Новости

13.07.2010 00:00

Генеральный конструктор и генеральный директор НПО имени Лавочкина Виктор Хартов: все, что сделано нового, должно уйти на орбиты

В январе этого года по итогам конкурса Виктор Хартов утвержден Генеральным конструктором и генеральным директором НПО имени Лавочкина (НПОЛ), где разрабатывают и создают космические обсерватории и межпланетные автоматы, аппараты зондирования Земли и информационные комплексы, средства выведения. Свое первое интервью в качестве руководителя НПОЛ Виктор Хартов дал РИА Новости. Беседовал Александр Песляк.


- Виктор Владимирович, что готово к стартам в ближний и дальний космос?
- Прежде всего унифицированная платформа «Навигатор». На ее каркас с двигателями и системой управления можно крепить метео- и экоспутники, станции для изучения Вселенной, аппараты мониторинга. В «Навигаторе» применены только новейшие детали, технологии, программное обеспечение. Благодаря этому «грузовику» мы совершаем огромный прыжок в развитии, тогда как нормальный шаг для космической техники – использование на очередном изделии лишь 20-30 % старых решений.
В плане пусков года – метеорологический спутник второго поколения «Электро-Л» и астрофизическая обсерватория «Спектр-Р». Оба аппарата как раз установлены на платформе «Навигатор», оба - на финише наземных испытаний. И по обоим имеются замечания. Устраняем их. У какого из двух раньше будет летная готовность, тот и запустим до Нового года.
Также в 2010 г. должен полететь первый малый аппарат «Зонд-ПП», чтобы замерять влагу земли и соль океанов. Его закрепили на другую новинку – микроплатформу «Карат». Этот «мини-грузовичок» способен менять углы наклонения установленного на нем спутника, что позволяет захватить и в течение получаса отслеживать объект или ситуацию на Земле.
Первый полет «Карата»- это наш пропуск на рынок спутниковых услуг.
- Сейчас на разных орбитах трудятся почти 30 зарубежных космических телескопов, а «наследники» наших астрофизических обсерваторий - вроде на слуху, но все еще не на орбитах. Почему? 
- Да, строить три летающих обсерватории «Спектр» в НПО начали еще 20 лет назад. Но нехватка средств, старение технологий и гарантийного ресурса обусловили отказ от тех моделей. Пришлось делать заново всё, даже «железо» - при том, что финансирование возобновилось лишь 2-3 года назад.
Ставим радиотелескоп на «Спектр-Р». Антенна диаметром 10 метров имеет поверхность миллиметровой точности, чтобы без промаха нацеливаться в разные области Вселенной. В цепи с наземными антеннами получится чуткий «радиослушатель» звезд и галактик. На нас лежит колоссальная ответственность: второй такой телескоп в обозримом будущем Россия вряд ли осилит.
А в 2012 г. пойдет «Спектр-РГ» с двумя рентгеновскими телескопами. В 2014 г. запустят «Спектр-УФ» - уникальный комплекс, принимающий ультрафиолетовое излучение других миров благодаря телескопу с диаметром главного зеркала в 170 сантиметров.
- Перенос с прошлого года на 2011 г. запуска автоматической межпланетной станции «Фобос-Грунт» к спутнику Марса объясняют по-разному. Понятно, что никто не хочет ошибок, как с двумя аппаратами «Фобос» в конце 1980-ых, тем более - потерять ценный комплекс, как то было с «Марсом-96». Когда же стартует «Фобос-Грунт»?
- Это ярчайший проект, он четко вписывается в рамки международной кооперации. Провести пролетный мониторинг Марса, исследовать сам Фобос после посадки на него, привезти на Землю образцы грунта – значит обеспечить скачок в развитии знаний о происхождении небесных тел. Пуск - в ноябре 2011 года, в очередной период благоприятного расположения планет. С максимальной пользой используем время, чтобы повысить вероятность выполнения сложнейшей миссии. Весь аппарат построен на совершенно новых решениях, не имеющих лётного подтверждения. Поэтому многократно отрабатываем все элементы на Земле.
В то же время начальную часть миссии - переход с околоземной орбиты на трассу к Марсу и Фобосу - обеспечит изделие, уже проверенное в деле. Это - созданный также в НПОЛ разгонный блок «Фрегат». За 10 лет этот «космический буксир» безупречно сработал почти два десятка раз.  Задача фирмы имени Лавочкина - освоить настоящее поточное строительство целой  флотилии этих «буксиров».
Вообще нынешний год вместе с 2011 годом – это двухлетний «момент истины» для НПО имени Лавочкина. Все, что сделано нового, должно уйти на орбиты.
- На фоне череды полетов зондов и аппаратов США, Китая, Японии, Индии к Луне изменились ли наши лунные проекты?
- С Институтом космических исследований РАН делаем комплексную программу. На первом этапе предусмотрена координация исследований в рамках российско-индийской программы «Луна-Ресурс» и нашей лунной программы «Луна-Глоб». По двустороннему проекту индийская ракета выведет на орбиту Луны российский посадочный модуль. Он, в свою очередь, доставит на ее поверхность индийский ровер. Старт - в 2013 году.
Что касается программы «Луна-Глоб», то предлагалось сбросить с орбиты на большой скорости в грунт копья-пенетраторы с научной аппаратурой. Но по срокам и надежности риски оказались высоки; поэтому состоится мягкая посадка модуля с комплексом приборов, в том числе для изучения образцов грунта с глубины. Запуск - в том же 2013 году.
НПОЛ имеет уникальный опыт посадок и взлетов автоматов с Луны. Его следует обновить и использовать. Нужно изучить пригодность Луны к размещению там сложных астрофизических комплексов, обитаемых баз. Словом, готовить возврат человека на Луну для конкретной работы.
- В космической отрасли, впрочем, как и в ряде других, важнейшая кадровая проблема – провал в возрастной группе 30-45 лет. То есть трудятся либо пожилые (но опытные) конструкторы и техники, либо еще не набравшие опыта выпускники. Как привлекаете молодежь?
- Десятая часть почти пятитысячного коллектива – в возрасте свыше 70 лет; эту возрастную прослойку стремимся сокращать без ущерба для людей и для дела. Зато около 850 специалистов - моложе 30 лет; 300 из них приняли в прошлом году. Средний возраст здесь – около 48 лет.
Решение кадровых проблем начинается с привлечения молодежи, даже детей к реальной технике и творчеству, вырывания их из виртуальных миров. Ведем кружки в подшефных школах, есть аэрокосмический лицей, ведем целевой набор в техникум космического машиностроения, в МАИ. Доплачиваем достойным студентам весомую надбавку к стипендии. При НПОЛ работает факультет МАИ, проводим там практики, стажировки.
Стратегия - повысить мотивируемость труда. Обязательно довести уровень заработной платы до верхнего уровня города Химки и области. Готовим ипотечную программу для перспективных работников, будем строить служебное жилье.
В Калуге есть наш филиал, где работают выпускники-бауманцы. А трудятся в постройке 1856 года, где много раз чинили крышу и полы. Сидит парнишка за компьютером. «Чем занят? – Для программы «Фобос-Грунт» готовлю вопросы технического зрения и действий манипулятора.» Вот контрасты…
Мы предлагаем мэру Калуги перестроить этот особняк, через большие окна залить его светом. И пустить туристов, чтоб рядом с музеем и могилой Циолковского люди увидели сборку малых и наноспутников.

 

http://www.rian.ru/interview/20100712/253946089.html