РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#Роскосмос#Интервью#Русский космос#ЦПК#Пилотируемая космонавтика
25.09.2021 13:20

Сверить часы и наметить маршруты

В Научно-исследовательском испытательном Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина 17–19 ноября пройдет XIV Международная научно-практическая конференция «Пилотируемые полеты в космос». Какие вопросы будут на ней обсуждаться, кого ждут в гости, какие эксперименты готовятся для модуля «Наука», как тренируются участники проекта «Вызов» — об этом начальник научного управления ЦПК Андрей Курицын рассказал корреспонденту журналу Госкорпорации «Роскосмос» — «Русский космос» Светлане Носенковой.

***

— Кого в этот раз вы пригласили на традиционную конференцию «Пилотируемые полеты в космос»? И в каком формате планируете ее проводить?

— Эту конференцию мы проводим раз в два года. В 2019 г. в ней участвовали 377 специалистов из более чем 70 организаций и предприятий ракетно-космической, авиационной и других отраслей, Российской академии наук и вузов. Приезжали гости из других стран — США, Японии, Венгрии, Украины. В этот раз пандемия, наверное, скажется на численности гостей, тем не менее надеемся, что все наши партнеры смогут принять в ней участие — очно или хотя бы подключиться удаленно. Как обычно, ждем наших ближайших коллег — из РКК «Энергия», ЦНИИмаш, Института медико-биологических проблем, РАН, NASA, EКA.

Кстати, прием заявок продолжается. Так что приглашаем присоединиться к нашему мероприятию космонавтов, астронавтов, ученых, инженеров, конструкторов и других специалистов. За месяц до начала конференции мы, как правило, выпускаем сборник материалов. Поэтому тем, кто заинтересовался, надо будет заранее прислать заявку и тезисы, которые мы опубликуем и внесем в программу конференции. Образцы заявок и другая справочная информация есть на сайте ЦПК.

Считаю, большой плюс нашей конференции в том, что все гости получат уникальную возможность ознакомиться с системой подготовки космонавтов и технической базой Центра.

— Какие темы планируется затронуть на конференции?

— Будем обсуждать все направления нашей деятельности — от подготовки космонавтов, реализации научных программ до перспективных пилотируемых проектов, например полетов на Луну. В рамках нашего эксперимента «Созвездие» мы оцениваем операторские способности космонавтов после выполнения длительного космического полета. Недавно мы включили в «Созвездие» новый элемент — динамический стенд, имитирующий основные параметры движения и управления луноходом. А скоро добавим в него еще имитацию вертикальной посадки на Луну. Наши космонавты уже отрабатывают методики такой посадки на вертолете.

Продолжим на конференции и тему робототехники, которая была широко представлена в прошлый раз, а также традиционно поговорим про набор в отряд космонавтов. Мы постоянно совершенствуем систему отбора, стараемся всем рассказывать, что надо сделать, чтобы попасть в отряд. Выпустили сборник вопросов по экзамену на профпригодность, который размещен на сайте ЦПК. И все равно молодежь часто задает вопрос: как стать космонавтом? Так что эта тема всегда актуальна.

Поздравляем юбиляра!

30 августа начальник научного управления ЦПК, доктор технических наук Андрей Курицын отмечает 55-летие. Вся профессио­нальная деятельность Андрея Анатольевича связана с ЦПК. Сразу после окончания Киевского высшего военного авиационного инженерного училища в 1988 г. был направлен для прохождения службы в Центр подготовки космонавтов, где начал работу в качестве инструктора комплексной подготовки по орбитальному комплексу «Мир». Постепенно вырос до начальника научного управления ЦПК.

На основе его докторской диссертации, посвященной методам и моделям подготовки космонавтов на комплексных тренажерах, были созданы базовые методические документы комплексной подготовки экипажей МКС.

Имеет более 350 научных публикаций, доцент. Полковник ВВС в запасе, награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и другими наградами.

 

— Кстати, об актуальном. Сейчас на борту Международной космической станции идет расконсервация модуля «Наука». Специалисты ЦПК участвовали в его создании?

— Центр и отряд космонавтов участвуют в создании любой космической техники в части эргономики, безопасности экипажа. Мы считаем очень важным, чтобы ЦПК получил статус головной научно-исследовательской организации ракетно-космической промышленности, которая официально участвует в экспертизе пилотируемой космической техники. В настоящее время активно занимаемся данным вопросом. Кто, как не космонавты, должны определять вид модуля, расположение рабочих мест, научной аппаратуры? Наши специалисты также в этом участвуют, потому что тесно взаимодействуют с космонавтами, знают, какие у них замечания, пожелания по уже имеющейся на борту технике. Когда создавался модуль «Наука», Центр активно принимал участие в его эргономической экспертизе.

— ЦПК участвовал в разработке каких-то новых исследований для «Науки»?

— Конечно. ЦПК является участником всех космических экспериментов, проводимых на борту МКС. При этом еще Центр является непосредственно постановщиком трех космических экспериментов, или, как сейчас называют, целевых работ. Над одним из них под названием «Защитный композит» мы активно работаем с Белгородским государственным технологическим университетом имени В. Г. Шухова. Он заключается в создании для космонавтов защитного радиационного материала. Если сейчас мы летаем над средними широтами на относительно небольшой высоте и там радиация не такая критичная, то во время полетов в дальний космос уровень радиационного излучения будет явно выше. Поэтому мы и занимаемся этим вопросом вместе с Белгородским университетом, у которого огромный опыт работы с радиационно-защитными материалами.

Защитный композит уже создан, получены патенты на изобретение. На Земле все исследования этого материала проведены — теперь надо проверить его в космосе. Примечательно, что руководителем и постановщиком космического эксперимента, впервые в практике полетов, выступает космонавт-испытатель, кандидат технических наук Антон Шкаплеров, и мы планируем, что во время своей экспедиции на МКС он сможет начать исследования. Для эксперимента на борт будут отправлены два контейнера из этого полимерного защитного композита, внутри и снаружи которых установят дозиметрические датчики. Один контейнер останется в каюте на полгода, другой — на полтора. И по итогам сравнят: насколько радиационное излучение внутри контейнера меньше, чем снаружи. Будут вестись наблюдения и за самим материалом: изменятся ли его микроструктурные и механические характеристики в условиях орбитального полета.

— Еще о злободневном. Сейчас идут тренировки съемочной группы проекта «Вызов» по сокращенной программе. Пригодится ли этот опыт для ускоренной подготовки космических туристов?

— У нас разработаны специальные программы для подготовки участников космического полета. Конечно, такие программы значительно короче, чем программа подготовки космонавта-профессионала. Над этим работает весь Центр. Есть обоснования, какие знания им необходимы, чтобы они могли обеспечить свою жизнедеятельность в космическом полете. Помимо развития космического туризма, есть и другая цель — возможность ускоренной подготовки непрофессиональных космонавтов, которые будут выполнять конкретную задачу на борту. Такие программы важны. В СССР они были. И сейчас ведутся обсуждения по данному вопросу.

Например, если будет летать новый четырехместный корабль «Орёл», там могут быть два профессиональных космонавта и два участника полета — ученые, которые будут проводить какой-то важный космический эксперимент на борту станции. Главная их задача — выполнить научную программу, вернуться и дальше над ней работать на Земле.

— В начале интервью вы упомянули о робототехнике. В вашем управлении есть специальная лаборатория, где космонавты учились работать с роботом FEDOR, летавшим на кораб­ле «Союз МС-14» на МКС. Как сейчас развивается данное направление?

— Несомненно, развитие космической робототехники — это будущее, особенно если говорить о межпланетных полетах. Весь мир понимает, что без этого никак. Поэтому все космические агентства разрабатывают робототехнику. Создают не только манипуляторы, которые работают снаружи станции, но и человекоподобных антропоморфных роботов. Главное их преимущество в выполнении тех же операций, которые делает человек. Потому что если интерфейс создан под человека — пульты, кнопки, тумблеры, которые можно только пальцами включить, то, естественно, обыкновенному манипулятору трудно это выполнить. А человекоподобные роботы могут.

Если, например, на лунной базе будет робот, который может подойти и что-то за человека выполнить, то туда не нужно отправлять космонавта в случае какой-то нештатной ситуации, а достаточно дать ему команду прямо с Земли.

— Подобные эксперименты уже проводились?

— Да, мы в ЦПК создавали такую систему. Например, при подготовке к космическому эксперименту «Контур-2» космонавты с тренажера российского сегмента МКС управляли через интернет робототехнической системой, которая находилась в Санкт-Петербурге в институте робототехники. А в процессе космического полета в рамках данного эксперимента члены экипажа управляли антропоморфным роботом, который находился на Земле.

Помимо этого, на нашем стенде впервые реализовано управление роботом посредством жесткого экзоскелета с обратной силомоментной связью. Если робот упрется рукой в какое-то препятствие, то такой экзоскелет остановит вашу руку. Для этого на нем установлены специальные двигатели, которые имитируют усилия робота во время выполнения тех или иных задач.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".