Интервью

#СМИ#Интервью#Комсомольская правда#МКС#МКС-63
19.10.2020 11:10

Чайный листик как тестер утечки на МКС и другие «лайфаки» космонавтов

Обозреватель «Комсомольской Правды» Александр Милкус рассказывает, как на самом деле нашли место, где из Международной космической станции уходит воздух.

 

Чайная пыль

Уже который день из сообщения в сообщения интернет разносит забавную новость — мол, утечку в модуле «Звезда» на Международной космической станции нашли благодаря чайному пакетику. Десятки журналистов, копирайтеров, новостников, редакторов дружно повторяют про пакетик и дивятся смекалке наших космонавтов.

На самом деле, стоило сказать себе: «Стоп! Какой, к черту, чайный пакетик?» Да, невесомость есть невесомость, но у пакетика есть масса и объем. Какой должен быть поток воздуха, чтобы целый чайный пакетик увлечь за собой? А ведь, напомню, утечка крохотная, поэтому ее место так долго не удается отыскать.

Я позвонил космонавту Павлу Виноградову — он сейчас заместитель начальника Лётно-космического центра Ракетно-космической корпорации «Энергия» (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос»).

— Павел Владимирович, что-то не сходится, а?

— Да причем тут пакетик! — возмущается космонавт. — Опять все передернули!.

Было вот что. Ни одним американским прибором утечку обнаружить не удавалось. Ребята на станции прибегли к «народным» средствам. Пускали клочки бумаги, надеясь, что их потоком воздуха прибьет к отверстию. Не получалось. Статическое электричество на станции есть и бумажки прилипали к панелям. Пускали пенопластовые шарики — они приехали в упаковке оборудования. Тот же эффект. И тогда придумали!

Коробок с чайными пакетиками на станции нет. В невесомости так просто чай в чашке не заваришь. Но есть пакетики, запаянные в специальном полиэтиленовом пакете с горловиной, в которую вставлена трубочка. В пакет наливают кипяток, чай заваривается и так его пьют.

Чайный лист — органика и статического электричества не боится. Так вот — пакет разрезали. Достали и разрезали чайный пакетик. И щепотку мелких листочков высыпали в районе отсека, где предполагали утечку. По движению этих микроскопических части и смогли выяснить куда ведет несанкционированный поток воздуха.

Это место заклеили скотчем. Временно. Конкретную точку, где «сифонит» еще не определили. В ближайшие дни с помощью приборов тщательно обследуют подозрительный участок. И вот тогда место утечки заделают. Конечно же, не кусочком пластилина. У космонавтов есть специальная технология герметизации отверстия.

 

Вслед за ваткой

Кстати, используют подручный материал для определения направления воздушных потоков не впервые. Космонавт Александр Лазуткин рассказывал мне, как они с Василием Циблиевым ремонтировали на станции «Мир» систему вентиляции.

— Кажется, проложишь воздуховоды и воздух пойдет туда, куда нужно, — вспоминал космонавт. — А нет. Организовать правильно движение потоков — сложная задача. А без постоянного принудительного движения воздуха жить на станции нельзя. И дело не только в том, что нужен постоянный приток кислорода. Поток несет теплый воздух. А у нас на станции была оранжерея, нужно было спасать растения, они могли замерзнуть. Я брал ватку и запускал. И по ней смотрел, куда «ветер дует».

В том же полете у Циблиева и Лазуткина было немало нештатных ситуаций, когда приходилось надеяться на смекалку.

 

Батарейка в трубе

Вот еще одна история. На станции прохудилась система терморегуляции. В некоторых местах в трубах появились каверны из которых опасное вещество просачивалось в атмосферу станции. Одну из труб, которую залатать уже было невозможно, космонавты отпилили. А трубу вместо чопа (где его взять на станции?) забили... батарейкой.

— Использованной?

— Рабочей! — почему-то обиделся Лазуткин.

 

Обошлись без мачете

Или другой критический случай. Во время того же бедового полета в 1997 году грузовой корабль «Прогресс» во время испытания телеоператорного режима управления врезался в модуль «Спектр». Разгерметизация. Давление на станции падало. Нужно было срочно закрыть опасный модуль. Но через его люк протянуты разные кабели.

— По инструкции их нужно перерезать... мачете.

— Мачете из носимого аварийного запаса?

— Да. Оно висит в определенном месте. Подлетаю, а его нет. Кто-то взял и не положил на место. Времени искать мачете не было. А рядом висел мой перочинный ножик. Схватил то, что было.

— Резал кабели перочинным ножом?

— А что оставалось делать?

Люк закрыли. Станция «Мир» еще четыре года находилась на орбите.

 

Скафандр заклеили скотчем

Еще была история с одним из космонавтов (фамилию я не уточнил — как мне сказали ветераны космонавтики «такое случалось не один раз»). Планировался важный выход в космос. Стали проверять герметичность скафандров. Выяснилось — один поврежден: на ноге дыра. Может случайно кто-то задел на станции, когда ремонтные работы рядом вел. Космонавт затянул порез липкой лентой. И в таком виде вышел на работу за борт.

Нужно, правда, уточнить — в скафандрах для внекорабельной деятельности два герметичных контура. И даже если бы порез не был прочно заклеен космонавт рисковал минимально. Но факт есть факт — скафандр залатали скотчем.

Кстати, о роли скотча в космических полетах впору писать диссертацию.

Во время полета «Аполлона-13» к Луне взорвался кислородный бак. Содержание углекислого газа в атмосфере корабля росло. Возникла опасность, что экипаж погибнет от удушья еще до того, как удастся вернуть «Аполлон» на Землю. Решили использовать кислород, который находился в лунном модуле. Но он был рассчитан на двух человек на два дня. А в корабле — трое взрослых мужчин. Мощности поглотителей углекислоты недостаточно. Подключить поглотители командного модуля не получалось — они не стыковались с поглотителями лунного модуля.

И тогда экипаж при помощи двух канистр с гидроксидом лития, обложек бортовых журналов, пластиковых пакетов, и прочной клейкой ленты смастерили переходник. Подключение получилось. Они остались живы.

В другой раз клейкая лента пригодилась экипажу лунного модуля «Аполлона-17». Кто помнит — во время последней миссии астронавты разъезжали на заброшенном на спутник электромобиле. Но во время прилунения у электромобиля сломалась часть крыла. Центр управления полетами запретил им пользоваться — пыль, летящая из-под колеса, была опасна астронавтам. И тогда обложку бортового журнала с помощью скотча наклеили на сломанное крыло. Миссия была выполнена полностью.

 

Специальный инструмент

В 1979 году на станции «Салют-6» установили первый в мире космический радиотелескоп. Зеркало у него было довольно большое. И смонтировали его на месте одного из двух стыковочных узлов станции. Исследования провели — нужно было узел освобождать для новых кораблей. Требовалось отстрелить телескоп и направить к Земле, чтобы он сгорел в плотных слоях атмосферы. Но отстрелить не получилось — он одним из тросов зацепился за мишень причаливания «Союзов». Полет космонавтов продлили, чем сильно расстроили уже собиравшийся домой экипаж. Но делать нечего — оставлять станцию с болтающимся на люке громадным «зонтиком» было опасно.

Как к нему подобраться и отцепить? Валерий Рюмин и Владимир Ляхов вышли в открытый космос со «специально разработанным для такой операции инструментом» (так писала тогда пресса). На самом деле Рюмин нашел на станции кусок толстой проволоки и сделал из нее банальную «кочергу». И с ее помощью отцепил телескоп.

 

Маваши на орбите

В 1988 году на станции «Мир» работали Александр Волков, Сергей Крикалев и Жан-Лу Кретьен. Волков и Кретьен вышли в открытый космос, чтобы провести французский эксперимент «Эра» — развернуть громадную — восемь на шесть метров — конструкцию из тонких и острых углепластиковых трубок. Нужно было проверить, как она раскрывается в невесомости. Потом эту конструкцию хотели использовать как антенну на аппаратах Европейского космического агентства.

Крикалев с борта «Мира» давал команду на раскрытие сложенной конструкции. Команда прошла, а антенна — хоть бы хны. Подойти к ней близко опасно — замки в любой момент могли открыться — чека фиксирующая замки раскрытия уже была выдернута. Конструкция запросто могла порезать скафандр.

И тогда Александр Волков перебрался на другой борт станции и подполз к «Эре» с задней стороны — там, где она крепилась к корпусу «Мира». И получил с Земли команду:

— Саша, давай маваши!

Тогда Звездный городок, как и весь СССР, увлекался каратэ. Ходил на занятия и Волков. Маваши — означает сильный удар ногой. Волков несколько раз что есть силы пнул по замершей антенне, и вдруг она задрожала и раскрылась. Вернулись космонавты на станцию за три минуты до того, как закончился запас воздуха в их скафандрах.

 

И напоследок — два самых необычных космических «лайфхака»

 

Закон Ньютона, гайка и резинка

Многие годы советские, а потом и российские космонавты брали с собой на выход в открытый космос гайку, привязанную к тонкой прочной веревке или к резинке.

Почему? А потому, что хорошо учились в школе и помнили Законы Ньютона.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".