Новости

17.11.2010 00:00

Сергей Крикалев: «Восточный — это старт для длительных космических экспедиций»

Его появление в Амурской области стало поистине знаковым событием. Об участии легендарного Сергея Крикалева в работе «круглого стола» «Космодром Восточный — новый этап развития российской космонавтики» АП рассказывала в прошлом выпуске.
Космонавт и руководитель Центра подготовки космонавтов, рекордсмен по пребыванию в космическом пространстве первым делом посетил чистое поле в окрестностях Углегорска, а потом подсказал, что требуется покорителям космоса от строителей. Удалось с ним поговорить и корреспонденту "Амурской правды".

 

 

— Сергей Константинович, прежде чем приступить к работе на «круглом столе», вы посетили будущую стартовую площадку космодрома Восточный. Какие впечатления получили?

— Вы знаете, я видел очень много фотографий строительства Байконура. Это большая история, и сегодня здесь, в Амурской области, мы все вновь становимся свидетелями значимого исторического события. Видя этот воткнутый в землю кол, символический первый камень, заложенный в основание космодрома, получаешь действительно интересные ощущения. Нам повезло еще и в том плане, что уже на этапе подготовки к строительству есть возможность сравнить будущее с тем, что было. Несомненно, используя все современные технологии, космодром Восточный будет создаваться и развиваться гораздо быстрее и продуктивнее, чем Байконур.

 

 

— Насколько значима роль Восточного в освоении космоса?

— Космодромов, которые осуществляют пилотируемые запуски, не так уж и много. Основательно такой работой занимаются всего три государства — Россия, США и Китай. Конечно, сегодня мы во многом опираемся на казахстанский Байконур. Однако если смотреть в будущее наших космодромов, то в Плесецке пилотируемых запусков пока не планируется. Ключевая роль в этом плане отводится именно Восточному. Зачем нам все это нужно?

— На этот вопрос мы ответили почти 50 лет назад, когда состоялся полет в космос Юрия Алексеевича Гагарина, — продолжает Сергей Константинович. — Одно дело запускать беспилотные спутники, другое — пилотируемая космонавтика, которая дает существенное преимущество. Это испытание изделий в космосе, отработка новых технологий и многое другое. Развитие космической программы с пилотируемой составляющей идет с лучшим качеством, с новыми темпами.

 

 

— Корабли с Восточного полетят на Марс?

— Думаю, такой потенциал есть, но пока говорить о конкретной программе рано. Тем более что сегодня возможность освоения Марса еще находится на исследовательском уровне. Эксперимент «Марс-500», в ходе которого изучается поведение людей в замкнутом пространстве на протяжении длительного времени, продолжается. Участники проведут в изоляции 500 дней, из которых пятая часть уже позади.

Но говорить о тесной взаимосвязи эксперимента с подготовкой космодрома Восточный, наверное, не стоит. Несомненно, результаты, в том числе и этого испытания, будут применены при подготовке длительных экспедиций. Пока гораздо более перспективно и реально выглядит возможность полетов с космодрома Восточный на МКС, срок работы которой недавно был продлен. Также теоретически вероятны длительные экспедиции к высоким орбитам или в сторону Луны.

 

 

— Что вы как руководитель центра подготовки космонавтов хотели бы видеть на амурском космодроме?

— Я действительно поднимал несколько серьезных вопросов по этому поводу в ходе работы «круглого стола». Здесь уже предусматривается строительство комплекса для заключительного этапа подготовки к космическому полету. Нечто подобное есть на Байконуре. И здесь космонавты должны проходить предстартовую подготовку. Нужно учесть, что в программе подготовки есть ряд медицинских требований.

Не будем забывать о создании комфортных условий для жизни экипажей. Ведь основной центр подготовки космонавтов находится под Москвой. Часто летать сюда для отработки определенных мероприятий будет и хлопотно, и накладно. Придется проводить на Восточном длительное время. То есть как раз речь идет об опыте Байконура, где все было впервые, и поначалу условия жизни там не отличались комфортностью. Эти недочеты изучаются, учитываются. Ну а в целом, конечно, предстоит очень большая работа, которую мы все сообща выполним.

— На этот вопрос мы ответили почти 50 лет назад, когда состоялся полет в космос Юрия Алексеевича Гагарина, — продолжает Сергей Константинович. — Одно дело запускать беспилотные спутники, другое — пилотируемая космонавтика, которая дает существенное преимущество. Это испытание изделий в космосе, отработка новых технологий и многое другое. Развитие космической программы с пилотируемой составляющей идет с лучшим качеством, с новыми темпами.

 

http://www.ampravda.ru/2010/11/16/028055.html