РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#Роскосмос#Русский космос#Интервью#космический туризм#Главкосмос#Дмитрий Лоскутов
01.01.2022 19:00

Дмитрий Лоскутов: «Космос станет уделом не только профессионалов»

Полет Юсаку Маэзавы и Йозо Хирано предваряет начало нового этапа в развитии космического туризма. Насколько Россия заинтересована в этом направлении, из чего складывается цена полета и когда начнутся путешествия на лунную орбиту — об этом изданию «Русский космос» рассказал генеральный директор Главкосмоса (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос») Дмитрий Лоскутов.

***

— Если в Гугл ввести запрос «первый космический турист», он выдаст имя Денниса Тито. Однако, насколько я понимаю, первым был японец Тоёхиро Акияма. Почему такая путаница?

— На самом деле никакой путаницы нет. Журналист Токийской радиовещательной системы (TBS) Тоёхиро Акияма в декабре 1990 г. — тридцать один год назад! — стал первым коммерческим участником космического полета, и его полет оплатила TBS. Кстати, именно «Главкосмос» организовал его полет на орбитальную станцию «Мир», где он находился с профессиональной журналистской миссией и информировал слушателей TBS. Ну, а первым космическим туристом действительно стал американец Деннис Тито: в 2001 г. он оплатил свой полет на МКС из собственных средств.

— В этом году мы отправили на МКС космических туристов впервые за последнее десятилетие. Почему случился такой большой перерыв и индустрия космического туризма не «взлетела» тогда? Связано ли это, например, с крушением SpaceShipTwo в 2014 г. в Мохаве?

— В 2011 г. американской стороной была свернута программа полетов космических челноков. Российский «Союз» на долгие годы остался единственным транспортным пилотируемым кораб­лем, который позволял осуществлять ротацию экипажей, доставляя на станцию как российских космонавтов, так и астронавтов NASA и других стран, участвующих в проекте МКС. Из-за того, что на «Союзы» и «Прогрессы» была возложена важнейшая задача по гарантированному продолжению пилотируемых миссий к МКС и снабжению станции, космический туризм отошел на второй план.

С 2020 г. «Главкосмос» наделен полномочиями по продвижению и реализации коммерческих полетов к МКС, для чего создается соответствующий опережающий технологический задел: нами заказывается ракета-носитель «Союз-2.1а» и транспортный пилотируемый корабль «Союз МС». Именно эти средства будут использоваться для очередной так называемой туристической миссии, которая в среде профессионалов называется «экспедицией посещения станции».

Что касается крушения SpaceShipTwo в 2014 г., то это была попытка суборбитального полета, а он принципиально отличается от орбитальных миссий прежде всего продолжительностью пребывания в невесомости: около 3–5 минут по сравнению с 10–14 днями при полетах на МКС.

— Недавно сразу две американские компании реализовали суборбитальные полеты. Можно ли ожидать бума сейчас?

—И Virgin Galactic Ричарда Брэнсона, и Blue Origin Джеффа Безоса реализовали полеты своих суборбитальных кораблей летом текущего года. И пока, как видите, о буме говорить не приходится. Более того, Virgin Galactic отложила полеты до конца 2022 г. из-за необходимости дополнительных технических работ, а Blue Origin приглашает к полетам звезд кинематографа и знаменитостей. Предполагаю, что их рейсы компания субсидирует самостоятельно. Возможно, это связано с тем, что у Безоса есть и другие направления бизнеса, которые нуждаются в рекламе.

Суборбитальные полеты — это же индустрия развлечений, в отличие от полетов на орбитальную станцию. Люди, желающие отправиться в суб­орбитальный полет, платят довольно большие деньги за несколько минут нахождения в невесомости. Пока никакого бума мы не наблюдаем, тем более что проекты суборбитальных полетов зародились не вчера, их разработка и реализация ведется десятилетиями, так что они принимаются в расчет участниками коммерческого космического рынка.

— Какие новые игроки появились на рынке космического туризма в последние годы, и могут ли они перетянуть клиентов из Роскосмоса?

— «Главкосмос» можно отнести к такого рода игрокам: я уже отметил, что в 2020 г. Госкорпорацией «Роскосмос» было принято решение о наделении «Главкосмоса» полномочиями в части продвижения коммерческих полетов с использованием российских технологий. Сам по себе рынок коммерческого туризма сегодня довольно узкий, так как развитие космических технологий — чрезвычайно дорогой, науко- и трудоемкий процесс. Появление новых игроков напрямую связано с доступом к технологиям пилотируемых полетов в космос. Разумеется, мы не исключаем, что страны, обладающие такими технологиями или работающие в направлении развития собственных пилотируемых программ, смогут вывести на рынок коммерческих полетов новые компании.

Вообще же клиента можно «перетянуть», предложив лучшие условия и цены. Мы знаем, что в США компании, занимающиеся этим видом деятельности — а там есть пара-тройка очень серьезных игроков, — получают преференции и поддержку от государства. Мне кажется, в России тоже понимают важность развития этого сегмента не только как способа зарабатывать деньги, но и как мощнейшую имиджевую составляющую космической отрасли. В любом случае, мы боремся за каждого клиента, несмотря на то что рынок космического орбитального туризма очень узок и конкуренция на нем высока.

— Нужно ли Роскосмосу вообще заниматься космическим туризмом? Не противоречит ли это решению серьезных профессиональных задач?

— Продвижением коммерческих полетов человека в космос заниматься нужно, хотя бы исходя из абсолютно прагматического подхода: каждый полет так называемого «космического туриста» в космос — это инвестиция в российскую пилотируемую космонавтику. Следует учитывать, что «туристические миссии» способствуют загрузке отрасли: для полетов нужны ракеты-носители и транспортные пилотируемые корабли, участникам требуются скафандры, ложементы, множество других необходимых вещей. В производственные процессы вовлечены десятки организаций и большое число людей по всей стране. Сотрудники этих предприятий совершенствуют свои профессиональные навыки, а сами предприятия доводят до совершенства свои технологии.

Кроме того, полеты непрофессиональных участников в космос способствуют популяризации отечественной космонавтики.

Отдельно следует отметить, что российские специалисты, участвующие в подготовке непрофессиональных участников космического полета, оттачивают бесценный опыт по сокращению сроков такой подготовки. Одновременно отрабатываются полеты к МКС по короткой и сверхкороткой схемам, что позволяет туристам не терять сутки-двое на пути к станции, а приступить к адаптации уже на борту МКС через несколько часов после старта.

В конечном счете космос неизбежно станет уделом не только профессионалов. Из этого мы и исходим, развивая данное направление.

— Сколько стоит запустить одного туриста в космос?

— С каждым потенциальным заказчиком цена обсуждается отдельно и зависит от десятков факторов. В этот перечень входит и стои­мость материальной части, то есть кораб­ля «Союз МС» и ракеты-носителя «Союз-2.1а», индивидуального снаряжения (скафандры, ложементы). Туда же нужно отнести медицинское освидетельствование, отбор и подготовку к полету, собственно пусковую услугу, работу профессио­нальных космонавтов в ходе полета к МКС и уже на борту станции, пос­ле­полетную реабилитацию.

Отдельно тарифицируются пожелания заказчика в отношении того, чем он или они намерены заниматься на борту: это может быть и программа экспериментов, и многое, многое другое. Цена достаточно высокая — она исчисляется десятками миллионов долларов, но вполне конкурентоспособная.

— Мешают ли туристы работе космонавтов на МКС?

— Работа космонавтов с непрофессиональными участниками полетов оплачивается, как я уже отметил, так что это становится частью их работы. Поэтому говорить, мешают ли они профессионалам, наверное, не совсем правильно.

— Планируется ли создавать корабли специально для космического туризма?

— Наш опыт показывает, что такой шаг является вполне оправданным, с учетом длительного срока изготовления матчасти. Мы создаем опережающий задел, что позволяет рассчитать производственные мощности таким образом, чтобы коммерческие полеты не оказывали влияния на федеральные космические миссии.

— Недавно появилась новость, что жительница Антигуа и Барбуды выиграла два билета на орбитальный полет Virgin Galactic. А можно ли будет выиграть полет на «Союзе»?

— Это довольно интересный маркетинговый ход, на мой взгляд. Но здесь речь идет не об орбитальном, а все-таки о суборбитальном полете. К таким полетам практически не нужно готовиться, и он длится несколько минут, в отличие от орбитальных миссий.

Пока мы не разыгрываем орбитальные космические путешествия в лотерею. Представьте ситуацию: победитель такой лотереи по медицинским или психологическим причинам не сможет отправиться в орбитальный полет. Согласитесь, в таком случае вместо ожидаемого позитивного пиар-хода компания получит разочарованного человека с бесполезным выигрышем, а компания — организатор полета и фирма, которая устраивала лотерею, получат довольно сильный негативный удар по имиджу.

В то же время мы продолжаем рассматривать разные способы продвижения коммерческих орбитальных полетов.

— Когда можно будет отправлять в космос групповые туры и размещать туристов в отелях на Луне?

— Наверное, не раньше того времени, когда на Луне появятся гостиницы, принимающие путешественников с Земли. Если серьезно, то в настоящее время подобные инициативы находятся в стадии обсуждения и разработки. Даже NASA, еще некоторое время назад столь активно продвигавшее проект «Артемида» по возвращению на Луну, раз за разом сообщает о задержках в реализации этой программы.

В нашей стране изучение Луны ведется с научной точки зрения, и вряд ли сегодня целесообразно «затачивать» космическую программу целой страны на то, чтобы кто-то смог отдохнуть в лунном отеле. Очевидно, что цена такого отдыха: а) окажется слишком дорогой для имиджа космической отрасли; б) будет астрономически дорогой для путешественника.

Не исключено, что после того, как человечество начнет осуществлять регулярные полеты на Луну с обязательным приземлением на поверхность нашего естественного спутника и нахождением людей в обитаемых модулях, придет время и лунных гостиниц. Сегодня же мы находимся в процессе изучения Луны, и, чтобы понять, насколько действительно нам нужны постоянные базы на Луне, необходимо время и труд многих, многих ученых. Им предстоит доказать экономическую необходимость освоения Луны именно человеком, а не автоматизированными станциями и роботами.

Вадим Языков, Русский космос

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".