Сегодня в 09:30 мск:Предполетная онлайн-конференция на Байконуре

РОСКОСМОС-СПОРТ

15 апреля 2010 г. - Незабываемая встреча с В.А.Гагариным

 

Незабываемая встреча с Гагариным
«Юра со всеми умел находить общий язык…»
В.А.Гагарин

О первом космонавте планеты Земля Юрии Алексеевиче Гагарине написана не одна книга, рассказано множество историй. Ему посвящены стихи, песни, документальные фильмы… Однако было бы непростительной ошибкой, интересуясь биографией Юрия Алексеевича, обойти стороной его семью и родственников, о которых тоже писалось, правда, не так уж много и достаточно давно. Возможно, кто-то посчитает, что родные не имеют прямого и непосредственного отношения к подвигу первого космонавта, но я думаю, что это не так. Ведь именно под их влиянием происходило становление характера Юрия Гагарина, развивались известные всему миру его личностные, человеческие качества. Кто знает, если бы не эти черты характера, то, может быть, и не был бы Гагарин первым… Речь пойдет о старшем брате Юрия Алексеевича – Валентине Алексеевиче Гагарине.
Мы навестили на даче Валентина Алексеевича Гагарина. Забегая вперед, отмечу, что перед этой встречей я испытывал какое-то особое чувство: даже не могу назвать его волнением – это было предвкушение интересного общения. Ведь мне предстояло встретиться с самим братом Гагарина, о котором я был начитан, которого видел на кадрах документального кино рядом с Юрием Алексеевичем. Я давно хотел с ним познакомиться. По дороге в г. Гагарин я представлял себе, как это будет происходить, как пожилой человек отнесется к журналистам, которые порой ведут себя очень назойливо и беспардонно с корыстной целью – получить «сенсацию». Однако очень хотелось верить, что мы найдем общий язык и душевно побеседуем. Надежды меня не обманули: наша встреча прошла в необыкновенно дружеской и теплой атмосфере. Но обо всем по порядку.
Поездка на родину Юрия Гагарина началась рано утром. Мы сели в машину и «взяли курс» на город Гагарин. Разумеется, по дороге горячо обсуждали предстоящий визит, прикидывали, о чем будем спрашивать Валентина Алексеевича, сколько продлится наше общение. Ведь не стоит забывать, что ему уже много лет, и в таком возрасте человек быстро утомляется. Хотелось узнать какие-то новые детали, касающиеся детства и юношества Юрия Алексеевича, когда он был «под покровительством» старшего брата, услышать новые истории, рассказы, интересные случаи из его жизни, о которых нигде ранее не писалось, а вполне возможно, прежде и не рассказывалось никому. Это было нелегкой задачей, ведь прошло столько лет, кажется, что все уже известно и ничего нового мы не услышим...
Валентин Алексеевич вместе с женой Марией Александровной живет на даче в деревне Козлаково, которая находится недалеко от деревни Клушино, где родился Ю.А.Гагарин. В середине дня в сопровождении директора музея Первого полета Л.М.Деминой мы прибыли в Козлаково. Подрулив к небольшому и очень скромному домику, располагающемуся на окраине деревни, мы вышли из машины, взяв с собой необходимый журналистский «арсенал», и направились к крыльцу. И тут к нам подбежали несколько собак, которые до этого безмятежно дремали во дворе. Это были милые, добрейшие существа, которые радостно виляли хвостами, как бы зазывая нас в дом. При этом никакого рычания и лая! Казалось, собаки приняли нас «за своих». Обычно эти животные незнакомых людей чувствуют за версту, начинают лаять и всем своим видом показывают, что чужим здесь не место, а тут была совершенно противоположная картина! Захотелось потрепать этих ласковых животных за ухо, погладить, чем-нибудь угостить. Всех приезжих или только нас так встречала четвероногая «охрана» – я не знаю. Было ощущение, что мы вызвали у них какое-то особенное доверие. Пройдя через двор, я обратил внимание на довольно уютную беседку неподалеку от крыльца. «Сколько же космонавтов здесь побывало?» – пронеслась в голове мысль.
Остановились на крыльце в нерешительности, и тут из сада появилась незнакомая женщина (позже выяснилось, что это Мария Александровна), которая сказала, чтобы мы заходили в дом. И вот мы зашли в сени. Частично освещенное помещение… Сразу подумали: разуваться или нет? Куда идти? В небольшом коридорчике прямо перед нами было несколько дверей… Огляделись… По первому впечатлению было видно, что хозяева живут небогато: на веранде, слева от входной двери, стоял небольшой стол со скамейками. На полках – вычищенные кастрюли, немало повидавшие на своем веку. На окнах висели чистые белые занавески. Мы разулись… Пройдя немного вперед, открыли дверь, которая была прямо напротив нас. В этой маленькой комнатке оказались три кровати, и никого… Открыв другую дверь, мы заглянули в небольшую комнату, и здесь на сером диванчике, стоящем напротив окна, сидел пожилой человек. Это был Валентин Алексеевич. Он взглянул на нас, и глаза его засветились добром… Одного такого взгляда достаточно, чтобы настроение улучшилось и стало тепло на душе. Знаете, если кто-то хоть раз видел фотографию первого космонавта, помнит его знаменитую улыбку – в тот момент я как будто увидел самого Юрия Алексеевича! Несмотря на преклонный возраст ее обладателя, это была точная копия улыбки Гагарина. Глаза… Живые, выразительные, осматривая нас, они просто располагали к общению. При ближайшем рассмотрении его глаза оказались необыкновенно насыщенного синего цвета.
Одет Валентин Алексеевич был по-домашнему: рубашка в черно-белую клетку, черные трикотажные брюки. Рядом лежала трость: стало ясно, что Валентин Алексеевич передвигается с трудом. Поздоровавшись и улыбнувшись в ответ, мы зашли в комнату и расположились в креслах рядом с ним.
Когда попадаешь в незнакомое помещение, новую для тебя обстановку, то невольно начинаешь оглядываться по сторонам, рассматривая окружающие предметы. Практически на всех стенах комнаты висели картины: от детских рисунков до известных репродукций. На самом видном месте висел портрет Юрия Алексеевича с орденами и медалями. Хотя, откровенно говоря, не ощущалось, что комната наполнена воспоминаниями о первом космонавте: наверное, просто слишком много времени прошло с тех памятных лет…
Первым делом мы поздравили Валентина Алексеевича с прошедшим юбилеем, после чего как-то незаметно перешли к непринужденному общению... Присоединившиеся вскоре к нашему разговору Мария Александровна и дочери помогали Валентину Алексеевичу вспоминать детали, рассказывали то, о чем ему было тяжело вспоминать. С чувством сожаления замечу, что Валентин Алексеевич сейчас плохо слышит, он говорил очень медленно, поэтому нам приходилось громко задавать вопросы и какое-то время ждать ответа. Разумеется, мы с пониманием отнеслись к его физическому состоянию.
Взяв в руки диктофон, я присел рядом с Валентином Алексеевичем и, взглянув на него, увидел очень сосредоточенное выражение лица, его глаза смотрели куда-то вдаль. Возникла короткая пауза: было понятно, что человеку надо собраться с мыслями, вспомнить свое детство, молодость, да и вообще всю жизнь. Никто так и не узнает, о чем тогда, в первые минуты нашего разговора, подумал Валентин Алексеевич…
Так получилось, что разговор мы начали с воспоминаний о тяжелых временах Великой Отечественной войны. После некоторых раздумий Валентин Алексеевич начал свой рассказ:
– Нам было очень тяжело в годы войны. В нашем доме в Клушино поселился очень злой немец, мы прозвали его Черт. Ну а нам пришлось переселиться в землянку, она располагалось под стогом сена.
В ней вместе с нами часто прятались от бомбежек и немцы, в том числе и Черт. Ребятишки, в числе которых был и наш Юра, старались всячески подпортить имущество немцам: разбрасывали на дорогах гвозди, битое стекло. Надо сказать, это у них хорошо получалось. В 1943 г. немцы нас с Зоей угнали. Вдобавок они утащили с собой все, что только могли. Но мне потом удалось бежать, как и Зое.
 Расскажите, пожалуйста, о вашем детстве: как вы жили, чем занимались?
– Наш отец плотничал, был мастером на все руки и старался обучать своему ремеслу нас с Юрой. Мы с ним мастерили воздушных змеев и запускали с другими ребятами. А как-то раз мы втроем с отцом смастерили планер, который сами запустили. Много лет спустя Юра как-то приехал ко мне (я тогда жил в Рязани), мы сидели за столом и вспоминали Клушино, где прошло наше детство. И тут неожиданно он спросил у меня: «Ты не забыл наш планер?», на что я ответил: «Конечно, нет». И Юра сказал: «Я его часто вспоминаю…»
Так может именно этот планер и породил в Юре тягу к небу?
– Не знаю, возможно. Но был еще один случай. Это было в 1941 г., в самом начале войны. Однажды над нашим домом в Клушино пронесся наш подбитый истребитель
Ну мы с ребятами сразу побежали за ним. Он упал в болото в нескольких километрах от нашего дома, но летчик остался жив. Через некоторое время недалеко от места падения сел еще один наш истребитель, из которого вылез другой летчик и побежал к своему раненому товарищу. Затем мы сбегали домой и принесли пустые ведра, по их просьбе, а Юра еще и кусок хлеба и кринку с молоком прихватил. Летчики поблагодарили его, и один из них спросил у брата, не хочет ли он посидеть в кабине «Яка». Понятное дело, Юра загорелся желанием: летчик усадил его за штурвал самолета и начал рассказывать о приборах в кабине. У Юры был восторженный вид, было видно, что он очень заинтересован. Этот случай, мне кажется, был одним из первых, который зажег в Юре непреодолимую тягу к небу.
Валентин Алексеевич, а были ли у Юры какие-нибудь творческие таланты?
– Во время учебы в школе Юра увлекся игрой на трубе, потом играл в школьном духовом оркестре. Не сказать, чтобы он был прирожденный музыкант, но получалось у него неплохо.
Известно, что Юра любил с друзьями ходить на рыбалку и на охоту. А Вы с ним ходили?
– Да, было дело. Как-то раз пошли на кабанов, а кабаны не пришли (смеется).
Какие виды спорта Юре нравились больше всего?
– Каким только спортом он ни занимался: футболом, баскетболом, волейболом, плаванием, в Звездном городке играл в бадминтон. Со спортом он дружил.
Валентин Алексеевич, Юра был на редкость чутким и отзывчивым, помогал людям в трудную минуту. А лично Вам он оказывал когда-нибудь помощь?
– Да, и не раз. Однажды я залез на телеграфный столб (случился обрыв телефонной линии), а он был подгнившим. Ну и упал с него и сломал себе ногу. Пролежал я в больнице тогда в общей сложности полгода, и Юра часто приходил навещать меня.
А что он приносил Вам: продукты, книги?
– В основном продукты, с книгами туговато было, хотя и их тоже приносил.
А сам он любил читать?
– Да, читал он много.
Какими были Ваши отношения с братом?
– Дружеские. Мы с ним были друзьями и практически никогда не ссорились.
Валентин Алексеевич, все космонавты, дружившие с Юрием Алексеевичем, в один голос говорят, что после полета он не изменился и остался таким же добрым, чутким и отзывчивым другом, он не заболел «звездной болезнью». Но это мнение людей, которые знали его не так близко, как Вы. Это действительно так?
– Да, это так. Юра оставался таким, каким и был до полета в космос.
Когда Юрий Алексеевич готовился к космическим полетам, Вы знали что-нибудь об этом?
– Мы ничего не знали. О том, что он полетел в космос, я узнал в тот же день, 12 апреля. Я тогда был в автохозяйстве, чинил машину, как вдруг ко мне прибежала дочка и рассказала…
Наверняка после 12 апреля к вам в гости приезжали многие космонавты, журналисты?
– Конечно, была полная изба. У Юры было много друзей, наша семья знала всех космонавтов. Все бывали у нас дома.
Вы часто приезжали в гости к Юрию Алексеевичу в Звездный городок?
– Да, много раз был у него вместе с женой Марией Александровной.
Скажите, а правда, что Вы познакомились с Марией Александровной благодаря Юре?
– В общем, это было действительно так (улыбается). Я пошел свататься в деревню Горлово, ну и Юрку прихватил с собой. Пришли к Маше домой, а у меня в горле пересохло – не знаю, с чего начать разговор. Тут он и выручил меня: быстро сумел завести разговор, и затем наше общение прошло непринужденно и весело. Они даже потом с Машей подшучивали надо мной. Вообще Юра умел находить общий язык со всеми, он был веселым, задорным парнем, очень любил пошутить. И в то же время он был ответственным и собранным…
Было видно, что Валентин Алексеевич немного подустал: воспоминания стали даваться с трудом... На этом мы решили закончить. Уже собираясь уходить, мы вышли в сени. Там нас встретили все три дочери Валентина Алексеевича – Людмила, Галина и Валентина – и пригласили за стол, который они успели накрыть за время нашей беседы. Разумеется, мы не смогли устоять перед этим! Еда на столе была исконно русская: вареная картошка, капуста, соленые грибы, жареные кабачки, зелень и т.д. К застолью присоединился и Валентин Алексеевич: несмотря на то, что передвигаться ему было тяжело, он с помощью своей трости пришел к столу и сел с краешку. Застолье оказалось на редкость душевным, тем более что в этот день впервые за многие годы собрались вместе все три дочери. Нам просто повезло увидеть всю семью вместе. Но фотографироваться они, к сожалению, категорически отказались. За столом много разговаривали о Гагарине, о нелегкой жизни, о повседневных делах… И чувствовали мы себя как в большой дружной семье, тепло и уютно, уходить не хотелось. Какое-то неведомое доселе ощущение возникло в душе: мне было здесь как-то по-особому спокойно, я наслаждался обществом этих замечательных людей. Просто где бы вы ни были, в какую бы русскую глубинку ни заезжали – вы всегда будете чувствовать разницу в общении с жителями деревни и столичными, «светскими». Здесь же отношение к тебе совершенно иное, по-особому теплое и душевное, которого порой так не хватает нам «дома».
Однако Валентин Алексеевич все реже вступал в разговор, годы напоминали о себе. Вскоре он взял палочку и потихоньку, с помощью зятя, пошел отдыхать. Мы же начали собираться, не хотелось злоупотреблять гостеприимством этих радушных людей.
Перед тем, выйти на улицу и сесть в машину, мы еще раз заглянули в комнату к Валентину Алексеевичу, чтобы попрощаться. Он сидел на диванчике и пристально смотрел в окно, казалось, на него нахлынули воспоминания…   Увидев   нас, одетых в куртки, он хотел приподняться, но мы сами подошли к нему. Валентин Алексеевич опять одарил нас своей незабываемой улыбкой. Но в его глазах я отчетливо заметил грусть… Вдруг совершенно неожиданно он обнял нас довольно сильными руками и тихо сказал: «Приезжайте почаще…» Эти слова запечатлелись в моем сердце навсегда…
Затем мы попрощались с родными Валентина Алексеевича и направились к машине. Но уехать просто так нам не дали. Очень быстро Людмила, Галина и Валентина нарвали нам целый мешок слив и яблок. Загрузив эти щедрые дары в багажник, мы помахали всем на прощанье рукой, сели в машину и тронулись в путь.
По дороге в г.Гагарин думалось об этой незабываемой встрече, об этих добрых людях. Меня переполняло чувство легкости и душевного спокойствия.
На следующий день мы съездили в село Клушино и осмотрели землянку, где в годы Великой Отечественной войны пришлось жить семье Гагариных. Надо сказать, я был поражен увиденным: передо мной предстало маленькое, плохо освещенное помещение площадью не более 4 квадратных метров. Честно говоря, не представляю себе, как тут можно было жить, да еще вчетвером! Следует отметить, что бревен, из которых сейчас сложены стены землянки, в то время не было: в качестве стен использовались различные предметы: доски, тряпки, глина и т.д.
Не упустили мы возможность зайти и в сам Дом-музей. Я здесь был полгода назад, но показалось, что это было только вчера… Весь дом утопал в роскоши цветов – это великолепное зрелище, и его надо видеть собственными глазами! Пристально разглядывая окружающие меня предметы, я представлял себе, как жили Гагарины, в очередной раз пытаясь запомнить все до мельчайших деталей. Затем мы испили холодной, ключевой «гагаринской» водицы из «того самого» колодца…
Вот такой была наша поездка к Валентину Алексеевичу Гагарину. Тем, кому еще не довелось побывать в здешних местах, рекомендую найти время и приехать, ведь это история нашей страны, нашей отечественной космонавтики. Без прикосновения к ней невозможно ощутить себя в полной мере счастливым человеком, если космос и все, что с ним связано, является частью тебя самого. Именно к такому выводу я пришел, побывав на Родине первого космонавта планеты Земля.

 

Павел Шаров, журналист (кор. журнала «Новости космонавтики»)
 – специально для сайта Роскосмоса

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".