Новости

21.03.2011 00:29

Министр из сансары: он побывал в космосе

За 50 лет эры пилотируемой космонавтики наша страна обеспечила прорыв в космос первых представителей нескольких десятков стран. Жугдэрдэмидийн Гуррагча – один из них. 22-го марта 2011 года Монголия отметит 30-летний юбилей со дня полета первого космонавта страны.

 

 

 

В тот весенний день Монголия стала десятой страной мира, чей гражданин побывал в космосе. За семь дней полета он провел около трех десятков научных экспериментов и исследований, в том числе предложенных монгольскими учеными

Работали интересные и сложные приборы, сделанные монгольскими специалистами. Один из комплексных экспериментов по дистанционному зондированию Земли с целью исследования природных ресурсов и изучения окружающей среды носил монгольское название «Эрдэм» ("знание"). Его провели в три этапа.

Сначала сделали фотосъемку территории МНР со станции «Салют-6», затем наземные наблюдения, потом съемку и спектрометрирование с борта самолетов-лабораторий. Материалы, полученные космонавтами, использовали для изучения геологического строения зон минерализации, обнаружения районов, перспективных для поиска полезных ископаемых, картографирования сельскохозяйственных площадей и прогнозирования их продуктивности, составления и уточнения почвенных карт, контроля за загрязнением воздуха и воды.

Интересно, что космонавты пытались выявить древние долины стока в Гобийской части, перспективные на поиск подземных вод. Для инвентаризации запасов пресной воды, аккумулирующейся в ледниках, сбора и систематизации информации для мирового атласа ледников Джанибеков и Гуррагча проводили также визуальные наблюдения и фотографирование ледников в горных районах МНР.

 

Небесная упряжка

 

Для эксперимента «Биосфера-Мон» космонавты выполнили 14 заданий по наблюдению природных объектов на территории Монголии. В астрофизическом эксперименте слюда из недр МНР стала детектором космических лучей. Впервые на борту комплекса был проведен эксперимент по изучению первичного космического излучения с применением приборов, разработанных учеными СССР и МНР.

 В число медико-биологических исследований входило 11 совместных научных экспериментов. Из них «Биоритм», «Чацаргана» («Облепиха») были предложены учеными МНР. В эксперименте «Чацаргана» проверялось воздействие на организм космонавта добавок, влияющих на обмен веществ. На борту орбитального комплекса был ряд продуктов с такими добавками. Больше всего, по воспоминаниям космонавтов, им понравилось молоко с облепиховым маслом.

Космический полет — нелегкое дело. На Земле его сравнить не с чем.

- С самого начала, когда двигатели ракеты уносили космический корабль со старта на околоземную орбиту, включились двигатели такой мощности, что, пожалуй, всех многочисленных табунов Монголии не хватило бы, чтобы вынести в космос небесную упряжку. Ведь мощность двигателей нашей ракеты составляла двадцать миллионов лошадиных сил, — описывал свои ощущения Гуррагча в своем обращении к людям Земли.

 

Гуррагча первый

 

Но это все давно известные факты. Сегодня мы хотим рассказать то, о чем предпочитали умалчивать в советской прессе. Родился будущий космонавт в многодетной семье животноводов, где из 18 детей в живых осталось десять.

Имя первого монгольского космонавта могло бы звучать совсем иначе, поскольку уже во время заключительного этапа подготовки Гуррагча заболел так, что пришлось его оперировать. На этот случай был выбран дублер Майдаржавын Ганзориг. Но Гуррагча догнал товарищей благодаря железной воле, выдержке, упорству и целеустремленности.

Первый монгол в космосе не мог не взять с собой на орбиту правительственный спецгруз: монгольский флаг, текст Конституции МНР, портрет вождя Сухэ-Батора, коврик ручной работы, капсулу-письмо следующему поколению монголов. А самое главное, монгольский космонавт взял с собой карту звездного неба, составленную учеными Великой Орды в XVI веке.

От многочисленных родственников Гуррагча взял с собой фамильную табакерку. До сих пор в Монголии ходят добрые слухи о подготовке к тому полету, о том, как старенькая мама дала сыну деньги, чтоб он купил себе еды в далеком космосе.

- Я понимаю, моих соотечественников живо интересует, как Монголия выглядит отсюда, с борта нашей станции. Если коротко сказать, наша страна прекрасна. Прекрасны ее равнины и горы, степи и леса, города Улан-Батор, Дархан, Эрдэнэт, которые светятся огнями в ночи, — обратился Гуррагча к землякам из космоса.

 

Байкал — самый надежный ориентир

 

— Очень красива из космоса моя страна. Величествен котлован великих озер. Реки видны, и не только сегодняшнее их течение, но и прежние русла — такие светлые следы. Складки гор, кольцевые структуры, где возможны полезные ископаемые. Монгольский Алтай и Ханганские горы покрыты снегом, а в долинах уже снега нет...

Хорошо вижу озеро Байкал — самый надежный здесь ориентир. Чуть южнее озеро Хубсугул — монгольский брат Байкала. Оба озера пока покрыты льдом. Ночью вижу огни городов, — делился впечатлениями Гуррагча.

Эти ночные огни стали основой одного эксперимента по просвечиванию атмосферы, предложенного в ходе полета монгольскими учеными. Тогда двадцать мощных прожекторов были нацелены в зенит с территории Монголии. Космонавты фиксировали их свет с помощью аппаратуры и очень долго его наблюдали, Этот эксперимент дал возможность изучить загрязнение атмосферы над Улан-Батором.

 

«Гуррагча» второй

 

23 марта в 6 часов утра по улан-удэнскому времени из передачи Всесоюзного радио узнал об этом завотделом культуры Окинского района Бурятии и в тот же день написал письмо на Байконур.

- С чувством огромной радости за гражданина МНР, первого монгольского космонавта Ж. Гуррагча я взялся за перо. Прошу вас, уважаемые товарищи, передать мои горячие поздравления и наилучшие пожелания товарищу Ж. Гуррагча и членам его семьи. У меня две дочери. Жду внуков. Если родится мальчик, непременно назовем именем первого монгольского космонавта... — написал 30 лет назад Василий Аринчинович Бильтагуров.

К сожалению, когда нашли его телефон через окинских и тункинских коллег, выяснилось, что Василий Аринчинович ушел из жизни год назад. Удалось поговорить с его дочерьми.

- Я сама тогда была еще маленькой, школьницей. Беременной была старшая сестра. Она и родила старшего внука. Хотя отец очень хотел назвать его Гуррагча, сестра воспротивилась. Официально мой племянник носит другое имя — Саша. А в семье и друзья его до сих пор шутливо называют Гуррагчой, — рассказывает Туяна Васильевна.

Ее старшая сестра объяснила, что отец тогда никого из родных не поставил в известность о своем письме с желанием назвать внука Гуррагчой.

 

Тест для дикторов

 

Среди журналистов до сих пор ходят байки о том, как сходили и сходят с ума дикторы во всем мире, кроме Монголии, пытаясь выговорить: Жугдэрдэмидийн Гуррагча. Не намного легче, чем название знаменитого исландского вулкана. Говорят, с тех пор существует негласный специальный экзамен для желающих работать дикторами радио и телевидения.

Кто с первого раза и без запинки правильно произнесет имя и фамилию первого монгольского космонавта, тот выговорит любое труднопроизносимое слово. Впрочем, для жителей Бурятии такое имя и фамилия не были экзотикой, они означали, что Гуррагча сын Жугдэрдэмида. Правда, когда в 1996 году в Монголии заработала государственная программа по унификации имен и восстановлению родовых (клановых) фамилий, Гуррагча сам придумал себе фамилию — Сансар, что означает космос.

Ведь он являлся одним из руководителей национальной космической программы, занимал пост министра обороны МНР (2000 — 2004 гг.). С марта 2005 года — депутат Великого государственного хурала Монголии. К чести космонавта, он не стал перебегать в другую партию. На общественных началах он и президент Национальной федерации бенди (хоккея с мячом).

Сейчас оргкомитет юбилея собирается в министерстве обороны и обсуждает в деталях план мероприятий. Интересно, что члены комиссии предложили принять участие в праздновании российской стороне. И не просто отпраздновать, а совершить еще один совместный российско-монгольский полет в космос...

 

 

По материалам http://www.infpol.ru/news/673/61941.php