РОСКОСМОС-СПОРТ

Блог жены космонавта Олега Новицкого

23 октября 2021 года
23.10.2021 17:12

Ровно девять лет назад в этот день мой муж стал «настоящим» космонавтом — он отправился в свой первый космический полет. И ждали мы этого дня, можно сказать, совсем не долго — пять с половиной лет. И вот за девять лет он уже трижды побывал, вернее, поработал на орбите.

Космонавты — это люди с железными нервами, которые не растеряются в любой, самой сложной критической ситуации. Вся их подготовка, особенно на тренажерах, направлена на распознавание и форсирование различных нештатных ситуаций. В одной тренировке их может быть порядка десяти! Проигрываются практически все, которые могут возникнуть в реальном полете. Естественно, я спрашивала у ребят: а может ли возникнуть ситуация, которая не расписана в бортдокументации? Безусловно, может! Но... подготовленный экипаж готов к ее парированию.

К чему это я заговорила про нештатки? Три года назад как раз в октябре месяце, правда, не 23-го числа, 11-го состоялся, как я его называю, удачный аварийный старт нашего друга Алексея Овчинина. Буквально накануне я сделала с ним большое интервью (разговаривали мы по телефону). И как раз в момент старта сверстанный текст отправляли в типографию. Естественно, нашу беседу тогда сняли с печати, а спустя несколько дней я задавала Леше, вернувшемуся в Звездный городок живым и здоровым, уже совершенно другие вопросы.

Конечно же, я поинтересовалась, как он понял, что произошла авария. Он ответил, что экипаж, находясь в корабле, чувствует процесс отделения первой ступени. А поскольку для него это был уже второй старт, то было с чем сравнить. После того как прошло отделение, сразу началась сильная вибрация и высветилась аварийная сигнализация «отказ носителя». Стало понятно, что полет продолжаться не может. Это серьезная нештатка и предстоит баллистический спуск. Тогда-то Леша и произнес фразу, которая сразу стала крылатой: «Да, быстро мы прилетели!». Вот так спокойно, в какой-то мере даже буднично... Просто констатация факта. А дальше... дальше последовали действия, отработанные до автоматизма на тренировках.

На мой вопрос, было ли у него накануне какое-то предчувствие, что что-то может пойти не так, Алексей тогда ответил, что как это ни странно, но уже непосредственно перед стартом у него было некое предчувствие: «Это не было предчувствие какой-то беды или нештатной ситуации. Скорее какое-то непонятное волнение. И это не то чувство, которое я испытывал перед первым полетом.»

11 октября 2018 года САС (система аварийного спасения) отработала на высшем уровне. Насколько я знаю, до старта экипажа Овчинина подобное в истории отечественной пилотируемой космонавтики случалось дважды, и оба раза космонавты остались живы. Первый раз в 1975 году Василий Лазарев и Олег Макаров, второй — в 1983 году Владимир Титов и Геннадий Стрекалов.

Система аварийного спасения работает автоматически. В зависимости от того, на каком этапе выведения происходит авария носителя, алгоритм работы системы свой.

«На нашем этапе основная двигательная установка САС была сброшена, сработали двигатели, установленные на обтекателе, — вот так четко, лаконичными фразами рассказывал мне Алексей о том, что случилось в тот день. — Произошло отделение бытового отсека вместе со спускаемым аппаратом, где находится экипаж, от ракетоносителя. Затем произошло разделение бытового отсека и спускаемого аппарата и он вывалился из обтекателя. Затем баллистический спуск, выпуск парашюта и посадка.»

А эта знаменитая фраза, произнесенная им после аварии, была сказана с налетом сожаления: «Я прекрасно осознавал, что полет завершен. Но времени расслабляться не было. Необходимо действовать строго по бортовой документации. Экипаж должен дублировать САС. Ник также продолжал работать, не растерялся. Все завершилось благополучно.»

Кстати, получается, что Ник Хейг стал первым американским астронавтом в истории пилотируемой космонавтики, спасшимся в результате аварии. А всего спустя полгода Алексей и Ник снова отправились на орбиту. Да, гвозди бы делать из этих людей!

Те, кто давно следит за моим «Дневником...» прекрасно знает, что я не устаю повторять: «все космонавты для меня Герои!». Невероятные, смелые, отчаянные и в то же время выдержанные. Недавно я прочитала историю о том, как в свое время Владимир Соловьев написал заявление о зачислении его в отряд космонавтов.

... Был вечер пятницы. Василий Павлович Мишин работал один в своем кабинете, секретаря уже не было. Прочитав заявление, он поднял глаза на Соловьева и спросил: «В космонавты собрался? А где слова, что хочешь отдать жизнь?» А Владимир отвечает: «А я вообще-то не хочу жизнь отдавать. Я в космос хочу слетать по делу и обязательно вернуться!»

К этим словам и добавить-то нечего...

Ваши комментарии:

Оставить комментарий

Текст комментария

Введите код с картинки: