Новости

16.08.2010 17:25

Анатолий Перминов: ГЛОНАСС - это, прежде всего, безопасность

Руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов рассказал «Голосу России» о том, зачем нужен ГЛОНАСС каждому отдельному россиянину, когда мы полетим на Марс и как из космоса "освоить" Арктику

- В нашей студии глава Роскосмоса, Анатолий Перминов. Анатолий Николаевич, здравствуйте!

- Добрый день!

- Очень рады вас видеть, спасибо, что нашли время! Мы начнем с животрепещущей темы. Буквально на днях прошло совещание в Рязани, на котором Владимир Путин обозначил программу развития системы ГЛОНАСС. Получается, что до 2011 года система ГЛОНАСС заработает по всему миру?

- Да, практически. Потому что основополагающим в этом вопросе является орбитальная группировка. Сейчас на орбите реально действует 21 космический аппарат. Для того чтобы она заработала по всему миру, нужно не менее 24. Мы надеемся, что запуски пройдут в установленные сроки в этом году, и до конца декабря орбитальная группировка будет состоять из 24 или более космических аппаратов. Поэтому система ГЛОНАСС заработает по всему миру.

- Почему такое внимание уделяется системе ГЛОНАСС? Путин на совещании сказал, что «система ГЛОНАСС - это высокие технологии в прямом смысле слова, без которых модернизация страны невозможна». Что дает простому человеку система спутниковой навигации?

- Прежде всего, простому человеку система спутниковой навигации дает безопасность. Безопасность, и еще раз безопасность. Конечно, в основу положено оснащение навигационной аппаратурой потребителей транспортных средств. Это и на автомобилях различного класса, это и воздушные суда, речные, морские, все виды передвижения. Но мы в Рязани, прежде всего, рассматривали вопросы безопасности, нам поставлена была такая задача. Как можно обезопасить наше население, простых людей? Каким образом? И в основу было положено осуществление, внедрение навигационной аппаратуры потребителя на тех средствах передвижения, где простой человек является просто пассажиром.

- Это такси, общественный транспорт?

- Мы рассматривали общественный транспорт, который от восьми пассажиров и более. Это автобусное движение и т.п. Но можно, как Вы сказали, и такси. Я думаю, что в наше время это актуально. К сожалению, актуально и для пассажиров, и для таксиста.

- Да, к большому сожалению.

- В некоторых регионах. Так пока складывается жизнь. Поэтому я думаю, что и для такси актуально.

- Есть такая идея - установить в такси тревожную кнопку...

- Да, и в такси, а особенно в автобусах: междугородних, внутри города, в общем, везде, где пассажиров более восьми человек. Это задача выполнимая. Мы провели в Рязани такие эксперименты. 

И в случае срабатывания этой кнопки, в результате дорожно-транспортного происшествия, каких-то неприятностей на дороге, на пустынной трассе или в центре города, где бы то ни было, службы скорой помощи, при необходимости - МЧС, пожарные - они немедленно оказываются у источника дорожно-транспортного происшествия.

И тут все зависит от скорости прибытия специалистов. Жизнь человека зависит только от них. Так или иначе, налогоплательщики сейчас уже платят за это, но платят, к сожалению, своей жизнью. В Рязани местные власти, к нашей радости, давным-давно занимаются этим вопросом. Более половины транспортных средств уже обеспечено аппаратурой ГЛОНАСС. И это дало им возможность не только сэкономить, как докладывал губернатор, от 18 до 20 процентов топлива, а самое главное, что в два с половиной раза уменьшилось количество ДТП и гибели людей. Вот ради этого, конечно, стоит работать. Система безупречна, но еще не показали «умный автобус». Это автобус, который оснащен всеми системами как навигационной аппаратуры. Конечно, это и тревожная кнопка, а главное то, что там идет контроль внутри салона. Поведение пассажира, количество приобретения билетов, ну все, все, все. Его прозвали «умный автобус».

- Где проводился такой эксперимент, в Рязанской области?

- В Рязани.

- Это уже действует?

- У них действует. У них на улицах, на остановках - бегущая строка, которая показывает: до следующего автобуса, номер такой-то, осталось пять минут, или осталось десять минут. Человек не нервничает, он знает точно, когда уедет.

- Успеет за газетой сбегать.

- Он сядет в этот автобус, он точно знает, что его сосчитают, что за ним будет контроль, никто к нему не будет приставать. Так как вся эта информация немедленно передается куда надо.

- Экономически, конечно, это очень выгодно.

- Экономически это очень выгодно. Всем выгодно. Поэтому главная цель на транспорте была эта.

А еще в Рязани рассматривалось внедрение всей космической информации и доведение ее до человека. Мы показали, и там уже создан такой Центр космических услуг, который предусматривает не только использование навигационных систем, но и других космических систем в интересах региона. И систем дистанционного зондирования Земли, систем с метеорологических спутников, и вся эта информация накладывается слоями на территорию соответствующего региона.

Например, если губернатору надо сейчас принять решение где-то строить предприятие, завод, да и просто здание, то это надо уйму провести исследований. Мы с главным архитектором беседовали, это занимает минимум год времени. А входя в эту систему, он получает сразу все данные мгновенно, одним нажатием кнопки, ему ясно, чья здесь земля, можно ли здесь строить.

Может быть, там строить нельзя, там какие-то карстовые заложения или вообще эта порода в таком состоянии, что строительство подобных зданий и сооружений категорически запрещено. Сколько это будет стоить в будущем, как это повлияет на окружающую обстановку, вписываются ли соответствующие архитектурные структуры, и так далее. И в течение суток любой руководитель может получить такую информацию. Это делается с помощью космической информации.

- Губернаторы проявили заинтересованность?

- Губернаторы не просто проявили заинтересованность, они поддержали идею в своих выступлениях, в своих докладах Владимиру Владимировичу, и еще они приумножили значимость проекта. Для меня это явилось полной неожиданностью.

- Поддержать - поддержали, а будут ли внедрять?

- Они обязательно будут, они уже внедряют. Там были губернаторы, которые уже этим занимаются и которые только что приступили к этому. Но их предложения были, знаете, как бальзам на душу, как будто сидели специалисты космической отрасли. Они уже настолько въехали в эту систему, что их предложения были очень для нас, откровенно говоря, очень полезные. Это все вошло в решение, и работа в этом направлении будет вестись. А затем, когда региональные центры в полном объеме начнут действовать, следом пойдут муниципальные, и между ними будет налажено взаимодействие.

Таким образом, вся территория страны будет работать не только в навигационной системе ГЛОНАСС, а использовать всю космическую информацию, которую мы можем дать и руководству страны, какому-то муниципальному округу, той местности, где она будет востребована. Потому что регионы в нашей стране очень разные, и информация для них совершенно различная. То, что необходимо на Чукотке, в этом совершенно нет необходимости в Краснодарском крае, к примеру, и так далее.

- Да, сейчас говорить об этом более чем своевременно, потому что мы знаем, какая ситуация в России с пожарами, и знаем, что Центр мониторинга земли Роскосмоса помогал МЧС своими снимками. Хотя, как известно, порой у официальных структур появляется традиционное недоверие к данным дистанционного мониторинга. Они не верят информации со снимков, верят информации с земли. Как вы полагаете, пожары переломили такую психологию?

- Во всяком случае, я не чувствовал этого недоверия. На сегодняшний день наша информация востребована, и вы правильно говорите, через эти центры мы снабжаем информацией и регионы, в частности, в Рязанской области есть полные карты обстановки, ежесуточно поступают, и они пользуются ими. Конечно, разрешающая способность может кого-то не удовлетворять, но она тоже приличная, до одного метра. И уж если где-то пожар начался, мы мгновенно даем эту информацию. Вы знаете, у нас существует и плановая информация, и внеплановая. И та информация, которая была задействована на пожарах, она с рук шла, и сейчас идет, к сожалению.

Если взять данные с 6 июня о том, как развивалась обстановка, мы знаем, как это все делалось, и мы давали эту информацию. И там, где власти в регионе реагировали мгновенно, обстановка получше. В каждом регионе была своя обстановка, и мне давать оценку регионов, наверное, не к лицу. Я просто хочу сказать, что эта информация крайне необходима, она востребована всеми министерствами и ведомствами, и мы ее сейчас даем планово, по графику. Я считаю, что чем больше есть космических систем, которые работают, тем лучше.

- Хватает у нас сегодня космических аппаратов дистанционного зондирования Земли?

- У нас их не хватает, сейчас у нас реально работают две системы: это «Ресурс ДК» - аппарат дистанционного зондирования земли, и метео - это «Метеор-1». Информация обеих систем востребована, по пожарам информация больше идет с «Метеора». Я считаю, что этого мало, мы это понимаем. Один аппарат - система называется «Электра» - будет запущен, я думаю, в этом году. Мы надеемся, что испытания пройдут успешно, и постараемся запустить в этом году. Следующий аппарат - «Канопус» - пойдет, наверное, в первом квартале одиннадцатого года. К концу года, я надеюсь, мы закончим основные работы с ним. «Ресурс», наверное, пойдет уже в 2011 году, к концу года. Эти три аппарата, как мы надеемся, в течение года-полутора лет будут на орбите.

- Коли мы заговорили о пожарах, о погоде, Арктику порой называют кухней погоды, именно на полюсах Земли ярче видно наступление глобального потепления. Насколько известно, у Роскосмоса появился новый многоцелевой проект - система «Арктика». Что это такое, когда он заработает?

- Такой проект задуман давно, но в последнее время мы занимаемся им все более и более серьезно. Почему? Вы правильно сказали, Арктика - это кухня погоды. Особенно у нас, ведь наша страна, хоть сейчас и жарко, но она северная, а выше 60, особенно 80 широты, там ничего не работает из космических систем, а это крайне необходимо. Потому что на сегодняшний день глобальное потепление затронуло, прежде всего, северные районы. Последний вариант, когда откололся айсберг, по сути дела, целый ледник от Гренландии, 260 квадратных километров! Это говорит о многом.

Полное исследование, промышленная разработка прибрежной зоны, добыча нефти, газа - все это говорит о том, что там необходима постоянная работа космических систем. Это все понимают. И мы разработали такую систему, которая состоит из трех подсистем, и предложения такие дали министерству экономики. Оно рассмотрело, посчитало крайне необходимым создавать такую систему и сейчас предложило правительству внедрять, начиная с 2014-го года. Все же зависит от финансирования, если будет финансирование по этой системе, конечно, мы ее в состоянии создать. Я думаю, что эта система крайне эффективна, и уже другие страны стали к нам обращаться, с целью принять участие в создание этой системы.

- То есть это может быть международный проект?

- Это, знаете, чисто гражданская система, которая включает шесть космических аппаратов, три подсистемы у нее. Канада работает в этом же направлении, хочет с нами взаимодействовать. Знаю, что Италия выразила желание поработать с нами, европейская страна. И в азиатской части есть ряд стран, которые этот проект интересует. Поэтому в будущем, если мы начнем над ней работать капитально, то мы точно выйдем на международное сотрудничество в создании этой системы.

- Конечно, когда идет такая битва за Арктику, понятно! По поводу строительства космодрома Восточный. Государство определилось: на Дальнем Востоке начнется строительство нового национального космодрома? Как долго оно будет идти и какие ракетоносители и корабли планируется запускать с "Восточного"?

- Да, государство определилось, и это для нас очень важно. Прежде всего, будет, конечно, создаваться обеспечивающая структура. Вопрос состоял как раз в этой обеспечивающей программе. Это необходимо. Чтобы было, где разместить строителей, должна быть, конечно, инфраструктура, бетонный завод, кирпичный завод. Без этих вещей нельзя начинать это строительство. Дорога должна быть, железная дорога, ответвление, там прекрасная железная дорога. Шоссейная должна быть хорошая, система подвоза по ней организована.Сейчас дорога там есть, только нужно встроиться в эту транспортную систему. Вот это решение принято на сегодняшний день, со следующего года будет нами организовано. Как только обеспечивающая структура будет создана, сразу же начнется активное строительство.

-  "Восточный" сможет нам заменить Байконур?

- Нет, конечно. В полном объеме Байконур сейчас заменить просто невозможно, прямо сейчас это нереально, вы же понимаете. Поэтапно будем вести строительство, конечно, не будем строить такой космодром, как Байконур. Просто нет необходимости, и современные методы строительства говорят о том, что такие стройки так не ведутся.

- Он будет меньше по размеру?

- Меньше по размерам, другие технологии. Мы заканчиваем строительство нашего старта в Южной Америке, на Куру. Мы его закончим в этом году, я уверен, и выйдем на подготовку к запуску. Аналогично мы помогаем Южной Корее, южно-корейской ракетной системы, строительство тоже там заканчиваем. Мы имеем опыт, и я думаю, что если мы на таких расстояниях в 12-14 часов полета строим, то и на своей территории мы в состоянии построить стартовый комплекс. Первым будет стартовый комплекс, который по плану должен быть введен в 2015 году. Он будет осуществлять запуски космических аппаратов различного назначения, непилотируемых кораблей, грузовых кораблей различного класса. И, может быть, каких-то модулей для международной космической станции. А пилотируемая часть - это 2018-2020 год, должны уже полететь космонавты. Реальная возможность есть, но для этого нужно, и сейчас это идет по нашим планам, создание перспективной пилотируемой транспортной системы, затем разработка ракетоносителей, и, конечно, стартовое устройство. Будем строить первый и второй страт, как говорят, левый и правый, и общую технологическую часть.

- Было бы неплохо, если бы новый космодром стал бы не просто площадкой для стартов, а центром науки и технологий.

- У нас в отрасли, да и вообще там, где развивается и космодром, и ведущие учреждения ракетно-космической промышленности, это все связано с наукой, я с вами полностью согласен. Я думаю, что как раз на Дальнем Востоке будет продвижение науки по многим направлениям. Уже сейчас подготовка кадров на Дальнем Востоке для этого космодрома, для подготовки эксплуатационного персонала, говорит о том, что началось движение. И конечно, там инновационный центр будет создан, однозначно.

- В этом году МКС исполнилось 10 лет, можете ли Вы сказать, что за это время станция выполнила все задачи, которые перед ней стояли?

- Да нет, конечно. Она все задачи не выполнила в полном объеме, потому что отставание огромное было в создании и строительстве этой станции. В силу объективных и субъективных причин. Объективные - были две трагедии, связанные с полетом шаттлов, а субъективные причины - каждому государству не хватало финансовых средств, как всегда. И даже такому государству, как США, не в полном объеме хватало средств на выполнение собственных программ, да еще они являются координаторами этой программы. Поэтому сказать, что все шло по плану? Зачем вводить в заблуждение общественность? Но в целом, как бы генеральная линия, она выдерживалась, и сейчас она выдерживается. И все пять стран, участвующих в создании и эксплуатации этой станции, взятые на себя обязательства, в том числе и Россия, всегда выполняли. Выполняем, и я надеюсь, что будем всегда выполнять.

- Скажите, какие есть варианты дальнейшей эксплуатации МКС, насколько она израсходовала свой ресурс? Как вы оцениваете?

- Я думаю, что она имеет ресурс такой же, какой она прошла.

- Еще 10 лет?

- Я уверен, да. Потому что в ней заложен очень большой потенциал. А последние новые модули, особенно научные, которые доставлены туда, - японский модуль Киба, Колумбус европейский, да и американский - они еще могут 15-20 лет работать смело. Поэтому просто надо грамотно использовать, грамотно продумывать научные эксперименты, которые проводятся на этой станции. Для этого должны работать более активно академии наук всех стран, научно-исследовательские институты, космических исследований в первую очередь, и России, и США, и Европы, и Японии, Канады - всех. Тогда, конечно, будет больше отдача. У меня нет никаких сомнений, что она проработать может до 2020 года. И так и запланировано, такое решение принято на сегодняшний день всеми участниками эксплуатации международной космической станции.

- Дальше она будет модернизироваться, или что-то взамен будет придумано?

- Дальше надо будет наращивать ее и думать, как ее использовать не только в исследовательском плане. У России есть свои предложения, мы высказали. У других стран тоже появляются новые предложения. Я просто не хотел сейчас озвучивать, но я думаю, она будет развиваться и по другим направлениям.

- Меня-то интересует, будет ли станция использоваться как космопорт для полетов на Марс? Это же самое интересное.

- В последнее время все больше людей, кто занимается космонавтикой, говорят об этом. Что возможно такое использование станцией. Я отношусь к этому спокойно. Вы знаете, сколько вариантов было? Я поддерживаю, например, такой вариант. И можно было бы его отработать, в том числе даже России. Почему бы его не отработать? Надо попробовать. Когда мы начнем эксплуатировать новую технику, которая позволяет летать нам не только на околоземную орбиту, а и к другим планетам, это как раз один из вариантов использования МКС.

- Значит, можно предположить, что в вашем ведомстве надеются, что на Марс мы полетим в ближайшем будущем, скажем так?

- Я всегда говорил и говорю, что полет на Марс раньше 2030-2035 года вряд ли возможен. Мне так кажется.

- Всего 25 лет осталось.

- Да, они пролетят, как один день, эти 25 лет. Тем более в космической деятельности, это один миг. Я думаю, что возможно.

- Так или иначе, полетим через 25 лет, или нет - посмотрим. Но тренировки уже начались. Скажите, как продвигается проект Марс-500?

- Марс-500 - это же наземный проект, это чисто проект на земле, с привязкой условий...

- Это виртуальный полет на Марс.

- Можно так сказать. Конечно, это интересная задача. На территории России проводится такой очень серьезный эксперимент, и было море желающих со стороны других стран. Вы знаете, и французы, и китайцы сейчас присутствуют, а эти страны - Китай и Франция - ведущие страны, которые занимаются космической деятельностью. Они рассматривают этот вариант в ближайшем будущем очень серьезно. Это, я считаю, очень важный эксперимент, который даст нам возможность привязаться к этому полету в будущем, учитывая психологические, биологические, все стороны жизни человека в условиях этого полета. Пока там все идет нормально.

- Вот это самое интересное. Где они сейчас летят?

- Они прошли где-то 10-15 процентов пути.

- Как они себя чувствуют?

- Чувствуют себя нормально. Последняя была информация, буквально полтора дня назад смотрел, они не чувствуют каких-то катаклизмов и жары, которая здесь у нас.

- Это им повезло в этом плане.

- Они занимаются проведением тех задач и экспериментов, которые им положены в это время. И чувствуют себя прекрасно, во всяком случае, нет никаких намеков на то, что кто-то решил выйти из игры.

- Желающих покинуть борт нет!

- Нет!

- Спасибо, Анатолий Николаевич, за интересную беседу.

- Вам спасибо большое.

 

«Голос России»