Идет on-line трансляция:Трансляция запуска «Союз МС-16»

Блог космонавтов МКС (архив)

Cм. также: Блог МКС, Орбитальная фотогалерея космонавта Олега Кононенко

 

«Па» над Землей, или EVA-16»

 

Название пришло само собой, после просмотра фотографий, сделанных во время очередного-внеочередного выхода Дага и Трейси. Ребят можно поздравить с победой. Дагу удалось победить неуступчивый разъем. Старый насос демонтирован. Задача выхода в понедельник – монтаж нового. Все ждем, как поведут себя разъемы на этот раз. Сегодня ребята в очередной раз тренировались внутри, и я попросил Дага продемонстрировать, как он умудрился расстыковать разъем. А заодно подловил его во время очередной проверки скафандра. Во время выхода работа найдется для всех. И для Александра, который в очередной раз будет помогать Шеннон на манипуляторе, и для Михаила, на которого возложили несколько задач по американскому сегменту. Я буду помогать ребятам в шлюзовом отсеке. Под руководством все той же, вездесущей Шеннон. Удачи всем.

К сожалению, новостей с Земли мало. Прислали журналы «Российский космос». Зачитать до дыр не удалось, они в электронном виде. Ждем очередной грузовик. Обещали подкинуть прессу. А пока, встречи с Андами. Сейчас потрясающие витки пролета над нами. Снимаем и снимаем. Пейзаж внеземной. Мыс Канаверал, с которого я первый раз стартовал. Прошла Камчатка и Аляска. В последние дни во всей красе в 6194 метра перед нами предстала Мак-Кинли, высочайшая вершина Северной Америки. Невольно соглашаешься с индейцами- атапасками, называвшей ее Денали, Великая. Сравните суровую красоту гор и буйство красок Багам. В удивительном мире мы живем. Насколько он многообразен. Наблюдая за всей этой красотой и озираясь на черную бездну, невольно ловишь себя на мысли, об уникальности нашей планеты.

 

С уважением ко всем,         Ф.Юрчихин

                                               16 августа 2010 г.

Александр Скворцов: "Вопросы детей должны заставить взрослых задуматься"

 

Александр Скворцов:

 

Дорогой Егор, для 8-летнего мальчика это очень серьезный вопрос. Думаю, идея его все же принадлежит твоим родителям.
Сейчас действительно много говорят и пишут о «конце света», причем датируют это событие именно 2012 годом. Почему именно так? Ведь в сущности научных подтверждений этой даты нет. Видимо, как это частенько случается, один сказал: «2012-й!» - остальные подхватили… А теперь полмира думает, что нам не суждено пережить 2012 год...
Другая сторона вопроса - сегодня есть множество серьезных проблем, о которых человечеству стоит задуматься. Есть реальная угроза падения крупного метеорита на нашу планету, есть природные катаклизмы, пагубные последствия нашей деятельности для экологии.
А для решения этих проблем может помочь именно космос, в том числе и пилотируемый. К примеру, у нас в программе есть эксперимент с красивым названием «Русалка», и в нем космонавты помогают ученым исследовать нашу атмосферу на наличие вредных парниковых газов.
Егор, ты задал вопрос, который должен заставить задуматься взрослых. Проблемы, о которых я говорил выше, - это проблемы глобальные. Значит, и решать их нужно на мировом уровне. Чтобы ты и другие дети могли жить под защитой космических и других глобальных систем.

Федор Юрчихин: "Полет на Марс должен стать новым витком развития человечества"

Вопрос Сергея Вальченко: Нужен ли Человечеству полет на Марс и зачем он нужен? Когда с технической точки зрения возможен пилотируемый полет на Красную планету?

 

Федор Юрчихин:

 

Марс. Планета, которой посвящены произведения писателей-фантастов различных стран и многих поколений. Человечество уже не раз мысленно покорило ее. И только сейчас мы заявили о возможной экспедиции к Марсу. Вопрос о необходимости не стоит. Стоит о задачах, технических решениях. А, следовательно, и сроках. Идет своеобразная мозговая атака данного проекта учеными разных стран. Различные взгляды, подходы, дискуссии. Идея постоянно держит в тонусе научную мысль нашей планеты. Давно стала международной. И уже этим необходима и нужна нам. Она сплачивает, объединяет. Появились первые практические шаги к ее решению. «Марс-500». Но не будем забывать о втором полете Валерия Полякова, длительностью 437 суток! Он первый из землян долетел до Марса и вернулся обратно.
Давайте остановимся на технических аспектах, тех решениях, которые предлагаются сейчас, на базе сегодняшних (или вчерашних?) технологий. Главные проблемы – радиация и время в пути. Если использовать технологии МКС, мы до Марса не долетим. Следовательно нужны новые исследования, новые материалы, подходы. Защита водой? На сегодняшний день пока единственное решение. Длительность путешествия. И здесь вопросов больше, чем ответов. При длительных полетах вокруг Земли есть немаловажный фактор – в любое время можно вернуться. Опять же, наблюдение за нашей планетой является хорошим психологическим фактором. Очень много научных задач, посвященных ее изучению. Этого будут лишены будущие марсонавты. Далее. Практика длительных полетов показала снижение работоспособности через полгода пребывания на орбите. Не говорю уже о физических кондициях. Представьте себе. Восемь-девять месяцев пути в замкнутом помещении, связь с Землей с задержкой. В иллюминаторах, если они будут, одни звезды. Какие задачи будет решать экипаж во время перелета? Только обслуживание корабля? И вот главная цель. Посадка. Следовательно, необходимо построить программу таким образом, чтобы после столь длительного путешествия экипаж был полностью готов к главной задаче данной миссии. Затем столь же длительная дорога домой. Сам собой напрашивается вывод - сократить время в пути. А, значит, новые исследования, новые технологии.
Оставим, на время, приоритет в исследовании Марса за автоматами. Назовем его периодом накопления информации. Следующий шаг – рекогносцировка на местности. Возможно, первыми исследователями будут робонавты. Они же и подготовят плацдарм для Человека. Место посадки, станции навигации, связь, метео. Развернут элементы базирования на первое время. За это время – новые технологии, корабли, двигатели. Опробование их в полете к Марсу. Изучение радиационной обстановки. И - полет Человека. При таком раскладе на это уйдет лет 40-50. Долго? Да. Но я очень хочу, чтобы Человечество не ограничилось одним полетом на Марс, ради которого истощит все остальные направления космической программы, вычерпает все свои ресурсы. А планомерно, поэтапно, шаг за шагом решало бы программу освоения Марса, а не полета к Марсу. Человек более сорока лет не ступал на поверхность Луны. И в ближайшее время не собирается. Не будем повторять прошлых ошибок. Не нужен полет ради полета. Я за программу, которая даст новый виток развития Человечества.


С уважением Ф.Юрчихин

           « О ВКД ».

В субботу Даг Вилок и Трейси Колдуэлл-Дайсон совершили выход из американского шлюзового отсека. Ребята спокойно готовились к своему плановому выходу, четвертому для Дага и первому для Трейси. Но нештатка с системой терморегулирования на американском сегменте изменила все планы. В результате вместо планового – внеочередной. И не последний. Задача достаточно сложная для одного выхода. Замена отказавшего насоса. А для этого надо отстыковать разъемы от старого, демонтировать его, установить новый и обратно все пристыковать. И все бы хорошо. Да в магистрали аммиака стоят два больших разъема, сложных и капризных. Весь экипаж и Земля с напряжением следили за титаническими усилиями Дага при работе с этими разъемами. Только один из них удалось отстыковать. Второй – ни в какую. После восьми с небольшим часов работы ребята вернулись на станцию. Земля взяла таймаут. Очередной выход, предварительно, намечен на среду. На память остались фотографии. К сожалению не очень много. Место работы вне пределов видимости наших иллюминаторов.

Воскресенье – день отдыха. С утра свежие новости. Радости нам не принесли. Ты видишь буйство стихии. Ощущаешь борьбу с ней. И не всегда человек выходит безусловным победителем из этой борьбы. В 2007 году огромными пожарами были охвачены США и Греция. В Америке дым от пожаров с западного побережья тянулся до восточного. В Греции – от Пелопоннеса до побережья Туниса. Стихия бушевала долго. И все равно отступила. И нам, в первую очередь надо остановить стихию. И  Америке, и Греции понадобилось для этого очень много времени. И мы, американцы и русские, с тревогой следили за новостями тогда. Названивали своим родным, друзьям, знакомым. И сейчас наши друзья спрашивают – как там, у вас? И понимают – тяжело. Радости мало.

Верю, стихия отступит. А «разборки», извините не мой сленг, не нужны. Необходимо спокойно, без эмоций, все проанализировать и сделать выводы. Всем.  

 

С уважением ко всем,         Ф.Юрчихин

9 августа 2010 г.

За бортом МКС

 

 

 

С уважением, Федор Юрчихин

 

 

Федор Юрчихин: "Желаю удачи участникам проекта "Марс-500"!"

Вопрос от Сергея Вальченко: Что бы Вы, исходя из своего опыта, могли посоветовать участникам проекта "Марс-500" по налаживанию микроклимата в коллективе, созданию единой команды?


 

Федор Юрчихин:

 

Перед участниками проекта действительно стоит очень сложная задача – создать единую команду. У них не было долгого периода совместной подготовки, как у нас. Но не только создать – сохранить ее на протяжении всего срока проекта. Сложный вопрос. Жить в команде, работать на нее. И не раствориться в ней...

И нет здесь  однозначных рецептов. Человек индивидуален. У каждого свое мировоззрение, свой опыт, подходы. Мне кажется – команда, коллектив, семья, родственные понятия. Опыт подсказывает – все проблемы в семье начинаются на кухне. Кто-то не помыл за собой чашку: "А сегодня не моя очередь". "А моя работа более важная". "А почему это я должен делать за всех?"

Основные проблемы начинаются именно на «мелочном» уровне. И если вы их решите, победа не за горами. Ведь главная цель у вас одна – достойно, вместе завершить проект.

И еще. Постарайтесь вместе собираться по вечерам за чашкой чая. И никаких разговоров о работе! Новости, спорт, семья… У каждого есть свой конек, своя любимая тема. Представьте себе: все надоело, тошно, голова болит - любой сценарий. А рядом ребята затронули вашу тематику. Специально. Обязательно клюнете. А там, за разговором, глядишь - и жизнь веселее. И осталось до победы не еще…, а уже!

Не позволяйте себе обидных, по отношению к другому, розыгрышей. Постарайтесь сами определить свое место в команде. И постарайтесь, очень, не давать себе поблажек.
 Давать советы, как ни банально, легче, чем им следовать. Главное. Вы сами выбрали этот путь. Терпеть. И идти по нему до победы. Вместе. Удачи вам. Ждем на Земле.

«Снятся людям иногда…»

Славутинский Виктор.

По-моему в каждом городе периодически говорят, мол, "город теряет своё лицо". А когда сверху смотришь, то видно, что у каждого города своя индивидуальность, совершенно отличная от других.


Тематику очередного разговора подбросили вы. Очень хочется ответить на все вопросы, и в первую очередь о прошедшем выходе. Уж было собрался… Но пока отложу. Наступает жаркая пора у наших друзей. Два незапланированных выхода. А там глядишь, и общий репортаж. О скафандрах. Вопросы на эту тему встречаются чаще. Постараюсь ответить и на вопрос об отношениях полов в космосе. Но, не надейтесь, сенсаций не будет. Их просто нет. А пока – Лондон, Париж...
Города действительно не перепутаешь. Но в первую очередь ищешь место, где ты родился. Для меня это маленький город Батуми на берегу Черного моря. И очень далекий сейчас, к сожалению. Первая попытка была предпринята еще на шаттле в 2002 году. Тем более батумцы меня провожали в первый полет.  Показал мне мой город сверху наш командир – Джеф Эшби. Конечно, я пытался его снять. На станции в том полете помогал Валерий Корзун, командир 5-ой  экспедиции на МКС. Но в 2002 мне больше удавались снимки в стиле техно. И как самая большая награда – моя фотография Дэвида Вольфа во время его выхода с дарственной надписью. Земля  не очень-то и давалась. Я впитывал ее в себя. И в архиве долгое время лучшей для меня фотографией Батуми была фотография Джеффа. Затем прилетел Валерий, и появилась его фотография. Затем фотография, которую снял Геннадий Падалка. В 2007 – оторвался. Появились мои. В самых разных ракурсах. Под самыми разными углами. И первые же снимки отправил своим друзьям в свой родной город. Наверное, вправе именно с него и начинать этот раздел. А дальше… Москва, которую достаточно сложно снять. Мы над ней не летаем. Она с боку от нас, севернее. Часто, в облачности. Да и иллюминатор, из которого она лучше видна, из-за своего близкого расположения к двигателям окрашивает снимки в желто-коричневые тона. Иллюминатор этот расположен в моей каюте. И из него лучшие снимки Аляски и Гренландии, всего, что севернее нашей орбиты. В этой «фотосессии» Москва без облачности. Но даже по снимку ощущаешь город, пышущий жаром. Марево разъедает контрастность. Салоники. Недалеко от них сейчас живут мои родители и брат со своей семьей. У меня в этом городе много друзей. Им мой снимок. И Панайотису Псомиадису, вместе с многочисленной греческой диаспорой, организованной Кайшевым Владимиром Григорьевичем, приехавшему меня проводить на Байконур. А вот и Байконур. Каждый раз, пролетая над ним, нет-нет, да и сделаешь щелчок в его сторону. Ведь город в пустыне достаточно сложно снять. Как и любой другой. Постановкой света, погодными условиями и всем необходимым для хорошего снимка занимается Творец. А мы пользуемся моментом, и … Коли упомянули о Греции, как же без Афин. И рядом – вечный город. Рим. Долгое время прятавшийся от меня во втором полете. И Париж. Вот и он. И у каждого свои ассоциации. Когда показываешь города знакомым, обязательно пытаются найти улицу, площадь. Что-то памятное для себя. Поэтому и хочется снять как можно больше. Но и сделав один снимок, снимаешь еще, еще… Опять же возвращаясь к свету. Сравните два снимка Лондона. На одном от колеса обозрения тень видна, и придает этому снимку свой шарм. На другом нет. И облака. Разные и много. Такого чистого Лондона, как в прошлом полете, еще не встречал. Но уже есть подарок для Пирса Селлерса и его семьи. Хай, Пирс! Зато удался Хьюстон. Впервые такой чистый и без марева. На моих снимках разумеется. И спасибо технике. Всегда под рукой. А то мы с Александром Скворцовым могли пролететь мимо такого подарка. Удалось сделать два-три снимка. Теперь охочусь за Хьюстоном. Зато Вашингтон предстал во всей красе. И днем, и под вечер. Какой лучше? Возможно впереди.
В моем рассказе одни столицы. Первые города, всегда на слуху. А в архиве сотни, тысячи. Большие и маленькие. Наши, зарубежные. Привлекают внимание города, связанные с историей Человечества. «Города, где я бывал…» С интересной архитектурой, порой геометрически точно выдержанной. Иногда бесформенные, или на что-то похожие. Например на рыбу. Разные. Каждый со своим лицом. Просто оно может меняться. С возрастом…
У нас есть победитель. Вопрос о шуме дождя. Надежда! Ура. Рад, что помнят и песню, и историю ее создания. А «шум дождя» действительно снится. Просто у каждого по своему.

 

С уважением ко всем,    

Ф. Юрчихин

04 августа 2010 г.

Александр Скворцов - о домашних животных на МКС

Вопрос Александра Ковалева: Хотели бы Вы завести на орбитальной станции суриката, а если нет, то какое животное Вы хотели бы видеть рядом с собой на МКС?

 

Александр Скворцов:

 

Почему именно суриката?? Почему не бобра, к примеру? Или скунса? :))

Я вообще люблю собак, но, на мой взгляд, пусть лучше собаки остаются на Земле, где для них созданы нормальные условия.

Командир МКС: "Я приобрел здесь новые навыки, связанные с пребыванием в невесомости"

Вопрос Александра Ковалева: Появились ли у Вас за время пребывания на МКС какие-нибудь новые привычки?


 

Александр Скворцов:

 

Не привычки, а скорее навыки, связанные с пребыванием в невесомости. Мне кажется, я здесь научился лучше владеть своим телом. Представьте, что вы долго находитесь в воде, в бассейне, например. Тогда у вас все мышцы начинают работать немного в другом режиме, чем на воздухе.

Александр Скворцов: "Ничто человеческое нам не чуждо"

Вопрос Александра Ковалева: Обычно человеку всегда хочется именно того, чего нет или нельзя. Бывает ли у Вас навязчивое желание съесть или выпить что-нибудь такое, чего нет в космическом рационе? Что именно?


 

Александр Скворцов:

 

Рацион у нас достаточно разнообразен. Но - ничто человеческое нам не чуждо.
Я бы не отказался от шашлыка, и чтобы пожарить на костре… Но это ни в коем случае не навязчивое желание. Все-таки само слово «навязчивый» имеет негативную окраску. А в данном случае никакого негатива нет, просто нормальное желание человека, который надолго уехал из родных мест и лишен некоторых возможностей, таких как, к примеру, развести костер и пожарить мясо.

О выходе и не только. Часть 2.

Проснувшись после выхода, на официальной web-странице экипажа обнаружили присланные с Земли новости канала НТВ. А в них себя родимых, но еще во время работы. И комментарий – будем ждать новых фотографий… Увы. А так все хорошо начиналось – подготовили два! фотоаппарата. И на тебе. Обо всем по порядку.
Циклограмма выхода, разработанная ребятами, была рассчитана на 6 часов. Достаточно напряженная программа. И все задачи необходимо было совершить за один выход. В день предстоящей работы мы с Михаилом начали подготовку пораньше. Дабы иметь запас времени. Ближе к выходу запас времени стал убывать, в результате мы даже вышли с небольшой задержкой. Забыл снять с ботинок своего скафандра защитные чехлы, чуни. Хорошо бы смотрелся. И посыпались бы вопросы о новом приспособлении для «Орлана». Помог Михаил, в две минуты снял их и прикрепил. Похихикал над собой, вперед. Первая же задача преподнесла сюрприз. На старой телекамере, которую необходимо было снять, никак не хотел отворачиваться болт. Пришлось повозиться. Первое отставание от графика мы отыграли на переходе, который провели в ночное время на орбите. Хотя предполагался отдых. Еще в 2007 году мы с Олегом Котовым опробовали на «Орланах» новые светильники. И остались очень довольны ими. И сейчас они нам очень помогали при работе в ночное время. Следующая задача – новая вводная. Разъем категорически отказывался расстыковываться и состыковываться. И вновь ночной переход. Новые разъемы, новые проблемы. И время неумолимо тает. Хотя и мы, и ЦУП, понимаем, у нас есть дополнительные полчаса. Штатные резервы «Орлана». Сергей Киреевичев, наш ведущий по работам на этом выходе, дает добро на использование дополнительных минут на фото, но только по приходу к выходному люку. Особенно хочется снять Михаила. Для него это первый выход. Только собираемся возвращаться – новая вводная. ЦУП так, осторожно спрашивает. Как там насчет разъемов последнего кабеля. Плотно сидят или нет. Значит, ребятам что-то не понравилось по телеметрии. Понимая серьезность ситуации и то, что нам так и не удалось сделать ни одного снимка самих разъемов, возвращаюсь обратно по трассе, проверяю каждый из них по маркировке и правильности их стыковки и докладываю на Землю. Каждый из нас, и мы, и Земля должны быть уверенны в качестве работы. Все разъемы состыкованы правильно. Удовлетворенные, усталые, возвращаемся обратно. Времени на фото не осталось. Мы исчерпали наши лимиты. Обратное шлюзование, встреча с ребятами. И радостный Александр Скворцов сообщает – ему удалось что-то снять. Мы понимаем, из маленького иллюминатора в «Поиске» это практически невозможно. И тем не менее Саша совершил чудо. Его фотографии я и представляю Вам. На них Михаил Корниенко во время своего первого выхода.
Сегодня разбирали результаты выхода. Все поздравляли Михаила с удачным дебютом. Все задачи выполнены. А это самая важная оценка, по крайней мере для меня.
Самое важное. Огромное спасибо всем вам, сопровождавшим наш выход. Ребятам со «Звезды», сотворившим это чудо – скафандр «Орлан». Ваше изделие работало замечательно. Ребятам из ЦПК, ведущих наше шлюзование, как всегда грамотно, профессионально. Нашим ведущим по задачам выхода, непрерывно работавшим на связи более 6-ти часов. Врачам. Ваши рекомендации помогали нам правильно рассчитать свои силы. Всей смене ЦУПа - за поддержку и терпение, особенно в моменты нашего раздражения. Они все составляющие успеха, имя которому – Российский космос.
По поводу машины времени на МКС. Уверяю вас, на МКС ее нет. Да и в первоначальном тексте «машины» не было. Ребята на Земле при попытке согласования времени подачи материала (он попадает к ним не сиюминутно), немного перестарались. Договорились, буду ставить даты под письмами. А ошибки бывают у всех. Главное – правильно поставить запятую. После слова нельзя!

 

С уважением,    

 Ф.Юрчихин

 

 

На снимках: Михаил Корниенко во время своего первого выхода.


 

Федор Юрчихин: "Профессия космонавта- осуществленная мечта детства. С продолжением"

Вопрос Александра Ковалева: Что значит для Вас профессия космонавта? 

 

Федор Юрчихин:

 

Для меня – осуществленная мечта детства. С продолжением. И судьба, и жизнь. Работа. Интересная, захватывающая. Изменившая мое мировоззрение. Множество самых разнообразных профессий, объединенных одним словом - космонавт.

Федор Юрчихин: "Земля из открытого космоса видится иначе, чем из иллюминатора"

Вопрос Александра Ковалева: Какие ощущения испытывает человек, вышедший в открытый космос в первый раз? Или какая первая мысль посетила Вас при выходе в открытый космос?

 

Федор Юрчихин:

 

Если, честно, мои ощущения никогда не сравнятся с теми, какие испытывал Алексей Архипович Леонов. Первым совершивший выход в космос. Для него это действительно был шаг в неизведанное. И для всех, кто готовил этот шаг. Мы идем по их стопам. Мой первый выход был первым для меня и для Олега Котова. В 2007 году. А для ребят на Земле, которые помогали нам и поддерживали, даже не десятый… Их помощь, опыт помогли нам во время подготовки. Как и советы, и опыт ребят, уже совершавших выходы. Мы вышли работать. Было волнение. Безусловно. Но в голове сидели рекомендации наших инструкторов – не смотреть в первое время на Землю. Не отвлекаться, сосредоточиться на работе. И, примерно через час, полтора, уже полностью освоившись в скафандре, я позволил себе взглянуть на Землю «широко открытыми глазами». Эта картина до сих пор стоит передо мной. Величественней – не видел. Не сравнить с видом из иллюминатора. Медленно проплывающая под тобой Земля, смена дня и ночи. Восход и заход Солнца ощущаешь «кожей» скафандра. От бесконечности - дух захватывает.

Федор Юрчихин: "Мы не готовы к контакту с с инопланетянами"

Вопрос от Александра Ковалева: Видели ли Вы инопланетян, а если нет, рассчитываете ли увидеть?

 

Федор Юрчихин:

 

Чур, меня, чур. Не видел. И очень этому рад.

Давайте трезво оценим кто мы, где мы. В следующем году – 50-ти летие  полета Ю.А. Гагарина. Человечество только делает первые шаги в освоении космоса. И, пока, самый большой его шаг – шаг в сторону Луны.

А откуда прилетят они? Их технологии, мировоззрение, культура… Много вопросов. Для меня понятие контакта – не навреди! Терпимость к традициям, культуре, религии… За время развития цивилизации Человека разумного с лица Земли исчезло множество городов, государств, народностей. Мы только подходим к понятию – жить в едином мире. Мы не готовы к контакту. Нам еще учится контактировать друг с другом. Надеюсь, «зеленые» это понимают.

P.S. Но, очень хочется взглянуть. Хотя бы одним глазиком.

 

Александр Скворцов: "В 17-летнем возрасте влюбляться в известных людей нормально"

 

 

 

 

Александр Скворцов:

Я, конечно, польщен, как любой нормальный мужчина.
Вначале, получив это письмо от 17-летней девочки, я немного растерялся.
Понимаю, что в этом возрасте влюбляться в известных людей нормально. Но я никак не ожидал, что сам окажусь предметом девичьей влюбленности, тем более, что у меня дочь почти такого же возраста.
Хотя, если говорить серьезно, я думаю, что восторженное отношение девочки больше связано не со мной лично, а с космосом вообще. Насколько я понимаю, ей довелось проводить наш экипаж в ЦПК и на Байконуре.
Равнодушным эта процедура мало кого оставляет. Совсем взрослые зрелые люди, увидев, как ракета взмывает в небо, плачут. А тут- молодая девушка, ракета, старт, огромное количество людей, экипаж в центре в центре внимания… Ее восторг просто трудно описать. А я в этой ситуации, что называется, «попался под руку».
И это совсем неплохо. Есть масса примеров, когда подростки выбирают себе не самых удачных с точки зрения человеческих ценностей кумиров. Я рад, что для этой девушки кумиром стал космонавт - я имею в виду профессию вообще, а не себя в частности.
Не секрет, что космонавтика сегодня для общества стала делом обыденным.
Космонавтов уже не встречают толпы, сообщения об очередном полёте или посадке перешли в разряд  обычных новостей для многих. Но если появится пусть даже десяток молодых людей, в которых проснется интерес к космосу, значит нам, нынешним космонавтам, уже будет смена, и человечество будет продолжать исследовать Вселенную. А может, когда-нибудь отправится и за ее пределы.

                                                                                                      С уважением ,Александр Александрович Скворцов.

О выходе и не только

Начну с извинений за долгое молчание. Идет подготовка к выходу. Сегодня относительно свободный день. Просмотрел почту. В почте обычные новости, которые регулярно присылает нам Алексей Гришин, наш «земной» врач. С Алексеем нам повезло. Он был у меня врачом и в предыдущем экипаже. Удивительно чуткий, очень тактичный. А профессиональные качества! И сейчас он тянет лямку напополам с Кобзевым Евгением Александровичем. Встречались с ним на приватной медицинской конференции. Посвящена подготовке к выходу. А в пятницу Ирина Алферова, еще одно недремлющее око медицины, объявила нам с Михаилом Корниенко о допуске к выходу. Ирочку мы очень любим, стараемся не обижать. Тем более она знает нас как облупленных. Как и любой в Центре управления полетами. Ведь они по нашим утренним голосам определяют наше настроение и готовность к работе. А мы к работе готовы. Прошла тренировка в скафандрах. Оценили свою подгонку, удобство расположения навесного оборудования. Сегодня опять просмотрели циклограмму выхода, взглянули на инструменты, с которым придется работать. И, в первую очередь, на скафандры. Особенно Михаил. Нет-нет да и забежит в СО1, как там его скафандр поживает? Он просто в предвкушении своего первого выхода. Очень ответственно к нему относится. А по-другому и нельзя. Еще были контрольные переговоры с группой поддержки на Земле. И приватная встреча с семьей! Каждый раз жду ее - не дождусь. Хотя практически каждый день имеется возможность позвонить домой. И не только.

 

Михаил Корниенко и его первый "Орлан"

 

Скафандры готовы к выходу!

Федор Юрчихин - для Даны Новиковой

Федор Юрчихин:

 

Сегодня разговаривал с Даной Новиковой. Девочкой посетившей Мемориальный музей космонавтики и отправившей нам письмо через «Почтовый ящик МКС». Девочкой с трудной судьбой и, уверен, твердым характером. Спасибо ее маме, с кем тоже удалось переговорить. Милая Дана. Я обещал тебе фотографии из космоса. И обещание свое сдерживаю. Так получилось, в предыдущем моем полете мне так и не удалось сфотографировать полярные сияния. А буквально два дня назад удалось. И появляется новая рубрика – «Полярные сияния». Пока я только учусь их снимать. Мне помог в этом Александр Скворцов. Надеюсь, дальше будет лучше. Так вот. Первая фотография полярного сияния для тебя. Так и назовем ее – Дана. Это произошло над Антарктидой. Пиши, что тебе нравится из снимков. Что бы ты хотела увидеть. Всегда рады общению с тобой. Удачи тебе.

 


«В невесомости коляска не нужна»,- написала Дана Новикова российским космонавтам на Международную космическую станцию

 

«Я не могу ходить и передвигаюсь на коляске, а вот в состоянии невесомости коляска не нужна»,- письмо с такими словами опустила 11-летняя девочка в «Почтовый ящик экипажа МКС», который работает в Мемориальном музее космонавтики (ММК) при поддержке пресс-службы Роскосмоса и Департамента культуры города Москвы.

 

 

«В невесомости коляска не нужна»,- написала Дана Новикова российским космонавтам на Международную космическую станцию.
«О том, что есть космос и космонавты, я знаю давно, знаю, что первым космонавтом был Юрий Гагарин»,- пишет девочка.

 


11-летняя жительница Подмосковья узнала об уникальной акции, дающей возможность любому посетителю музея отправить письмо на орбиту, от мамы.  Девочка долго думала над своим посланием: хотелось задать космонавтам вопросы, хотелось и о себе немножко рассказать.
А еще- просто «познакомиться с настоящим космонавтом».
Это желание девочки уже сбылось. В Мемориальном музее космонавтики сегодня Дана пообщалась с заместителем директора ММК летчиком-космонавтом Героем России Александром Лазуткиным. Александр Иванович вручил Дане подарки от музея. 

 

 


Но самое главное было отправить письмо на орбиту.

 

 

 


«В сентябре я пойду учиться в 5 класс. Все четыре года я училась на «отлично». Занимаюсь английским языком, учусь играть на синтезаторе. Мечтаю играть космическую музыку»,- пишет Дана.
 Мама и бабушка прилагают все усилия, чтобы Дана нормально училась, получала не только школьные знания, но и развивалась в других областях. Но чуда совершить родные Даны не в силах.
Дана Новикова не может ходить. К сожалению, все усилия врачей пока тщетны. 
И потому малышка мечтает: «Меня поразил фильм, где космонавты плавали в воздухе. Это было смешно и удивительно. И я подумала, что, наверное, и я бы смогла так плавать. Я не могу ходить и передвигаюсь на коляске, а вот в состоянии невесомости коляска не нужна».

 


Без комментариев. Будем ждать ответа с орбиты. 

 

 


Фото: А.Ю.Боднарь (ММК)

Зачем мне это надо?

Ответ на комментарий Major
30-06-2010 13:20:20  Major
 
"05.06.2010 на сайте Роскосмоса в заметке "Над Байконуром взвились флаги государств – участников предстоящего космического полёта к МКС" (
http://www.roscosmos.ru/main.php?id=2&nid=11013&hl=%F2%EC%E0-19) Фёдор Юрчихин заявлял, что не хочет повторять опыт и быть похожим на других космонавтов, всти блог, как Сураев или фотогалерею, как Котов (дословно: "В последнее время каждый из членов экипажа МКС внёс свой вклад в популяризацию профессии космонавта, в то, чтобы о работе космонавтов и астронавтов на МКС узнали как можно больше и, чтобы это было доступно, понятно и интересно каждому простому человеку. Максим Сураев вёл свой космический дневник, Олег Котов создал невиданную ранее, на мой взгляд, фотогалерею Земли, самых отдалённых и самых интересных её мест. Я бы не хотел повторяться и создать что-то своё, но что-то тоже очень интересное и очень нужное. Например, я бы хотел продолжить космическое образование детей, чем я и занимался на Земле. Думаю, это может быть в форме каких-то задач и заданий, уроков с орбиты МКС, но в простой и доступной для всех форме. Я думаю, руководство Роскосмоса меня поддержит в этом)"
Мнение понятно, грамотно и достойно только уважения.
Так что случилось? Почему вдруг после нескольких дней полёта так резко променялись убеждения Фёдора Юрчихина? Или его "попросили" поменять своё мнение в угоду неким людям?"

 

 

Давно не писал. Подготовка к выходу. Да и новостей с Земли не  получал. Немного задерживаюсь с ответами. В том числе и детям.

А отвечать надо всем. И уметь разговаривать со всеми.
Уважаемые друзья. Я отвечаю за написанное мной. Не могу отвечать за интерпретацию моих интервью. Хотя, даже если меняется смысл, ничего страшного в этом нет. Ведь каждый слышит то, что ему важнее всего. И мне урок. Надо уметь доступнее доводить свои мысли. Четче излагать цели. Никогда не занимался космическим образованием детей. К сожалению. Жизнь у нас одна. Не на все встречи с детьми, на которые приглашали, удавалось попадать. Но, в меру сил и обстоятельств, старался никому не отказывать. Как и каждый из нас! Поэтому и основной акцент - на детей.

Я очень стараюсь отвечать на все детские вопросы. Это для меня основное. Стараюсь общаться с ними, как со взрослыми. Они – умные. Каждый – отдельная планета. И очень рад поддержке руководства... Уже более или менее налаживается обратная связь с Мемориальным музеем космонавтики. Пришли первые вопросы от детей Греции. Два письма из Германии. Отправил очередную порцию ответов.
О блоге на сайте Роскосмоса. Многие, не «некие люди», спрашивали, буду ли я вести свой блог. И уточняли - "как дневник Максима Сураева". Я всем пояснял – дневников никогда не писал. Хотя, все возможно, но он не будет похожим на блог Максима. А каким он будет, я и сам не знаю. До сих пор. В его появлении, возможно, свою роль сыграла потребность в общении и новые возможности на станции.
О фотографиях. Герман Степанович Титов – первый космический фотограф. Мы – его ученики. Не каждый из нас рискует выставить на зрительский суд свои работы. Уверяю вас, есть что показать. К примеру, замечательные авторские выставки Юрия Михайловича Батурина и Сергея Константиновича Крикалева. На каждого из нас неизгладимое впечатление оставляет вид Земли. Еще после первого полета я решился попробовать через фотографии донести до Вас всё то, что мы видим и чувствуем, находясь здесь, на орбите. Порой от решения до реализации проходит довольно долгий срок. Размышления, сомнения, подбор тем, отбор материала…
И только в конце 2008 года, в декабре, реализовались и эти планы. В картинной галерее города Щелково открылась моя фотовыставка. «Наш дом – Земля». Небольшим тиражом напечатан фотоальбом. Многие фотографии в блоге как раз с нее. После выставки сотрудники галереи подарили мне книгу отзывов. Уверяю вас, отзывы детей во сто крат окупили все сомнения, затраты, как мои, так и моих друзей. Пользуясь моментом, хочу поздравить руководителя галереи Беглова Александра Ивановича с 50-летием! Сейчас фотовыставка находится в Мемориальном музее космонавтики. «Наш дом – Земля II» - заявка на новую фотовыставку. Тематики останутся, в основном, те же. Какой она будет, что в нее попадет? Пока подбрасываю сырой материал. Буду следить за вашей реакцией, но и отстаивать свое видение. Самому интересно, а какой она будет, выставка? Что изменится за это время? Уверен только в одном – она будет!
Очень хочется объединить все в единое поле. И детские вопросы, и блог, и фото. Но пока получается лоскутное одеяло. Что-то здесь, что-то там. Главное - работает и есть множество самых разных отзывов.

Majorу.
Никогда не изменял своим принципам и убеждениям. Никогда не угодничал. Всегда был верен мечте своего детства и шел к ней. Долго, трудно. Рядом всегда - семья, друзья и старшие товарищи. Именно поэтому я – космонавт!


С уважением ко всем Федор Юрчихин. 
                                                                                                                                                        20 июля 2010 года

Александр Скворцов: "Похолодания в Москве пока не будет"

Вопрос Константина Островского:

 

Уважаемые космонавты!

Вам сверху видно все! Скажите, не идет ли на Москву циклон?

 

Александр Скворцов:

 

Над всей Европой сейчас антициклон. Облачка единичные кое-где появляются, и это все.

Время от времени на юге, в районе Кавказа, видны грозовые тучи. А над Москвой вообще небо чистое.

Так что похолодания, москвичи, пока не ждите.

Командир МКС: "Нашу планету любил, люблю и буду любить - она красавица!"

Александр Скворцов, командир Международной космической станции (МКС):

 

- Здесь Земля и есть весь мир, а небо – просто купол над головой. Как Вы сейчас относитесь к Земле? Как к живому существу, или просто как к одной из планет, но только своей, или как к уютному дому? Я вот просто пытаюсь представить себя в этой бездне – жуть же вообще, это как годовалого ребенка одного оставить где-нибудь на улице, без папы и мамы.
- Сравнение с годовалым ребенком как-то… Может, так себя чувствовали первые космонавты, наверняка, что-то похожее ощущал Юрий Гагарин. Но его подвиг в том и состоит, что он шагнул в неизвестность, практически без подготовки, потому что никто не мог просчитать до конца, как пройдет полет Гагарина, какие могут быть нештатки… В то время этого просто никто не знал, все было внове.
Сейчас, конечно, не так. За это время в космосе побывало более 500 космонавтов. И абсолютно каждый полет дает новые знания. Не зря же проводится так называемый «разбор полета». Эти знания постепенно накапливаются, давая следующим космонавтам возможность лучше изучить среду, в которой им предстоит работать. В результате такого обмена опытом ты уже имеешь представление о том, куда отправляешься. Это очень помогает. Потому «жути» никакой нет.
Не могу сказать, что мое отношение к Земле как-то изменилось здесь. Я нашу планету любил, люблю и буду любить! Она красавица!


- Как после космического полета Вы планируете адаптироваться на Земле?
- Период адаптации после полета- это медицинское обследование, прежде всего. Знаю ребят, которые после возвращения практически никаких проблем со здоровьем не испытывали. Другим после обследования назначали те или иные процедуры. По-разному бывает.
В принципе, если следовать указаниям медиков во время полета на станции, если заниматься спортом, никаких проблем по возвращении быть не должно.
После медицины вернувшийся космонавт, как правило, отправляется в реабилитационный центр, недели на три.
Планировать что-то конкретное сейчас я не хочу. Вернусь – буду думать. Единственное, что точно сделаю, как только появится первая возможность,- схожу в баню!


 

- А вот мне интересно всегда было, перед тем, как ложиться спать в космосе, нужно ли пристегиваться?
- Мы спим в специальных мешках. Такой мешок закрепляется на стенке каюты. Если в мешок не залезать, будешь парить в невесомости. Спящий. Лично мне в таком состоянии было бы некомфортно.


- На самом ли деле космонавтов в невесомости мучают головные боли, и они вынуждены пить таблетки, чтобы избавиться от нее?
- Может, у кого-то и были постоянные головные боли во время полета… Не знаю. Я себя здесь чувствую прекрасно.
Что касается таблеток, то у нас здесь «аптечка», что называется, на все случаи жизни. За полгода в космосе может всякое случиться. И головная боль- это на самом деле мелочь по сравнению с теми медицинскими операциями, которые космонавт должен уметь делать, вплоть до хирургических.


- Видно ли из космоса улицы каких-либо городов, например, Одессы-мамы?
- С помощью увеличительной техники видно, конечно. А невооруженным глазом видны более крупные объекты – города, горы, моря.

 

На фото: Одесса


- Что можно и чего нельзя съесть или выпить на космическом корабле?
- Ограничений почти нет. На станции действует «сухой закон», а все остальное можно пить и есть, с учетом, конечно, невесомости. Попить сок из стакана не получится, как Вы понимаете.

 

- Можно ли выйти в открытый космос просто так, или это надо согласовывать?
- На станции нельзя просто "открыть дверь и выйти на улицу". Все выходы планируются заранее, с определенными целями, и согласовываются с партнерами. Во время ближайшего выхода из российского сегмента Федор и Михаил будут проводить работы с новым модулем "Рассвет".


- Тоскуете ли Вы в полете по дому?
- Конечно, тоскую. По родным, жене и дочке, по друзьям, да и просто по каким-то вещам, которые на Земле воспринимаешь как обыденные - зеленые листья, запах цветов, вода, которая течет, а не летает… Можно даже сказать, что я немного скучаю по гравитации…


- Что такое Ваш космос? Он такой, каким вы его представляли еще на Земле, до полета, или он оказался совсем другим? Каким?
- Мой космос… Сложный вопрос, если честно.
Если вы знакомы с моей биографией, то знаете, что к космосу я шел долго, 13 лет. Поэтому космос для меня - это исполнение мечты, одна из высот, которой я достиг в своей жизни.
Если говорить о чисто зрительных ощущениях - космос черный, бездонный. До полета я достаточно много общался с опытными космонавтами и поэтому уже знал примерно, что увижу со станции. Картинки складывались в мозгу, но космос оказался сложнее на чувствах. Если на Земле долго смотреть на небо, особенно ночью, и пытаться представить, что находится там, дальше, за той частью неба, которую мы видим, то возникает это чувство: ты - крошечная пылинка, затерянная в необъятной Вселенной. Кого-то это пугает, кого-то наполняет вдохновением… Когда ты улетаешь от Земли далеко, когда смотришь на нее сверху, эти чувства усиливаются.


- Как бы Вы описали свою профессию? Это судьба, жизнь, невероятное приключение, что-то еще?
- Все вместе.
Вообще настоящий мужчина должен обязательно реализовать себя в профессии. Но при этом я не считаю, что профессия- это жизнь. Нужно наслаждаться и тем, что есть в этом мире, кроме работы. Я, например, как Вы, наверное, знаете, еще и футболист, капитан команды ЦПК. В другие спортивные игры тоже люблю играть- в бадминтон, например. Полет в космос – это только небольшая часть жизни, но не вся жизнь.

 

- Есть ли разница в снах на Земле и в космосе? Может быть, в полете снится что-то особенное, или необычное?
- Дом снится… Но такие же сны любой командировочный на Земле может видеть. Так что разницы большой нет.

 

 

Вопросы - Александр Ковалев

Федор Юрчихин - Эдуарду, будущему космонавту: "Спасибо тебе за смелость в выборе будущей профессии"

 

 

Федор Юрчихин:

 

Эдуарду, будущему космонавту.
Спасибо тебе за смелость. Смелость в выборе будущей профессии. Конечно, мы верим в то, что рано или поздно, мы повстречаемся с жителями других планет. Но мы только начали освоение космоса. И при контакте, очень важно, быть на одном уровне с другой цивилизацией. Мы должны быть интересны друг другу. Сейчас я не стал бы говорить о нашей готовности к контакту. Мы еще мало что умеем. И самое главное – нужно научиться и себя уберечь, и другим не навредить. История Человечества пестрит примерами, когда при освоении новых пространств с лица Земли исчезали племена, народы, цивилизации. Очень не хочется, как и продолжить такой путь, так и пропасть на этом пути. Удачи тебе.

Ответ Федора Юрчихина Ларисе Плетневой и Насте Кудельниковой

 

Федор Юрчихин:

 

Плетневой Луизе и Кудельниковой Насте.
Конечно могут. И даже когда мы находимся внутри станции. Но это очень маленькие метеориты. Не такие, какие вы видели в музее. И не очень страшные. А если, вдруг будут большие, то Земля обязательно сообщит нам, и мы свернем в сторону. Не беспокойтесь. Приходите в музей еще. И задавайте вопросы.


ВНИМАНИЕ - вопрос от Федора Юрчихина! Победитель получит приз!

Федор Юрчихин:

 

Вопрос ко всем ребятам. Сколько раз здесь, на орбите мы встречаем рассвет и закат за сутки? Уже понятно, не один раз. Сколько?
И тем, кто постарше. Что такое – солнечная орбита?

 

Трое ребят, которые первыми пришлют правильные ответы, получат в качетве приза бесплатную экскурсию в Мемориальный музей космонавтики!

 

Пресс-служба Мемориального музея космонавтики

Ответ Федора Юрчихина Маргарите Галкиной (7 лет, Нижний Новгород)

 

Федор Юрчихин:

 

Маргарите Галкиной.
Так же красиво, как и на Земле. И, как и на Земле, смотреть на него надо очень осторожно. А то можно повредить глаза. Но на рассвете и, особенно, на закате, смотреть на него просто замечательно. И выглядит оно очень красиво. Обязательно сфотографирую и пришлю на сайт музея. Маргарита! Передавай привет всем своим подружкам. Пускай тоже задают вопросы!

 

Ответ Федора Юрчихина Косте и Владу из Санкт-Петербурга

 

 

Федор Юрчихин:


Косте и Владу.
Спасибо за привет. И вы передавайте Вашим друзьям.
У нас обычный распорядок дня, как у большинства на Земле. Только ездить на работу не надо. И время на станции не московское, а по Гринвичу. Ведь станция международная. Встаем мы в 6 утра. В 8 – приступаем к работе. У каждого свое расписание, свои задачи. Хотя некоторые, наиболее ответственные, мы делаем вместе. Есть обед, занятия спортом. Без этого нельзя. И – выходные. Суббота и воскресенье. Занимаемся уборкой. В свободное время пишем письма, смотрим фильмы. Но, даже в выходные, находим время для работы. А еще мы отмечаем праздники, в том числе и международные.

Ответ Федора Юрчихина Ивану и Евгению Фещенко

 

Федор Юрчихин:

 

Фещенко Ивану и Фещенко Евгению

Чтобы стать хорошим космонавтом – обязательно надо хорошо учиться. Да и не только космонавтом. А кем вы хотите быть? Хотите ли Вы быть плохим, ну например, доктором, инженером, водителем? Хорошей вам учебы!
Сны нам в космосе снятся! И в основном про дом, наших детей, друзей. Про рыбалку, про поход в лес. Про многое. А, знаете, какие нам снятся сны на Земле? Правильно. Про космос!
Творог с орехами, картошка с грибами, сосиски. Вся еда здесь вкусная. И ее очень много. Главное – не поправиться. Но самая вкусная еда конечно домашняя!
Привет всем вашим друзьям в городе Владивостоке.

Александр Скворцов: Приходится менять навыки, к которым приучила гравитация

Вопрос от Александра Ковалева: Есть ли разница в ощущениях на МКС и на Земле? В чем именно она проявляется?

 

Александр Скворцов:

Невесомость – первое и главное отличие. Природой нам дано ходить, а тут ты летаешь. Это налагает отпечаток на все действия. Отработать такое на Земле можно только в водной среде. Хотя даже там невозможно предусмотреть всего.
Приучиться не ставить, не класть, а все привязывать или пристегивать- это тоже своего рода работа. Обратите внимание, насколько часто на Земле мы, совершенно бездумно, откладываем в сторону тот или иной предмет. В невесомости предмет улетит, поэтому приходится постоянно держать под контролем самого себя, чтобы изменить навыки, к которым приучила гравитация.

 

Командир МКС инопланетян не встречал

 

 

Вопрос от Александра Ковалева: Видели ли Вы в космосе НЛО или что-то необычное?

 

Александр Скворцов:

Нет, зеленых человечков не видел ни я, ни мои коллеги. Да и те ребята, которые летали до нас, «братьев по разуму» тоже пока не встречали. Пока. Может, когда-нибудь… 
НЛО тоже не приходилось видеть. А вот необычное… А можно ли назвать обычным вид Земли из космоса? Конечно, сейчас много появилось таких фотографий, и можно сказать, что практически каждый человек на Земле видел нашу планету с орбиты- благодаря снимкам со станции и спутников. И все равно, определение «обычный» сюда не подходит, мне кажется. 

Александр Скворцов: Было бы здорово ухаживать за хомячком, к примеру, и при этом наблюдать, как меняется его поведение в невесомости

Вопрос от Александра Ковалева: Когда космонавты смогут брать с собой на борт мелких домашних животных? Понадобятся ли в этом случае для них специальные скафандры?

 

Александр Скворцов:

 

Это Вы имеете в виду домашних питомцев на борту? Интересный вопрос. Собственно, на орбиту летали и собаки, и обезьяны, и мыши, и даже тритоны. Насколько мне помнится, мелких млекопитающих на орбиту доставляют в специальных контейнерах, а не в скафандрах.
Сейчас на российском сегменте живности нет. Но Ваш вопрос наводит на мысль – а было бы здорово. Ухаживать за хомячком, к примеру, и при этом наблюдать, как меняется его поведение в невесомости. Вопрос к ученым - наверное, стоит запланировать такой эксперимент. Кроме чисто научного, здесь, мне кажется, был бы дополнительный эффект – психологическая разгрузка для космонавтов.

 

Александр Скворцов: Бог должен жить внутри каждого человека

Вопрос от Александра Ковалева: Верите ли Вы в Бога? Может, Вы его видели? И вообще, как полет в космос может отразиться на религиозном мировоззрении человека?

 

Александр Скворцов:

Бога не видел, также как и инопланетян. В Бога верю, но без фанатизма. Считаю, что Бог должен жить внутри каждого человека.
Но изменения в мировоззрении во время полета в космос нельзя ограничивать только религией. Когда видишь Землю с орбиты, меняется взгляд на многие вещи, понимаешь,  что по сравнению с Вселенной человек мал и ничтожен…


Александр Скворцов: "Письма ребят с Земли, из «Почтового ящика» в музее космонавтики, вызывают массу приятных эмоций"

Вопрос от Александра Ковалева: Какие есть развлечения на МКС?

 

Александр Скворцов:

 

На развлечения тут не так много времени остается. Мы стараемся отмечать праздники. У меня, например, очень хорошие воспоминания связаны с моим днем рождения. Открыл в этот день посылку от родных- а там надувные шарики! Мы их надули, привязали к поручню около моей каюты, и шарики потом еще долго радовали глаз.
Конечно, развлечением можно считать звонки родным и переписку по электронной почте. Письма ребят с Земли, из «Почтового ящика» в музее космонавтики, вызывают массу приятных эмоций, особенно когда пишут совсем маленькие дети, еще толком не знающие букв и делающие трогательные ошибки.

Михаил Корниенко: Российский космонавт позвонил с орбиты девочке, которая не любит овсяную кашу

 

 

 

 

 

 

Бортинженер МКС Михаил Корниенко позвонил с орбиты шестилетней жительнице Санкт-Петербурга Ане Трошкеевой, которая не любит есть овсяную кашу, и рассказал ей о космических продуктах, сообщили "Интерфаксу-АВН" в Мемориальном музее космонавтики.

"Задать вопрос космонавту Корниенко Аня смогла благодаря почтовому ящику космонавтов, который уже несколько недель работает в нашем музее. В письме, которое Ане помогла написать мама, девочка рассказала, что не любит овсяную кашу, и спросила Михаила, нет ли у него на орбите таких проблем. Ест ли он то, что не нравится? Вчера Михаил позвонил девочке с орбиты в Санкт-Петербург и пообщался с ней", - сообщили сотрудники Мемориального музея космонавтики.

Аня в этом году пойдет учиться в специализированную гимназию "Земля и Вселенная". Она интересуется космосом и поэтому, приехав с родителями в Москву, побывала в космическом музее, где и узнала, что может задать вопрос космонавтам, работающим сейчас на орбите. Она персонально адресовала вопрос М.Корниенко.

Необычный канал связи с космонавтами заработал благодаря инициативе музейных работников при поддержке пресс-службы Роскосмоса.

В свою очередь, мама Ани Павла Трошкеева, сообщила "Интерфаксу-АВН", что в семье очень удивились звонку с орбиты. "Аня была поражена, что ей позвонил "настоящий космонавт". По словам дочки, Михаил подобно рассказал ей, какие продукты едят космонавты, сказал, что овсяная каша на орбите - это деликатес, и посоветовал от каши не отказываться", - сказала П.Трошкеева.

По ее словам, М.Корниенко также сказал, что продукты на орбите самые разнообразные и есть даже конфеты.

"Дочка поздравила Михаила Борисовича с днем рождения, который он встретил на орбите", - сказала П.Трошкеева.

Она считает, что новый канал связи с космонавтами, организованный Мемориальным музеем космонавтики и пресс-службой Роскосмоса, делает космос ближе и может послужить популяризации космонавтики.

 

ИНТЕРФАКС-АВН

От Федора Юрчихина - Андрею и его сестричке Маше

 

Федор Юрчихин:

 

Андрею и его сестричке Маше!

Здравствуй Андрей. И обязательно передай привет своей сестричке. Нас здесь шесть космонавтов. Трое из России и трое из Америки. И каждый день происходит что-то интересное. Мы снимаем фотографии Земли. Как выглядит наша планета сверху. Это просто замечательно. Дух захватывает. Она – как очень большой глобус. Но мы знаем, что на ней живут люди, в том числе и наши друзья. И ты с Машей. А еще мы работаем и проводим различные эксперименты. И это тоже очень и очень интересно. А, главное, скоро у нас будет выход в открытый космос. Мы обязательно помашем вам рукой. Пиши нам еще.

 

От Федора Юрчихина

Всем ребятам, приславшим нам свои пожелания через "Почтовый ящик" в Мемориальном музее космонавтики!

 

Спасибо Вам! Нам очень приятно получать Ваши весточки с Земли. Очень здорово, что нравится музей. Приходите в него еще и приводите своих друзей.

Удачи Вам!   

 

Ф. Юрчихин

От Александра Скворцова: "На ЧМ болел за сборную Германии"

Вопрос от Александра Ковалева: За кого Вы болеете на Чемпионате мира по футболу и получается ли следить за турниром?

 

Александр Скворцов:

 

За чемпионатом слежу только по присылаемым новостям и обмениваюсь информацией по телефону с друзьями, вместе с которыми сам люблю играть в футбол и к их мнению я прислушиваюсь. Часто прошу сообщить результат после игры мне на станцию по каналу связи. У меня есть таблица встреч и я веду её. Всё это время я болел за немецкую сборную, но очень разочарован результатом встречи с Испанией - Германия ехала на чемпионат побеждать,но...

А,вообще,очень бы хотелось видеть на таких праздниках футбола и российскую сборную на достойном месте.

От Александра Скворцова

Вопрос Александра Ковалева: Что сейчас выращивается в "космическом огороде" на МКС?

 

Александр Скворцов:

 

В настоящее время эксперимент «Растения» на российском сегменте не проводится. Ничего тут страшного нет, так построена программа. Сейчас много работ мы ведем с нашими новыми модулями "Рассвет" и "Поиск" – налаживаем работу оборудования в них, например, для будущих экипажей.

Вообще программа экспериментов не стоит на месте, что-то меняется от экспедиции к экспедиции.

Ответ Александра Скворцова Тимофею Сорокопудову (5 лет, Москва)

 

Александр Скворцов:

 

Игрушка в кораблях «Союз»- это так называемый «индикатор невесомости».

В российских кораблях в космос можно отправить троих космонавтов. В центральном кресле сидит командир, а по бокам- бортинженеры. Во время старта космонавты пристегнуты к креслам для безопасности. Поэтому мы только по каким-то косвенным параметрам можем определить, наступила ли уже невесомость, вышли ли мы в космос. Вот и придумали такой простой «индикатор»- игрушка висит в корабле, когда она «поплыла»- значит, мы уже в космосе.

Я взял с собой смешного плюшевого утенка своей дочки. Зовут его Квак.

 

 

Ответ Федора Юрчихина Илье Бутаеву (8 лет, Москва)

 

 

Федор Юрчихин:

Бутаеву Илье.

Здравствуй Илья! Вопрос твой и простой и сложный одновременно! Простой – долетели здорово! Все прошло штатно, то есть без проблем и поломок. Экипаж на станции нашему прибытию обрадовался. Высылаю фотографию с первой встречи с ребятами. А сложный – потому, что за нашим замечательным стартом и стыковкой стоит труд огромного числа людей, которые разрабатывали наш корабль, строили его, запускали, управляли им и продолжают день и ночь проверять его. Нам же на нем возвращаться домой. И об этом тоже хочется рассказать, но как-нибудь на Земле. Спасибо тебе за вопрос и, возможно, до встречи!

 

Продолжение разговора

 


Вопрос ребятам. Повторно.
Почему сны с шумом дождя и что вы об этом знаете.

Получил от Земли первые ответы на этот вопрос. Ловлю себя на мысли, прямо как у Марка Твена – «Письма с Земли». Пока все ответы – очень холодно. Может быть у адресата Любовь немного тепло. Хочется услышать близкий, для меня, ответ. Поэтому подсказка – ищите ответ в песне, в том, как она создавалась. Ей очень много лет. Спросите своих родителей, бабушек и дедушек. И, обязательно придете к правильному ответу.

 

Игорю. Фильмы о космосе. Интересный вопрос. Правильный. Почему-то в стране, той, в 30х-40х, точно не помню, снимались фильмы о будущих покорениях. Остались смутные воспоминания о черно-белых фильмах про космос. В начале 80х(?) был снят фильм «Возвращение с орбиты». Будрайтис, Соломин-младший, Пороховщиков… И консультанты не абы кто, а непосредственные участники многих отечественных достижений в области космонавтики. А фильм?... Кто его помнит? Про сюжет вообще молчу. Поражала сцена, когда главного героя забирают прямо в поезде и на вертолете доставляют на Байконур. И тут же запускают в космос. А следом еще один запуск…

Хотя есть «Укрощение огня»!

 Двадцать пять лет назад  вся страна переживала и следила за героической эпопеей экипажа ледокола «Сомов», не уверен насчет названия, интернета под рукой нет, затертого во льдах Антарктиды. И двадцать пять лет исполнилось подвигу экипажа Владимира Джанибекова и Виктора Савиных. Подвигу, не нашедшему достойного места на страницах истории нашей страны. Подвигу, соизмеримому с подвигом экипажа «Аполлон-13». Экипаж пристыковался и реанимировал практически мертвую станцию – «Салют-7». Сколько тренировок за плечами и у них, и у дублеров. Новых методов, подходов. А сколько предварительной работы было у проектантов и инженеров на Земле? Методистов, баллистиков, инструкторов… Помню, с каким волнением, все причастные к этому, следили за событиями, происходящими на верху. Стыковка к неуправляемому объекту, отсутствие электричества в цепях станции. Работы с листа, как говорят в ЦУПе – с голоса. Первые успехи экипажа. Первая телеметрия с борта. Сообщения по своей значимости и воздействию сравнимые, возможно, с сообщениями с передовой. Большинство из Вас видели фильм «Аполлон-13». Дальше без комментариев.

Хотя, если хотите еще примеры, пожалуйста. Все полеты первых космонавтов. Помимо выхода, возвращение с орбиты экипажа Беляев и Леонов. Возвращение с орбиты Волынова. Похлеще фильма с похожим названием. Экипаж Ляхова и Рюмина. После полугодовой вахты возвращение домой. Нештатная ситуация. Срочный выход в открытый космос, к которому они не готовились. Кизим и Соловьев. Перелет со станции «Мир» на станцию «Салют-7» и обратно…

Леонида Денисовича Кизима не стало накануне нашего старта. Низкий поклон ему и всем ушедшим космонавтам. Ваше дело продолжается.

Глядя с орбиты на красоту Земли, величие Вселенной, понимаешь, насколько коротка и суетна наша жизнь. Найдите в этой жизни свое место. Не бойтесь ставить перед собой высокие цели. Через тернии – к звездам. И, помните. Дорогу осилит идущий!

 

С уважением, Ф. Юрчихин (12 июля 2010 г.)

 

Ответы Фёдора Юрчихина на новые вопросы

 

Фёдор Юрчихин отвечает на новые вопросы:

 

Почему сейчас для доставки космонавтов используются только наши ракеты? Почему в космос больше не летают на "Буране"? Есть ли будущее у кораблей многоразового использования?


     Только три страны мира на сегодняшний день имеют пилотируемые космические корабли – Россия, США и Китай. Китайцы не участвуют в программе МКС. А после катастрофы «Колумбии» в 2003 году, правительство США приняло решение о закрытии программы «Шаттл». В планах остались только два запуска к МКС. Очень надеемся, что хотя бы один из них  придет к нам во время нашей экспедиции.
    На плечи России легла основная задача по доставке космонавтов. Более того, с увеличением численности экипажей станции до 6-ти человек, возросло количество запусков наших «Союзов». И уже второй год наша страна готовит к запуску по четыре пилотируемых корабля. Плюс грузовые транспортные корабли. Тоже в основном наши, отечественные.
    Что касается программы «Буран». В 90-х годах прошлого столетия было принято решение закрыть ее. Решение достаточно спорное. И, к сожалению, закрыть программу ракетоносителей типа «Энергия». Два запуска которых прошли просто блестяще. Уверяю вас, сегодня проще начать новые программы, а не возобновлять старые. Но очень хочется, чтобы мы решились на это. Очень надеюсь, осторожная, взвешенная политика наших руководителей по концепции нового корабля даст свои плоды и мы получим новый корабль, такой же надежный, как «Союз». Верой и правдой служащий отечественной и мировой космонавтике более 40 лет. Спускаемый аппарат нового корабля будет многоразовый. И американцы рассматривают такую же возможность для своего.
Дерзайте, Вам осваивать новые корабли!

 

Что нравится американцам больше: наши ракеты или Шаттлы?


    Я не задавал впрямую им этого вопроса, но думаю, «Шаттлы». Почему? Мне же, как и всем нашим космонавтам нравится «Союз». Значит им – «Шаттлы».
Хотя свой первый полет совершил на «Атлантисе» и никогда этого не забуду. Это, как первая любовь. Большинство американских космонавтов сожалеет о закрытии программы «Шаттл». И, вскоре, для них будет только одна возможность полететь в космос. А, значит и наш «Союз» для многих из них будет как первая любовь!

Законы какой страны работают в ракете во время полета к МКС и действуют на самой МКС?
    Не законы страны или стран, а различные документы, меморандумы, кодексы, принятые партнерами по программе МКС и определяющие практически все этапы и типы работ. От разработок до эксплуатации. Есть целый свод документов, определяющий поведение, работу, чуть не написал эксплуатацию, космонавтов. Хотя?...
    В этих документах, в частности, оговаривается – какой язык основной на станции, как используется связь, сколько, каких стран и какие праздники отмечает экипаж МКС. И многое, многое другое.

 

    Сильно изменились ваши мысли в ожидании очередного полета по сравнению с предыдущими экспедициями? Что нового вы ожидаете? Тяжело ли бороться с мыслью, что снова придется провести много-много дней в экстремальных условиях в замкнутом коллективе?

 

     Прошло три года после второго полета. Было бы неправдой сказать – я сразу же по возвращению захотел в очередной полет. Это чувство начало просыпаться во мне примерно через полгода после предыдущей посадки и переросло в желание через год. Поэтому мысли - больше не летать, не было. Другое дело, что решение по конкретно этому полету далось мне нелегко. В силу самых различных причин. И я благодарен семье, друзьям и старшим друзьям, за поддержку. Ну, а приняв решение – надо готовится. При подготовке к этому полету на меня уже работал багаж опыта и знаний, анализ прошедшего. Было чувство абсолютной уверенности.

     Я знал, что ожидать. К чему готовиться. Не было сомнений – справлюсь, не справлюсь. Как перенесу длительный полет? Эта уверенность живет во мне и сейчас и во многом помогает. Я легко адаптировался на станции. Да и с невесомостью мы в ладах. Я – в моем втором доме. Меня окружают ребята, с которыми мы давно вместе работаем. Из нового одно уже свершилось. Это перестыковка. Ожидаю выходы в наших скафандрах. Ближайший - в конце июля. На «грузовике» придет новая аппаратура по эксперименту «Ураган». Провел знакомый мне по прошлому полету эксперимент «Пилот». Но уже по новой методике.
     Ожидаю получить и от этого полета такое же удовольствие, как от предыдущих. И также радостно и грустно будет общаться с родными и близкими.

 

Что, кроме невесомости, было непривычно и неудобно? С какими опасностями вы столкнулись в космосе? Столкнулись ли вы с чем-то загадочным и непознанным? 


     Невесомость, возможно, приносила определенное неудобство в первом полете. Но это не отложилось в памяти. Непривычно? Поначалу. Но больше доставляет удовольствие. Свободное перемещение, парение, легкость, при переносе больших грузов. Но при этом необходимо все, абсолютно все прикреплять, фиксировать. А то тут же улетит. С нештатными ситуациями сталкивались. С опасностями? Пока главная опасность – это «космический мусор», летающий вокруг нас. Земля постоянно предупреждает нас о возможном столкновении. Очень тщательно следит за окружающим пространством. Недавно предупреждали об очередном сближении. Но расстояние было достаточно большое. Порядка трех километров. На поверхности станции и на иллюминаторах можно заметить следы от микрометеоритов. В музее РКК «Энергия» находится реальная часть солнечной батареи станции «Мир».  На ней все отчетливо видно.
     Верите или нет – не сталкивался. Человечество только делает первые шаги в космосе, и чем позже мы столкнемся с ЧЕМ-ТО, тем лучше. Мы должны быть к этому готовы.

 

Ваш Фёдор Юрчихин

Ответы мимоходом: Федор Юрчихин отвечает на вопросы и комментарии читателей

Дорогие читатели! 


     По началу, я отнесся с некоторой настороженностью к вашим комментариям. Как к обычной вежливости нашего читателя. Но ребята присылают мне их больше и больше. Спасибо Вам за них. Они действительно мне помогают. И, первый, я, думаю, реальный претендент, на приз – Karmelitka! Очень неожиданный, и главное правильный вопрос. Хотя и, вроде-бы, на самую банальную тему – где спят космонавты. Обязательно отвечу на него позже, с фото или видео сопровождением. Еще не решил. Ведь ответ должен быть соответствующим.

    

      Ответы мимоходом на вопросы в комментариях.

 

     К «Пирсу» корабли стыкуются, и очень давно. Это штатное место для грузовых кораблей. Очень редко сюда залетают «Союзы». Что касается «Поиска» и «Рассвета» - это новые наши модули. А, к новому, всегда и подход осторожный. Первую стыковку к этому модулю совершил экипаж Максима Сураева. После перестыковки, в ручном режиме. Вторая стыковка к нему уже была в автоматическом режиме. Экипаж Александра Скворцова. И в дальнейшем планируется, уже, по опробованному. К модулю «Рассвет» применена такая же технология. Нам повезло,  мы были первыми. После выхода в конце июля, на этом модуле активизируют систему автоматического сближения и стыковки, и в дальнейшем, к нему будут стыковаться «Союзы». Сразу.
     Перчатки действительно находятся под рукой. Вернее у ног. На скафандре, ниже колена, имеются специальные карманы под них. Мои висели надо мной, так удобнее.
     О пленке в одном из следующих сюжетов. Об этом обязательно расскажу.

 

 

На этой фотографии - стыковочный конус модуля «Поиск»

 

 

Место для перчаток на скафандре

 

 

Во время перестыковки

 

С уважением Ф. Юрчихин

 


 

Ответы космонавта Федора Юрчихина на вопросы детей

 

Ответы космонавта Федора Юрчихина на вопросы детей

 

Как сильно отличается ощущение время в ожидании полета и в самом полете?

Ожидание всегда томительно. Особенно ожидание своего полета. Порой на это уходят годы. Ты еще на Земле, а ребята, вот, работают. А в самом полете… Вспоминаю свой второй полет. Нам с Олегом Котовым вначале казалось, время летит. Затем, где-то после 3 месяцев – оно остановилось. И дни тянулись долго-долго. Затем пошли, торопливо. А под конец и вовсе побежали. Было даже ощущение прихватить бы еще неделю, дела доделать.

Если работы много и она интересная, времени не замечаешь. У нас работа самая разнообразная, и очень интересная!

Когда космонавты перед стартом последний раз едят на Земле?

Часов за семь до старта. Все вместе, основной экипаж, дублеры и врачи. После этого переезд на космодром, поближе к стартовому столу. А там можно, по желанию и чайку попить. Следующий прием пищи уже на орбите.

Я читала, что космонавты сами с помощью диетологов подбирают себе еду; много ли времени уходит на Земле на подготовку такого персонального меню?

Много. Вначале апробация продуктов питания. Мы пробуем на вкус самые различные продукты питания. Определяем, что нравится, что не очень. Затем нам составляют меню на 8 дней. И каждые 8 дней оно повторяется. Говорят, со следующего года будет 16-ти дневное меню. Да еще бонусные контейнеры с любимыми продуктами, плюс родные и группа поддержки на Земле присылают нам с каждым грузовиком. Еда достаточно вкусная, разнообразная. О тюбиках уже все позабыли, их можно увидеть только в музеях. От голода точно не умрешь. И вообще, я здесь поправляюсь. Что не очень то и хорошо.

P.S. А так хочется сесть! за обычный стол, намазать бутерброд с маслом, в чашечку!! чая бросить ломтик лимона и пить!!! наслаждаясь и никуда не торопясь.
Снятся ли во время взлета – полета  космонавтам сны?

  Ну, во время взлета уж точно нет. А в полете достаточно часто, также как и на Земле. Бывают и смешные. Бывают и цветные. Поменьше бы тревожных. Побольше бы с шумом дождя…

 

Вопрос ребятам. Почему с шумом дождя и что вы об этом знаете. Ответивший правильно и наиболее полно получит приз!
Много ли на Байконуре перед полетом используется в быту вещей, аналогичных тем, что есть на космических кораблях (тюбики с едой, спецодежда, приборы и т.д.)?

И много и немного. Много – потому, что ложки, вилки, одежда, различные приборы – идентичны земным. С каждым годом в космосе все меньше и меньше специализированных  вещей, больше обыденных. Зубные щетки, расчески, шампуни… Нет, шампуни как раз специальные. Немного – в космосе есть не все. Например, нет холодильника, а значит и мороженного (очень люблю), мало парфюмерии, только кремы для рук, лица, и обязательно безалкогольные, на водной основе. Нет телевизора, дивана, хотя проблематично на нем будет здесь улечься. Мало книг. Что касается конкретно  оборудования, используемого в космосе, то мы с ним знакомимся и работаем в Звездном городке.
Сколько времени занимает полет от космодрома до МКС?

Чуть больше, чем через двое суток, после стыковки мы открываем люки и переходим на станцию. Хотя, технически наши корабли могут пристыковаться к станции уже на следующем витке после выведения. Но это достаточно сложная задача и потребует большего расхода топлива.

Сколько времени уходит на стыковку?

От того времени, как экипаж занимает свои места, начинает работать и до самой стыковки – три с небольшим часа. В Центре управления полетами, в городе Королев, Московской области, гораздо больше. Там заранее рассчитывают нашу траекторию, получают и анализируют информацию с нашего космического корабля и с МКС, готовятся.

Часто ли космонавты совершают какие-то манипуляции по управлению космическими кораблями сами, выключая автоматические режимы?

Часто, конечно не сами, а по указанию и согласованию с Землей. Есть программа полета, и она расписана заранее по, практически, минутам. Из активных наших действий – это тесты Системы управления движением корабля, построение ориентации на Солнце и закрутка самого корабля. Для лучшего освещения наших солнечных батарей. Перестыковка. Но никакой отсебятины. Все должно быть четко по плану.
Чем занимаются космонавты во время полета до МКС? Могут ли произойти в это время, какие нештатные ситуации? Не мешает ли яркое солнце?

Проверка систем корабля, проведение различных тестов. Нештатные ситуации могут произойти. На корабле все основные системы дублированы именно на случай отказа. Да и мы готовимся долго и упорно к работе по устранению различных отказов. Скажу честно, каждый из нас желает иметь как можно меньшее количество отказов.

Солнцу всегда радуешься, хотя в космосе оно гораздо ярче, опаснее. А чтобы не мешало – на иллюминаторах есть шторки. Их всегда можно прикрыть.

 

Федор Юрчихин
Перестыковка "Союза-ТМА19" состоялась 28 июня 2010 года

 

    На короткое время мы покинули уже обживаемый нами космический дом. В программе нашего полета это называется перестыковкой. 18 июня мы в автоматическом режиме, как по маслу, пристыковались к нашему модулю «Звезда». А 2 июля к этому же стыковочному узлу должен прийти грузовой корабль «Прогресс».

     Мы сменили наше место на новое – к модулю с красивым названием «Рассвет». Перестыковка всегда проходит в ручном режиме. Должен Вам заявить – это очень ответственная и сложная задача для экипажа. В заданное время мы заняли свои места и уже приготовились к работе, но поступила вводная – из-за проблем с солнечными батареями перестыковка переносится на полтора часа. Где-то даже промелькнула мысль – неужели отложат? Но, все для нас разрешилось хорошо и уже в новое время Шеннон Уокер, бортинженер нашего экипажа, выдала команду на расстыковку.

     Расстыковка.. и мы в свободном полете рядом с нашим огромным космическим домом. Домом, который строили и продолжают строить многие страны мира. Домом, имя которому – Международная космическая станция. Домом, в котором собранно все самое надежное и современное в нашем научном мире. И ты кожей ощущаешь ответственность перед всеми, кто участвовал в этом грандиозном проекте. Проходит 3-4 минуты и впервые касаюсь ручек корабля. Впервые, т.к. понимаю, что ни тесты двигателей, ни солнечные закрутки не выдерживают сравнения с облетом космической станции. Коснулся и понимаешь, это не тренажер! Машина-то с норовом. И удивительно чуткая! Откликается на каждое движение. Так что вначале мы привыкали друг к другу, притирались. Она ко мне, а я к ней. Привыкли, сблизились.

    Спасибо инструкторам Центра подготовки космонавтов, вложивших в меня свой труд, опыт, знания. Игорю Мартынову, моему первому инструктору, Савинцеву Андрею. Отдельно - Маркову Альберту Михайловичу, готовившего меня к данному полету. Облет по дуге безопасности – и мы уже висим напротив стыковочного узла. Вот он – наш новый, российский модуль. «Рассвет»! Хорошее имя. Знаменательное. И мы первые, которым предстоит к нему стыковаться. Но ЦУПу не до лирики. Для него это работа. Необычная, но работа. И за плечами у них столько всего…

     Звучит команда на разрешение к причаливанию. В очередной раз - Поехали. Шеннон к этому времени уже подготовила системы корабля к стыковке. Даглас Вилок, второй бортинженер нашего экипажа, непрерывно ведет фото и видеорепортаж. Собраны кресты мишени, подход, касание. Есть захват! Мы снова дома. Позже, уже перейдя на станцию и в очередной раз, встретившись с Александром Скворцовым, Михаилом Корниенко и Трейси Колдвелл-Дайсон, мы собрались около стыковочного узла и не обнаружили на нем никаких следов. Мы вошли прямо в гнездо стыковочного узла, не задев конуса. Поздравления ребят были приятны. Альберт Михайлович – как учили! Мы снова в полном составе. Впереди много работы. Мы к ней готовились. У нас все будет хорошо!

      

 

 

                                                 

 

 

Федор Юрчихин

Герой России Фёдор Юрчихин: "Всем детям, кто мне написал и помогает и участвует в этом проекте, кому я обещал дать ответы с космической орбиты"

Всем детям, кто мне написал и помогает и участвует в этом проекте, кому я обещал дать ответы с космической орбиты:

 

Во-первых, приношу извинения за столь поздний ответ всем, кто ждет эти ответы. Недели, дни перед стартом достаточно сложные. С каждым днем все труднее и труднее было найти свободную минуту. Такое впечатление, что время вокруг тебя и твоей команды заводят, как пружину, чтобы в нужный момент она распрямилась и вынесла нас на орбиту. Времени порой не хватало даже на общение со своей семьей. Моей женой и младшей дочерью, которые прибыли на старт, чтобы поддержать меня. У нашей старшей были экзамены в школе. ЕГЭ!

Во-вторых, все обязательства перед Вами обещаю выполнить!

В третьих. Хочется, чтобы наш совместный проект прошел под лозунгом – «Для ребят и их родителей!». Спасибо еще раз за понимание и терпение!»

  

И так мы начинаем! Мы – потому что без Вас, дорогие ребята, блог будет жить однобоко. Более того, именно от Вас, от Ваших вопросов и будет зависеть, насколько интересен он будет. Конечно и от моих ответов. Постараюсь на часть вопросов ответить вскоре и в в видеоформате. И обязательно фотографии. Вы их сможете посмотреть в папке блога  «Наш дом Земля-2». Давайте также обсудим призы. Предлагаю учредить призы за лучшие ваши вопросы и давайте обсудим и совместно учредим название этим призам и их количество, разумное,  конечно. Ну, а Вы, со своей стороны,  учредите приз (или призы?) за лучший ответ. Я буду очень стараться. Договорились?

Возможно кто-нибудь учредит «Приз Роскосмоса», «Приз Мемориального музея космонавтики»,  «Приз Бибигона», «Приз журнала «Мурзилка» и т.д.

 

Ну, если договорились и Вы согласны, тогда - все вместе – ПОЕХАЛИ-И-И-И отвечать на все ваши вопросы!!!

 

Во сколько лет у вас появилось осознанное желание стать космонавтом?

 

Мечта стать космонавтом, жила во мне с самого детства. У всех мальчишек и девчонок тогда на устах были имена Гагарина, Титова, Николаева, Поповича, Быковского, Терешковой… Всех-всех наших первых космонавтов. А осознанной мечта стала, когда я учился в школе, классе в седьмом-восьмом. Я поступил в физико-математический класс и выбрал для себя институт,  в который я хотел бы поступить. Московский авиационный институт им. С.Орджоникидзе. И этому посвятил учебу в школе. Мечта переросла в желание, желание - в цель, цель - в реализацию. Я один из многих космонавтов, которые закончили МАИ. И благодарен всем, кто мне помогал на этом пути.

Что оказало влияние на ваш выбор - героический пример первых советских космонавтов, книги, фильмы или что-то еще?

    Безусловно – героический пример первых советских космонавтов. Именно – героический. Хотя сегодня можно прочитать и услышать совершенно разные, порой возмутительные высказывания о первых полетах. Вы должны запомнить раз и навсегда – они первые, им было труднее всего. Они шли в неизведанное и победили его. Мы идем за ними и очень хотим, чтобы кто-нибудь из Вас пошел бы и за нами.

Книги, фильмы… Мечтая стать космонавтом, конечно же читал, смотрел все, что касалось освоения космоса. И популярную, научно-техническую литературу, фантастику, газеты, журналы, мемуары. Все, что можно было найти, достать, взять в библиотеке. И фильмы, об освоении космоса, о первых наших победах, и фантастика. Марки. До сих пор стараюсь собирать.

Но главное – это личный пример наших первых космонавтов!


Смотрели ли вы в детстве фильмы "Москва-Кассиопея", "Через тернии к звездам" и "Космическая одиссея 2001"? Что вы любите из научной фантастики?

 

Конечно же, смотрел! И все очень нравились. А сейчас очень хочется по возвращению домой посмотреть с младшей дочерью, Леночкой, «Москва-Кассиопея» и «Отроки во Вселенной». А то из-за папиной работы все урывками да урывками. Может к нам присоединится и Дашенька, старшая.

Сколько лет вы шли к реализации этой мечты? Где вы учились, служили, работали до того, как стали космонавтом?

 

Долго. Дольше, чем хотелось. Но, наверно, неправильно акцентировать ответ только на количество лет. Ведь на этом пути были и преграды, сложности, которые проверяют тебя на верность своей мечте. Школа. Средняя русская школа №5 им. С.П. Королёва г. Батуми. Физико-математический класс. Затем Московский Авиационный институт им. С. Орджоникидзе. Факультет «Летательные аппараты». Так он тогда назывался. Сейчас – «Аэрокосмический факультет». В этом году исполнилось 40 лет факультету и 80 – институту. Университету! К сожалению,  ни на один из юбилеев я не попал. Подготовка к полету заняла все мое время. В армии не служил. После окончания института, с 1983г. работаю в Ракетно-космической корпорации «Энергия» им. С.П.Королева. В 1986г. подал заявление в отряд космонавтов и только в 1997 году решением Государственной межведомственной комиссии был рекомендован к зачислению в отряд космонавтов РКК «Энергия». В октябре 2002г. совершил свой первый космический полет на космическом корабле «Атлантис».

Кто-то приходит гораздо раньше к своей цели, у кого-то на это уходят годы, десятилетия… Я думаю, важна не только цель. Важен и путь, которым ты идешь. Как ты идешь по этому пути, кого встречаешь… Сохранил ли себя, своих друзей, приобрел ли новых. А цель – это остановка на твоем пути. И чем больше таких остановок, тем интереснее путь.


Как ваши родные относятся к вашей "работе"?

    Всегда с тревогой. И даже с годами она не проходит. Моя семья, жена и две наши замечательные девочки – самая надежная команда в мире, и я за это им очень благодарен. Они всегда со мной!

Сколько месяцев в году Вы в среднем проводите вне стен вдали от семьи?

 

По-разному. Последние два года, перед назначением в этот полет, практически все время проводил с семьей. Это был замечательный период. А до этого – выходило около 6 месяцев дома. Когда больше, когда меньше.

Как космос изменил ваше отношение к жизни, к людям вообще?

 

Вы знаете, один из американских астронавтов сказал: каждый из нас улетает в космос патриотом своей страны, а прилетает – патриотом Земли. Нашей планеты. И лучше не скажешь. Глядя на Землю сверху, ощущаешь нашу планету как единое, живое существо. Которому больно от пожаров, разрушений, землетрясений. Войн. И понимаешь, что человечество во имя будущего должно объединится. Рано или поздно. Лучше раньше.

Что вы рассказываете своим детям о космосе? Вы хотите, чтоб они тоже пошли по вашим стопам?

 

Вопрос – хотят ли они. Для меня главное – не, кто они будут, а какие будут. Надеюсь – очень хорошие.

Рассказывать – стараюсь, когда спрашивают. Но в основном узнают сами.

Вы бывали в Мемориальном музее космонавтики на ВДНХ?

 

Да, и горжусь нашим музеем. Считаю его одним из лучших в мире! Накануне, перед стартом, посетил его и взял с собой в космос флаг музея. Обязательно верну его по возвращении. А еще я пообещал отвечать на вопросы детей, которые они опускают непосредственно в музее в специальный почтовый ящик Международной космической станции!

Чей вклад в освоение космоса наиболее велик по вашему мнению - Королев, Циолковский или кто-то еще?

 

А в чем оценивать этот вклад? Это такой же вечный спор, как спор о яйце и курице. Практикам, возможно, ближе Сергей Павлович. Теоретикам – Константин Эдуардович. У каждого свои приверженцы. И Циолковский, и Королев – Гении. А для меня Гениев не бывает больших или маленьких!

Вы часто выступаете с рассказами и лекциями о вашей работе?

 

Во всяком случае, когда меня просят о встречах в школе, с ребятами, стараюсь не отказывать. Иду на это с удовольствием и коллег приглашаю!

Узнают ли вас на улице?

 

Вы знаете, как ни странно прозвучит  - в Греции узнают. Немножко не патриотично по отношению к россиянам, но там живут мои родители и брат со своей семьей. Там маленькая страна, в которой все есть… Иногда это бывает приятно.

До скольких лет Вы планируете летать?

 

Ну во всяком случае не буду бить рекордов по возрасту. Тем более,  что это после Джона Гленна  практически не возможно. Во многом это зависит еще и от других людей.

Где надо учиться и что надо уметь, чтоб попасть в отряд подготовки космонавтов? Кто кроме летчиков может стать космонавтом?

 

На сегодняшний день есть три пути в отряд космонавтов. Это выбрать себе профессию летчика, инженера космической промышленности, или родственных  к ней отраслей. Профессия врача, например. Уверен, скоро этих путей будет больше!

Обязательно высшее образование и отменное здоровье. Всех приглашаю в Московский авиационный институт. В его стенах училось наибольшее количество космонавтов.

Федор Юрчихин,

28 июня – 1 июля 2010г., борт Международной космической станции

Первая запись в блоге, 28 июня 2010 г.

Юрчихин

Фёдор

Николаевич

Лётчик-космонавт Российской Федерации,                             
Герой России
РКК «Энергия» им. Сергея Павловича Королёва

    
Я родился 3 января 1959 г. в г. Батуми, Грузия. Женат, имею  двух дочерей. Первый космический полёт совершил 7-18 октября 2002 г. в качестве специалиста полёта в составе экипажа «Атлантиса», STS-112, по программе сборки Международной космической станции. Второй космический полёт в качестве командира экипажа МКС-15 и бортинженера космического корабля «Союз ТМА-10» с 7 апреля по 21 октября 2007 г.  Совершил 3 выхода в открытый космос. В настоящее время совершаю свой третий полет.

 

У меня пока нет устойчивой электронной связи, как мне сказали наши коллеги: «замерзла антенна». Но работу продолжаю. По поводу раздела фотовыставки, которую хотел бы разместить для всех, кому не безразлична космонавтика.  Название - «Фотографии из космоса  летчика-космонавта России  Федора Юрчихина». В ней два подраздела.
Первый  -  «Наш дом – Земля (1)». В нем размещены   фотографии, которые я сделал, когда был участником  15 экспедиции на Международную космическую станцию.

Второй раздел - «Наш дом – Земля(2)», фотографии, которые будут сделаны во время данного полета.


Предисловие:

«…Космонавт – это моя профессия, о которой я мечтал с самого раннего детства. Мне повезло. Я овладел этой профессией и осуществил свою мечту. И могу заверить Вас, что полеты превзошли все ожидания. Самое прекрасное, что есть на орбите – это возможность видеть родную Землю. Там воспринимаешь ее сердцем. И это ни с чем  ни сравнимое чувство – ощутить эту связь: здесь – живут твои родители, вот там - твоя семья... И ты, глядя в иллюминатор на проплывающие просторы, мысленно с ними. И еще - это чувствует в космосе каждый из нас, но впервые об этом сказал Юрий Алексеевич Гагарин: какая она прекрасная и хрупкая, наша Земля! И, главное, ощущение того, что планета Земля –  действительно наш общий дом! И этот дом нам всем надо беречь! Это особенно важно понимать и осознавать нашим детям, подрастающему поколению, в чьих руках уже завтра окажется это хрупкое и непознанное богатство – Земля.
 И хотя ни один снимок, ни одно видео не передаст той красоты и тех ощущений, которые испытываешь, глядя на неё в иллюминатор, я решился попробовать через фотографии донести до Вас всё то, что мы видим и чувствуем, находясь на орбите. В разделе «Наш дом – Земля»  представлены фотографии с персональной фотовыставки по материалам моего второго полета. Название следующего раздела говорит само за себя. Надеюсь, новые работы Вас не разочаруют».

 

Посылаю несколько фотографий для раздела «Наш дом – Земля (2)».
Подразделы:«Луна, Затмение Луны (лунное затмение?)», «Space-Techno-Symphony», «Закаты».
Пока это все. После перестыковки продолжим.

 

С уважением, летчик-космонавт России Ф.Н.Юрчихин (28 июня 2010 г.).