборного отсека подключил 100-контактный отрывной штекер космического аппарата, через который должно подаваться напряжение и различные команды на системы космического аппарата. По команде В.И. Ярополова, который находился на нулевой отметке, В.Е. Стаднюк подал напряжение на борт космического аппарата с центрального пульта управления, находившегося в бункере пультовой ракеты-носителя в левом углу. Кабина корабля осветилась бортовыми светильниками.

Точно по утвержденному графику первого дня, после доклада В.И. Ярополову, разрешили специалистам по системам спускаемого аппарата приступить к предстартовым операциям по проверке бортовых систем космического аппарата.

К 10 часам утра прибыли на стартовую позицию Н.П. Каманин, В.И. Яздовский, Ф.А. Агальцов. В это время председатель Государственной комиссии К.Н. Руднев и С.П. Королев находились на верхнем мостике около спускаемого аппарата. С.П. Королев давал пояснения К.Н. Рудневу по устройству космического аппарата «Восток-1». Затем подвел его к отверстию в ферме и объяснил, зачем сделали это отверстие в ферме обслуживания. Дело в том, что в случае возникновения нештатной ситуации космонавт мог быть аварийно катапультирован через отверстие в головном обтекателе и ферме обслуживания на стальную сетку, которая перекрывала часть котлована. «На всякий случай», – уточнил С.П. Королев.

Приближался полдень. В 13 часов должна была состояться встреча со стартовой командой. Космонавтов, членов Государственной комиссии встретили бурной овацией. У всех было приподнятое настроение, члены стартовой команды гордились тем, что частица их труда вложена в общее дело. Ю.А. Гагарин заверил, что приложит все силы и знания для выполнения исторического полета.

Обходя строй под бурные аплодисменты, космонавты слышали слова пожелания успешного полета. После этого Ю.А. Гагарин с Главным и с ведущим конструкторами направился к лифту. Дверь лифта отворилась, первым вышел Олег Генрихович Ивановский, за ним С.П. Королев и Ю.А. Гагарин. Они поднялись к спускаемому аппарату, заглянули внутрь, внимательно осмотрели кабину. Сергей Павлович, обращаясь ко мне, спросил: «Ну, как, теперь пустишь в кабину корабля?» – намекая на известный уже случай.

В делах и заботах пролетел день. Вечером мы не поехали в жилой городок, а остались отдыхать в монтажно-испытательном корпусе. Мы расположились в комнате на втором этаже, где раньше находилась лаборатория системы аварийного подрыва ракеты. Улеглись В.И. Ярополов, В.Е. Стаднюк и Е.А. Ануфриенко. Никто не мог заснуть. Все жили ожиданием предстоящего полета. В темноте послышались шаги, дверь приоткрылась: «Завтра, точнее – уже сегодня, у них будет напряженный день, не будем им мешать». По голосам мы узнали С.П. Королева и его заместителя К.Д. Бушуева.

 

12 апреля – среда

В эту ночь нам спать практически не пришлось. На площадке № 2 отдыхали только космонавты. Мы же не могли заснуть – не верилось, что именно сегодня состоится историческое событие 20 века. В четвертом часу боевой расчет прибыл на стартовую позицию, здесь же находился и С.П. Королев.

И вот в ночной тишине по динамику громкой связи раздается голос А.С. Кириллова:

«Всем службам полигона объявляется семичасовая готовность! Приступить к подготовке ракеты и корабля «Восток»!»

На стартовой площадке закипела работа. Жесткий предстартовый график закрутил всех. Поднимаемся на «козырек» – нас обдувает прохладный ветерок, дышится свободно, хотя мы одеты в зимнюю одежду и унты. С центрального пульта управления В.Е. Стаднюк подает напряжение на борт космического аппарата и включает системы согласно утвержденному графику подготовки космического аппарата. Над головным обтекателем, под которым расположен космический аппарат, нависает утренняя дымка. Приближается утро, на востоке посветлело, и небо подернулось золотом. На верней площадке установщика около спускаемого аппарата довольно прохладно. Началась заправка баков ракеты компонентами топлива. Ракета постепенно одевается в снежную «шубу», и нас окутывают белые облака конденсата из дренажей ракеты, и образовавшийся снег белыми хлопьями сыплется на нашу площадку. Следим за точностью выполнения графика подготовки космического аппарата по второму дню, докладываем В.И. Ярополову о проделанных работах внутри спускаемого аппарата.

Вдруг дверь кабины лифта открывается и появляются С.П. Королев и А.С. Кириллов. Они подходят к люку спускаемого аппарата, по отдельности заглядывают внутрь спускаемого аппарата, затем отходят к отверстию в ферме обслуживания и смотрят вниз котлована, перекрытого стальной сеткой. Начинает светать, наступает утро. Степь стала оживать под лучами восходящего солнца.

В шесть часов на площадку поднимаются О.Г. Ивановский и Н.П. Каманин для проверки шифра логического замка. На космическом аппарате, кроме дублирования всех систем, была предусмотрена возможность ручного управления спуском с орбиты. Медики тогда сомневались в правильности принятия решения космонавтом, оказавшимся один на один с невесомостью. Чтобы космонавт в возбужденном состоянии не включил тормозную двигательную установку космического аппарата на спуск, нажав на пульте пилота особую красную кнопку, закрытую предохранительной крышкой, в кабине корабля на пульте управления был создан дополнительный пультик с кнопками (логический замок). Для включения тормозной двигательной установки космонавт должен был нажать три из девяти кнопок в определенном порядке, а тормозная двигательная установка в то время включалась только один раз. Космонавт мог пользоваться этим кодом только на орбите, распечатав специальный конверт.

Объявляется трехчасовая готовность. На верхнюю площадку установщика поднимаются медики для закладки питания – последняя операция перед посадкой космонавта. Питание закладывают на десять суток. В случае отказа тормозной двигательной установки корабль возвратится на Землю, конструкция спускаемого аппарата и высота полета позволят осуществить спуск за счет естественного торможения в верхних слоях атмосферы. Но в этом случае Ю.А. Гагарину пришлось бы пробыть на орбите не 108 минут, а около десяти суток. Это был запасной вариант спуска с орбиты.

Нам остается работать наверху не более одного часа. Стрелки часов стремительно приближаются к двухчасовой готовности, когда должны прибыть космонавты. Тепловоз увез пустые заправщики. Испытатели с ферм обслуживания вглядываются вдаль, на дорогу, ведущую к старту, откуда должен появиться автобус с космонавтами. «Едут! Едут!» – закричали во весь голос мы с самой высокой точке фермы обслуживания, увидев как по дороге, ведущей к старту, двигается бело-голубой автобус. Автобус въезжает на стартовую позицию. Из него, поддерживаемый Е.А. Карповым, выходит Ю.А. Гагарин и ступает на «нулевую» отметку стартового комплекса. Все аплодируют. Ю.А. Гагарин, в ярко-оранжевом скафандре, подходит к членам Государственной комиссии и докладывает, но слов мы не слышим, так как находимся у спускаемого аппарата. Вот К.П. Руднев, а за ним С.П. Королев и маршал К.С. Москаленко обняли и расцеловали Ю.А. Гагарина. В сопровождении ведущего конструктора О.Г. Ивановского Ю.А. Гагарин направляется к лифту, останавливается на ступеньках около двери, где его ждут инженеры-испытатели В.И. Шаповалов и Ф.А. Востоков.

Наше время пребывания у спускаемого аппарата заканчилось, пора уступить место специалистам, которые будут усаживать космонавта в кресло пилота и закрывать люк. В.И. Ярополов командует: «В бункер!» Дверь кабины лифта открывается и на площадке появляются О.Г. Ивановский, Ю.А. Гагарин, Ф.А. Востоков. Выше нас на площадке находится кинооператор В.А. Суворов, чтобы запечатлеть посадку космонавта в корабль. В.Я. Хильченко жестом показывает нам: «Вниз!» Спускаемся на нулевую отметку и слышим команду: «Всем не занятым в работе покинуть стартовую площадку!» Направляемся в служебное здание, где транслируются все команды и переговоры. Специалисты по скафандру, с одной стороны, О.Г. Ивановский и В.Я. Хильченко – с другой, помогают Ю.А. Гагарину подняться по двум ступенькам приставной лестницы, закинуть ноги и лечь в кресло. Закончив размещение, прощаются с ним, желают успешного полета. Космонавт занял место в кабине и начал проверку систем корабля.

По докладам понимаем, что все идет по графику. В половине восьмого С.П. Королев поинтересовался у Ю.А. Гагарина о самочувствии. Казалось, все идет согласно графику подготовки второго дня, но вдруг, когда до пуска осталось несколько десятков минут, случилось непредвиденное. Слесари-монтажники Н.И. Селезнев, В.В. Морозов и В.И. Шаповалов проводили заключительные операции на спускаемом аппарате, закрывали люк. Вдруг слышим: «Нет КП-3! Нет КП-3!» Это В.Е. Стаднюк докладывает В.И. Ярополову из пультовой бункера, что на центральном пульте управления один из трех транспарантов, сигнализирующих о прижиме крышки люка спускаемого аппарата, не горит. Весь полигон замер в ожидании. Возле командного пункта нервно ходит С.П. Королев. Принимается решение: открыть люк спускаемого аппарата и повторно установить крышку. А до пуска остается совсем мало времени.

В этой нештатной ситуации замелькали моментные ключи слесарей-монтажников. Они сумели открыть и закрыть тридцать замков крышки люка и снова проверить ее на герметичность специальным приспособлением – «присоской». Из пультовой по громкой связи слышим доклад В.Е. Стаднюка: «Есть контакт КП-3!». Все с облегчением вздохнули –

Объявляется 50-минутная готовность. С.П. Королев по связи подтверждает Ю.А. Гагарину, что все идет согласно графику.

«Развести фартуки и опустить стрелу агрегата!» – раздается из динамиков. Пора в бункер. По двадцатиминутной готовности Н.П. Каманин и П.Р. Попович спускаются в бункер и сообщают, что у Гагарина пульс – 64, дыхание – 24, мы же слышим стук собственных сердец, а пульс у нас, вероятно, зашкаливает за сотню. С затаенным дыханием продолжаем слушать переговоры и команды.

«Все стартовое, заправочное и вспомогательное оборудование стартовой позиции к пуску готово!» – слышим команду по громкой связи. Ясно, остается около десяти минут до пуска. Встаем вдоль стен подземного коридора ближе к выходу, чтобы попытаться первыми выбежать и еще раз проводить Ю.А. Гагарина. Стрелки часов приближаются к решающей отметке. Зная, что сейчас, как стрела, влетят Л.А. Воскресенский, А.С. Кириллов, С.П. Королев, стремительно пробегая 57 ступенек вниз, прижимаемся к стенке бункера. Стремглав влетая, С.П. Королев толкает меня и кричит: «Вниз! Вниз!» Следует команда: «Минутная готовность!»

Мы замерли в ожидании. Нервное напряжение достигло предела. В бункере наступает полная тишина, через минуту управление ракетой будет передано автоматике.

«Сброс ШО объекта!»

«ШО сброшен!» – докладывает Стаднюк.

Замираем в ожидании и слушаем команды. Слышно гудение наземной аппаратуры, на пультах гаснут и вспыхивают разноцветные транспаранты. Нервы у всех напряжены до предела. В тишине звучат одна за другой команды руководителя стартовой службы А.С. Кириллова.

«Ключ на старт!»

Б.С. Чекунов поворотом специального ключа включает автоматику запуска ракеты. И, наконец, короткая, властная команда: «Пуск!»

«Подъем!»

«Есть подъем!» – в 9 часов 07 минут московского времени громко кричит оператор центрального пульта управления ракеты Б.С. Чекунов.

Освобождаются и расходятся в стороны фермы пусковой установки. От нарастающего гула двигателей бункер дрожит, закладывает уши.

«По-е-ха-ли-и-и!» – вырывается из динамика голос Юрия Гагарина.

 

Когда мы выбежали из бункера, в лицо ударил яркий свет апрельского солнца, а уши закладывал нарастающий рев удаляющей ракеты с космическим аппаратом и первым человеком на борту. Ракета медленно поднималась. Но вот она пошла, все ускоряя и ускоряя свой полет. Так в памятный день 12 апреля 1961 года над планетой поднялось утро космической эры! В эти минуты мы еще до конца не понимали всей масштабности события, участниками которого довелось нам стать. Это пришло позже. А в тот момент мы, завороженные, стояли у выхода из бункера и, задрав головы вверх, смотрели вслед улетающему Ю.А. Гагарину. У всех на глазах были слезы – слезы радости.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".