Интервью

#СМИ#Главное#Интервью#Русский космос#ЦПК#Отбор в отряд космонавтов
20.09.2020 10:30

«Путь в космонавты: мечта – цель – реальность!» — Павел Власов

В Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина продолжается очный этап третьего открытого набора в отряд космонавтов Госкорпорации «Роскосмос». Имена четырех претендентов, показавших наилучшие результаты, будут известны в ноябре-декабре 2020 года. А пока отраслевой журнал Роскосмоса «Русский космос» узнал у начальника Центра подготовки космонавтов, Героя России, заслуженного летчика-испытателя Павла Власова, каковы итоги заочного этапа отбора и какие перспективы ждут новичков.

***

—  Павел Николаевич, это уже второй по счету набор в отряд космонавтов за время вашего руководства ЦПК. Чем он отличается от предыдущего?

—  Число претендентов, представивших полный пакет документов на рассмотрение, в этот раз меньше. На это есть объективные причины: во время прошлого набора не было такого форс-мажорного фактора, как COVID-19. В этот раз многие желающие просто не успели собрать все документы из-за того, что жизнь в стране в самый пик нашей кампании буквально замерла на три, а то и на четыре месяца — в зависимости от региона. Тем не менее мы приняли 1926 обращений по телефону и электронной почте, в том числе 183 заявления с пакетами документов от 143 мужчин и 40 женщин. Среди них: сотрудники ракетно-космической отрасли — 21 человек, Росатома — три человека, военнослужащие разных специальностей (от подводников до летчиков) — 12 человек.

53 человека мы пригласили на очный этап, в том числе восемь женщин.

—  Сейчас также идет 23-й набор в отряд астронавтов NASA. И как сообщают американские CМИ, подано уже более 12 тысяч заявлений. Почему такая колоссальная разница? Может быть, у нас слишком жесткие «входные требования»?

—  Дело в том, что они считают также количество кликов на сайте: любой человек, нажавший на ссылку «Набор в отряд астронавтов» и проявивший интерес к этой теме, уже автоматически засчитывается. Мы такой подсчет не ведем. А по факту, если смотреть данные, скажем так, «полуфиналов», то у нас цифры в принципе сопоставимы.

—  Значит ли это, что профессия космонавта снова стала престижной в России? Как вы считаете, у современной молодежи есть интерес к этой теме?

—  Конечно, во времена Юрия Гагарина было меньше интересных конкурентных профессий. Сегодня у молодежи больше выбора, взять хотя бы IT-технологии, робототехнику или виртуальную реальность. Но интерес к профессии космонавта сохраняется, чему, в частности, способствует информационная открытость. Два «крайних» набора в отряд, отклики в СМИ и соцсетях показывают, что сведения о том, как стать покорителем космоса, становятся более доступными, общеизвестными. И благодаря этому довольно много людей проявляют интерес к пилотируемой космонавтике, а кто-то пытается попробовать себя в этом качестве.

Так, молодые специалисты ракетно-космической отрасли и смежных областей, у которых стаж приближается к трем годам, начинают активно интересоваться отбором в отряд и своими шансами на прохождение конкурса. Например, обратились к нам с таким вопросом: «К моменту, когда я подам заявление, у меня будет стаж по специальности 2 года 10 месяцев. Вы меня рассмотрите?» На что мы отвечаем: «Если к моменту завершения отбора будет три года стажа, конечно, рассмотрим». Так что молодежь интересуется, но хочет все получить побыстрее — ведь мы живем в стремительное время.

—  Время действительно ускоряется, но все же основные требования, предъявляемые к соискателям, нужно соблюсти. Как проходит очный этап с учетом эпидемиологической ситуации?

—  Мы сейчас приглашаем по три человека в неделю (во время предыдущего набора было два кандидата за такой же срок). Мы вынуждены так действовать, потому что по объективным причинам простаивали три месяца, а сейчас должны уложиться в объявленные ранее сроки. Так что работаем более интенсивно, но с учетом санитарно-эпидемиологических требований: маски, санитайзеры для рук, социальная дистанция и т. д.

Стоит отметить, в ЦПК обстановка с коронавирусной инфекцией стабильная, не угрожающая безопасности сотрудников и претендентов. Мы научились системно проводить профилактические меры и держать ситуацию под контролем. На сегодня у нас только один больной работник. Поэтому принимаемые нами меры считаю эффективными.

Когда претендент общается с тренерами, преподавателями, экзаменаторами, то, конечно, все используют маски и соблюдают социальную дистанцию. А когда он бежит кросс на свежем воздухе, в этом нет необходимости. Во всем должен быть здравый смысл.

—  Есть ли какие-то изменения в порядке самих испытаний?

—  Все этапы отбора регламентированы не только нашими документами, но и Роскосмосом. Поэтому изменений по сравнению с предыдущим отбором практически нет. Ранее были внесены корректировки по зачетным упражнениям физподготовки, согласно которым для женщин проходной балл не пять из десяти, как у мужчин, а четверочка. В остальном процедуры те же самые.

—  Значит у девушек появилось больше шансов поступить в отряд космонавтов?

—   Надеемся. К сожалению, одной из восьми соискательниц уже отказали как раз по уровню физподготовки. Мы очень хотим, чтобы в отряде было больше представительниц прекрасного пола, но это зависит только от них самих — никакой гендерной сегрегации не делаем. Мы ждем волевых, целеустремленных и высоко мотивированных женщин. Может быть, они окажутся в числе оставшихся претенденток.

—  Вы сказали, что одна девушка не прошла именно по физподготовке. Так что же важнее при отборе в отряд — ум, способности или сила, выносливость?

—  Наша задача как раз состоит в том, чтобы отобрать людей, в которых сочетаются высокий интеллект, инженерный склад ума, отличная физподготовка и крепкое здоровье. Конечно, без должной физической формы космонавт не сможет выполнить свою миссию. Взять хотя бы перегрузки при старте и посадке, длительное пребывание в невесомости и возвращение на Землю, а также очень сложную и энергозатратную работу в открытом космосе. Человек должен быть готов к невероятным испытаниям, к сверхнагрузкам. Поэтому мы жестко относимся к уровню физической подготовки претендентов.

Зачастую люди, которым не удается выполнить нормы, заверяют: «Я в процессе подготовки подкачаюсь...» Но извините: с момента подачи документов до очного этапа проходит почти год. За это время человек волевой, целеустремленный и мотивированный может из себя «вылепить» все, что угодно. Если он не смог вовремя заставить себя сделать это, вряд ли позже наверстает упущенное. В отряде у нас нет времени догонять — нужно поддерживать и развивать свои навыки, способности и физическое состояние. Начиная с общекосмической подготовки график очень насыщенный.

—  Возможно, мотивации не хватает потому, что отряд космонавтов Роскосмоса до сих пор наполовину состоит из нелетавших космонавтов? Когда начался этот набор, вы сказали, что текущего количества подготовленных космонавтов хватит лишь для выполнения программы полета МКС. Когда же полетят ребята из первого открытого набора, не говоря уже про второй?

—  В ближайших стартах следующего года наступит черед и второго открытого набора. Как вы знаете, в следующем году к российскому сегменту МКС добавится многофункциональный лабораторный модуль (МЛМ «Наука»), где будет каюта для нашего третьего члена экипажа. К тому же интеграция МЛМ в станцию потребует многих выходов в открытый космос. Поэтому в планах Роскосмоса и в обязательствах ЦПК перед Гос­корпорацией — иметь подготовленные экипажи, состоящие из трех наших соотечественников. Между тем цикл подготовки от назначения в дублирующий экипаж до выполнения полета и последующей реабилитации — почти три года.

Не за горами и новые проекты: подготовка экипажей к пилотируемому полету на перспективном корабле «Орёл», лунная программа. Так что сейчас востребованность наших космонавтов с точки зрения программ пилотируемых космических полетов существенно повышается и еще больше возрастет в обозримом будущем.

—  Значит ли это, что космонавтам не придется слишком долго ждать своего первого старта и они полетят раньше, чем через ставшие уже традиционными 10–15 лет?

—  Мы стремимся к тому, чтобы подготовить человека к космическому полету за 4 года. Сначала — полтора года в группе общекосмической подготовки, затем 1 год 8 месяцев — в группе совершенствования специализации и дальше — назначение в экипаж. Это вполне реально, и сокращать объемы подготовки мы не будем — все виды тренировок сохранятся.

—  Каковы перспективы нового набора? Ждут ли их новые космические высоты?

—  Сначала все наборы продолжат готовиться и работать по программе МКС. Планируется, что летать будут по шесть человек в год. Параллельно стартует подготовка по новому кораблю и далее — по лунной программе. Думаю, наборы 2018-го и этого года примут участие в российской лунной миссии. Ведь первый пилотируемый полет к спутнику Земли может состояться в 2030 г.

—  Павел Николаевич, кого вы как руководитель ЦПК хотели бы видеть в отряде? Каких профессий не хватает космосу?

—  Честно говоря, женщин нам не хватает (смеется)! А если серьезно, в этом году значительно расширен круг специальностей: это и математики, и программисты, и химики, и биологи, и врачи из авиационно-космической области. Не могу сказать, что мы сильно страдаем без геологов, поскольку до Луны еще время есть, и, думаю, будет еще набор с учетом профессиональных специализаций. На сегодня нам нужны космонавты-­универсалы, которые могут быть командирами пилотируемых кораблей и станции, бортинженерами, врачами, учеными, проводящими научные эксперименты на борту МКС. Полагаю, в интересах лунной и последующих программ мы будем готовить не только космонавтов-испытателей, но и космонавтов-исследователей.

—  Понятно, почему такие строгие требования. А что делать тем, у кого есть какие-то небольшие недочеты?

—  Бывает так, что люди обращаются к нам за советом, как скорректировать какие-то свои изъяны. И мы консультируем таких «временно не годных», подсказываем, куда обратиться, что сделать. Человеку с больным сердцем, конечно, не стоит подавать документы. Но если это какие-­то нюансы, которые можно подкорректировать, мы об этом открыто говорим. Кстати, в этот раз на очный этап допущены 17 человек, которые не прошли предыдущий набор, но проработали свои недочеты, в том числе медицинские, и теперь пробуют свои силы еще раз.

Хочу также напомнить, что в прошлый раз все этапы отбора у нас прошли 13 человек, а в отряд попали только восемь. Остальные были чуть слабее по баллам. Однако они использовали это время, чтобы решить некоторые свои проблемы, и вновь участвуют в отборе. Вот в таких претендентах мотивация очень хорошо видна. Это люди, которые умеют не только мечтать, но и заставить себя что-то делать ради достижения высокой цели.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".