Новости

14.03.2011 00:00

Лунный полигон для роботов

Робот-спейсклаймбер, что в переводе означает «космический скалолаз», является частью специальной программы, проверяющей на прочность будущие космические аппараты.

Для этого в Бремене построили уникальный полигон, где в мельчайших подробностях воссоздали ландшафт естественного спутника Земли. Там же сконструировали и новый луноход, который все меньше зависит от человека и все больше готов принимать самостоятельные решения.

Немецкий Институт искусственного интеллекта — единственное место на Земле, где можно и впрямь с Луны свалиться.

Себастиан Бартч, программист, роботехник: «Даже человеку непросто вскарабкаться по такой поверхности с углом в 40 градусов. Приходится напрягаться и волей-неволей задействовать руки».

Их робот-спейсклаймбер тоже задействует руки, ноги, глаза, точнее, трехмерный сканер и почти человеческую моторику.

Себастиан Бартч: «Для нас это похоже на скалолазание. Мы тут же смотрим, за что можно будет ухватиться на следующем метре».
Корреспондент: «И так же мыслит лунный робот?»
Себастиан Бартч: «Пока еще нет, но именно к этому мы и идем. Для робота это крайне трудное решение. Чем круче подъем, тем активнее он ищет вокруг хоть малейший плоский участок».

Цель спейсклаймбера — разведать запасы замерзшей воды в крутых кратерах на самых южных и сложных участках Луны, там, куда человека не высадят. Цель же Себастиана и Тимо — убедиться на испытаниях, что для их подопечного эта миссия выполнима. Ведь в реальных условиях вместо компьютера в двух шагах, следящего за каждым шагом лунохода, будут только диспетчеры НАСА в трех сотнях тысяч километрах. И права оступиться не останется.

Себастиан Бартч: «Это в прежние времена Америкой и Советским Союзом на освоение Луны бездумно тратились миллионы. То была чистой воды политика. Сегодня же никто не решится выбрасывать такие деньги, не будучи уверенным в научном успехе экспедиции. Поэтому и нужны такие полигоны».

Лунный пейзаж в Бремене воссоздан точнее некуда. Повторяется не только рельеф Луны до мельчайших подробностей, но даже освещение точь-в-точь, как на ее южном полушарии. На первый взгляд не учтена всего лишь одна деталь — поверхность Луны. На самом деле она не твердая, а скорее сродни песчаной. На Луне это ядовитая субстанция риголит, здесь — просто базальтовая крошка. Но и по этим дюнам роботу тоже придется ползти.

Себастиан Бартч: «Мы насаживаем на ногу не шарик, а клешню. Захват у нее больше, а когтем она может цепляться и за камни».

Но главное, объясняют специалисты, научить искусственный разум пространственному мышлению, задавать конечную цель, а не промежуточные команды. И корабль ползет.

Тимо Виденшайн, программист, роботехник: «Уже сейчас отнюдь не каждый шаг робота контролируется человеком. Мы задаем ему лишь общее направление — вперед, назад, с какой скоростью. А уж как он будет преодолевать этот путь, как будет работать ногами, застревая в лунных ямках, это отдано на откуп самой машине».

Кратеры, трещины, валуны и лунная пыль. Это похоже на автомобильный тест-драйв. Чем экстремальнее ландшафт, тем лучше для испытаний. Чтобы превратить в Луну 300 метров Земли, бременские робототехники потратили полмиллиона евро и перерыли весь фотоархив программы «Аполлон».

Тимо Виденшайн: «Вот, например, есть на поверхности кратер. Но какого он размера, человеку понять трудно. Здесь нет ни дерева, ни дома, ничего, что помогло бы нам заключить: этот кратер — 20 метров, а эта горка — 20 километров. И вот что служило нам редким ориентиром. Эта крохотная точка — на самом деле аппарат „Аполлон“. Только благодаря ей становится ясно — это кратер шириною в сотни метров».

Единственные зрители в этом театре теней — электронные датчики и микрокамеры, которые фиксируют каждый шажок первопроходца. Его создатели вновь изучают ошибки и вновь обучают чадо ходить, чтобы в итоге и лунные роботы, одолев недоступную высоту, смогли повторить слова Нила Армстронга: «Маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества».

 

По материалам http://www.ntv.ru/novosti/224124/