Новости

05.08.2010 07:30

За торфяниками следят из космоса

Торфяники горят постоянно. Помочь могут только дорогостоящее обводнение или полная выработка торфа.
Столица России уже на протяжении нескольких недель погружена в дым от подмосковных лесоторфяных пожаров. Смог стоит у стен древнего Кремля. Легкий ветерок, ощущающийся в 10-миллионном мегаполисе, практически не меняет ситуацию. Запах гари ощущается даже в московской подземке, где можно встретить людей в марлевых повязках.
Сторожилы утверждают, что такого в столице не было с начала 70-х годов прошлого века, когда дым от горящих в подмосковном регионе торфяников плотно накрыл Москву. Всего в Московской области 60 тысяч гектаров выработанных торфяников, из них примерно 12 тысяч - это горящие территории.
А в целом по России 8 процентов территории страны - торфяные болота. Это уникальные экосистемы со своей богатейшей флорой и фауной. Именно в болотах берут начало многие реки, отмечает «Голосу России» координатор проектов по сохранению торфяных болот российской программы по сохранению водно-болотных угодий Татьяна Минаева:
«У нас горят в основном площади, искусственно осушенные человеком. Наибольшую опасность представляют выработанные торфяники, т.е. болота, которые переведены в категорию торфяных месторождений, которые разрабатывались для добычи торфа - распространенного полезного ископаемого».
Сам торф представляет собой растительные остатки, накопленные за 10 тысяч лет. В естественном состоянии торфяное болото - это губка, пропитанная водой. Не случайно Водный Кодекс России относит их к водным объектам. При выработке торфа воду необходимо спустить, для чего вырываются каналы. Образуется абсолютно сухой торф - пожароопасный материал. Если его оставить, любая брошенная спичка вызывает пожар, подчеркивает эксперт Татьяна Минаева:
«Но торфяные пожары отличаются от лесных тем, что с поверхности это пламя уходит вглубь и начинает гореть изнутри. Такой пожар может существовать годами. Поэтому сбрасывать на него сверху воду бесполезно».
В последние годы производство торфа значительно сократилось, а многие торфяные разработки были просто-напросто прекращены, причем глубина разработки составляла один-два метра, а еще пять-шесть метров так и не были выработаны. Многие такие площади, выведенные из пользования, являются бесхозными.
В Подмосковье, конечно, этого не наблюдается - у любой земли есть свой хозяин. Но чтобы справиться с торфяными пожарами, нужны серьезные программы и деньги. Здесь есть два варианта - обводнение или полная выработка торфа, отмечает Татьяна Минаева:
«Нужно провести пространственное исследование из космоса, пользуясь уже имеющимися методиками. Мы, например, в национальном парке «Мещера» реализовали такой проект. С помощью Института космических исследований и Института лесоведения обследовали всю территорию парка - это 90 тысяч гектаров. Выделили наиболее пожароопасные участки, территории, на которых можно вести обводнение, выполнили гидрологические исследования и гидротехнические изыскания. Потом выполнили работы по обводнению. Сейчас там обводнено 2 тысячи гектаров, которые не горят».
В этом году действие смога усугубляется небывалой для Центральной России жарой, превышающей норму почти на 10 градусов. Что касается проблемы дыма от торфяников, то ее, считают эксперты, предстоит решать основательно, поскольку разовыми мерами тут не обойтись.


http://rus.ruvr.ru/2010/08/04/14471778.html