РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#Роскосмос#Русский космос#Частная космонавтика#Сфера
09.01.2022 14:00

Оксана Вольф: Мы хотим, чтобы у частных компаний все получилось»

О том, как идет процесс в части облегчения административных требований к работе бизнеса, о балансе между желаниями и реальными возможностями и о том, как могут помочь предпринимателям опорные космические вузы, изданию «Русский космос» рассказала заместитель директора Департамента перспективных программ и проекта «Сфера» Госкорпорации «Роскосмос» Оксана Вольф.

***

—  Оксана Валерьевна, удалось ли в этом году навести ясность в том, что касается нормативных и правовых документов, регулирующих сотрудничество Роскосмоса и частного бизнеса?

—  Дело идет, но не так быстро, как хотелось бы. За это время мы не сидели сложа руки, но объем задач очень велик!

За год выполнена научно-исследовательская работа по анализу действующих документов по стандартизации оборонной продукции для последующей переработки в общедоступные документы по стандартизации и формированию перечня открытой документации для использования частными компаниями при разработке космической техники и ее сертификации на всех этапах жизненного цикла. Всего было проанализировано около четырех тысяч документов. Большая часть — это те ГОСТы, по которым живут Роскосмос и Министерство обороны как заказчики ракетно-космической техники.

Основополагающие документы имеют гриф, поскольку при создании и эксплуатации космической техники приходится учитывать обязательные требования по перечню нормативных документов, в число которых, помимо общедоступных актов, входит закрытая нормативно-техническая документация. Состав данных документов предполагает допуск к государственной тайне, что существенно затрудняет процесс создания и эксплуатации космической техники частными компаниями.

По результатам работы был сделан вывод, какие документы должны быть подготовлены для открытого использования. Сейчас к разработке предложено порядка 100 таких документов. Необходимо также проанализировать, должна ли космическая техника создаваться по разным стандартам — «государственным» и «коммерческим».

Сейчас уже очевидно, что частников нельзя игнорировать. Конечно, во многом к этому привел «феномен Маска». По словам одного из китайских чиновников, Китай как страна обнаружил себя в состоянии конкуренции с одной частной компанией. И в этой части весь мир находится в схожей ситуации. Чем раньше мы как страна это осознаем, тем быстрее начнем делать шаги, позволяющие приблизиться к реальному привлечению частных компаний.

—  Почему так трудно идет процесс настройки нормативной базы под сегодняшние реалии?

—  Я задавалась этим вопросом. Посмотрела, в какой момент американцы пошли на изменение своего законодательства для того, чтобы вырастить целую плеяду частников и возложить на них задачи, которые раньше решались государством. Изменения в законах о космической деятельности начались в 1980-х, а законы, которые позволили Безосу, Маску и Брэнсону и другим встать на ноги, были приняты в середине 1990-х. То есть «эра воспитания частников» началась более 30 лет назад!

Когда «частники» доказали способность оказывать качественные услуги, американские госструктуры, занимающиеся космосом, на конкурсной основе передали им заказы на пуски.

Нам в России для инвестиционной привлекательности космических проектов с целью привлечения в них коммерческих компаний требуются государственные гарантии долгосрочного развития таких проектов и гарантированный долгосрочный заказ, подтвержденный стратегическими задачами. Дополнительной гарантией для вхождения бизнеса в космическую отрасль может стать бюджетное софинансирование государством ранних стадий изыскательских работ, выполненных с целью создания и экспериментальной отработки технологий.

Реализация таких механизмов требует действенных шагов со стороны государства в части системного преобразования нормативного правового обеспечения по вопросам возможности финансирования высокорисковых проектов из федерального бюджета, создания системы налоговых льгот для частных компаний, занимающихся разработкой космической техники, образования государственно-частных партнерств, а также регулирования в сфере использования и коммерциализации результатов космической дея­тельности.

Для расширения деятельности частных компаний в космической сфере необходимо иметь не только правовую основу делегирования частным компаниям создания техники, но и систему нормативно-технического регулирования, надзора и контроля за ее разработкой, производством и эксплуатацией.

Резюмируя, можно сказать, что подготовка нормативной базы требует изменения довольно большого количества документов, что само по себе требует времени, но к тому же имеет внушительный перечень согласования с заинтересованными организациями. Думаю, на это может уйти несколько лет.

—  Да, в России пока не существует конкурентов американским частным гигантам, но положительный опыт все-таки есть. Взять тот же «Газпром космические системы» или S7 Space...

—  «Газпром космические системы», скорее, выступает в качестве системного интегратора и оператора спутниковой связи. Сейчас разработчиком аппаратов для них является Thales Alenia Space совместно с предприятием «Информационные спутниковые системы» (ИСС) имени академика М. Ф. Решетнёва , которое их и собирает. При этом заложенные в спутники требования удалось включить в контракты, преодолев существующие барьеры. Но «Газпром космические системы» — это довольно большое предприятие, с солидным опытом работы. И надо отметить, что они не работают только на частном рынке. Основной их заказчик — государственные структуры.

Что касается S7 Space, то компания имеет собственные ресурсы и фактически является выходцем из «соседней» (авиационной) отрасли. И она понимает, что требования, которые выдвигает Роскосмос, нельзя игнорировать.

Можно, конечно, представить себе некую компанию, которая создала легкую или сверхлегкую ракету. Допустим, изделие создано, все барьеры преодолены, и они начинают запускать спутники производства такой же частной компании и получать прибыль. За них можно только порадоваться. Но рынок запусков космических аппаратов частных фирм только развивается, поэтому крупная компания, создавшая средство выведения, вряд ли будет довольствоваться отдельными пусками, а захочет получить тот самый гарантированный заказ на запуск, в том числе и государственных спутников. В этом случае к ракете-носителю будут предъявлены те же требования по качеству и надежности, которым должны соответствовать изделия, изготавливаемые на предприятиях Роскосмоса.

Так что вопрос о применяемых частными компаниями стандартах отнюдь не является формальным, и простое снятие кажущихся лишними условий на следующем шаге может привести к невозможности получить нужный сертификат соответствия. Мы хотим создавать взаи­мовыгодное сотрудничество, поэтому пытаемся заранее предусмотреть все сценарии.

—  В какой момент предприниматели могут рассчитывать на финансирование?

—  Если изделие делается не по заказу Корпорации и не в ее интересах, то это, скорее, может произойти после стадии летных испытаний, когда изделие подтвердит соответствие заявленным характеристикам. В современных реалиях гораздо актуальнее схема партнерства, когда компания становится оператором продукта, владеет его жизненным циклом, а Корпорация может заказывать услугу на основе этого продукта в своих интересах.

Например, ниша запуска малых космических аппаратов Роскосмосу, с точки зрения формирования прибыли, малоинтересна — она низкомаржинальная и не приносит большого дохода. В то же время именно она является фокусной для коммерческих компаний, создающих сверхлегкие и легкие ракеты-носители, поскольку финансово производство сверхлегкой ракеты им вполне доступно.

У Роскосмоса, да и у других ведомств есть интерес к запуску малых аппаратов с небольшим временем подготовки к пуску. Если частная компания создаст ракету с подходящими техническими характеристиками и хорошей экономикой, то Роскосмос вполне будет готов делать заказы или даже говорить о создании совместного бизнеса.

К слову сказать, Илон Маск начинал именно с легкой ракеты Falcon 1. Три пуска из пяти, проведенные в период с 2006 по 2009 г., были неудачными. Но SpaceX носитель доработала, после чего на компанию обратили внимание. Большие заказы она начала получать, когда самостоятельно сделала ракету Falcon 9. И у нас тоже не будет по-другому — это закон рынка. Если ты претендуешь на какую-то рыночную нишу, то сначала должен доказать, что ты можешь.

—  Роскосмос недавно объявил об инициативе проведения испытаний создаваемой частниками техники на стендовой базе опорных отраслевых вузов. Расскажете подробнее?

—  Мы хотим, чтобы у наших частных компаний всё получилось. Они упорные, и это хорошо. Я считаю, что, когда разработчик имеет цель и идет к ней, ищет инвесторов и любыми способами пытается достичь задуманного, это достойно уважения. Нужно всячески помогать этому процессу. И один из важнейших для частных компаний вопрос — испытания создаваемой техники. Мы действительно готовы привлечь к решению этой задачи наши ведущие отраслевые институты и вузы, чтобы использовать имеющуюся экспериментальную и испытательную инфраструктуру.

Например, Ракетно-космический центр (РКЦ) «Прогресс» вместе с Самарским университетом имени С. П. Королёва имеют совместную экспериментально-испытательную базу для производства космических аппаратов, которая также может быть использована в интересах сторонних компаний. Кроме того, в университете есть хорошие стенды для испытаний ракетных двигателей.

Балтийский государственный технический университет (БГТУ) «Военмех» имени Д. Ф. Устинова в Санкт-Петербурге, который работает по заказам и Роскосмоса, и Минобороны в соответствии с отраслевой нормативной документацией, также имеет уникальную стендовую базу и абсолютно готов к тому, чтобы на открытых стендах проводить испытания для частных компаний.

Немаловажно, что с помощью этих площадок мы сможем оказывать услуги предпринимателям с приемлемым ценником, поскольку испытательная база принадлежит Министерству образования, а сами испытания можно проводить с привлечением научного персонала. Мы подумали, что такую возможность нужно брать под крыло Роскосмоса, организовывать.

Но самое сложное здесь не в проведении испытаний. Не менее важно, чтобы методики испытаний были согласованы головными научно-исследовательскими организациями Роскосмоса, а результаты испытаний принимались ими для формирования заключений. Это необходимо, чтобы компания могла перейти к следующему этапу работы.

Отмечу, что в настоящее время прорабатывается механизм использования научно-исследовательской инфраструктуры организаций Роскосмоса в интересах малых инновационных компаний, а также механизм ценообразования.

Русский космос

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".