Новости

11.04.2011 00:12

Космос по наследству

Официальная советская идеология превозносила династии - шахтеров, военных, ученых, учителей. На вершине профессиональной пирамиды стояла профессия космонавта. Но в СССР династий космонавтов появиться не могло просто из-за молодости этого занятия. В России, а потом и в Америке появились династии космонавтов. Первой стали отец и сын Волковы - Александр и Сергей, с которыми беседует обозреватель "Известий" Сергей Лесков.


Как хорошо быть космонавтом


Известия: Поскольку фамилия Волковых положила начало первой космической династии, хотелось бы узнать, когда и при каких обстоятельствах сын Сергей стал мечтать о профессии отца.
Александр Волков: Я работал летчиком-инструктором в Харьковском летном училище. Это училище окончили больше десяти космонавтов, начиная с Леонова. Однажды в субботу, когда детский садик не работал, а жена была занята, я взял Сережу на работу. Посадил в боевой тренажер МиГ-21, сам поднялся в небо. Вернулся и вижу: сын в шлемофоне, летчики в кожаных куртках рассказывают о самолетах. Тогда он на всю жизнь заболел авиацией. Игрушки стали ему неинтересны, он задирал голову и все время смотрел в небо. Сережа видел, что авиация сделала меня счастливым. Как бы я ни выматывался на работе, радость от полетов была выше усталости.
Сергей Волков: Шаг из летчиков в космонавты естественный, потому что хочешь летать выше и быстрее, освоить еще более сложную технику. Это профессиональный рост.
и: Когда отец работает в космосе, в школе Звездного городка выходит послабление детям космонавтов?
Сергей Волков: Никаких послаблений. В Звездном городке много космонавтов, и "звездными" мальчиками никого не считают. Даже в одном моем классе я не был на особом счету, были и другие дети космонавтов. Но космонавтом никто не попытался стать.
и: Почему? Ведь космонавтом быть хорошо, по крайней мере с точки зрения известности и дальнейших возможностей.
Александр Волков: Летчики с большой опаской подают заявление в отряд космонавтов. Слишком серьезное медицинское обследование. В итоге рискуешь не только в отряд космонавтов не попасть, но и летной работы лишиться. Элементарно спишут на землю. Ты молод, здоров, любишь профессию - и всего лишаешься. Таких случаев множество. Многие решают, что лучше синица в руках, чем журавль в небе.
Сергей Волков: Кроме того, уже попав в отряд космонавтов, ты не получаешь гарантий, что полетишь в космос. В классе было несколько ребят, отцы которых много лет провели в отряде космонавтов, готовились к экспедициям, потратили жизнь, но в космос не полетели. Такой судьбе не позавидуешь. Исключительно тяжелый труд и несбывшиеся надежды. Космонавту в период подготовки - а подготовка, пока ты в обойме, постоянная, - приходится отказываться от доступных для других удовольствий. Многие ребята из Звездного городка поступают в летное училище, но в космонавты идут единицы. А из детей космонавтов только двое - я и Роман Романенко.
и: Александр, во время вашего первого полета в 1985 году случился инцидент, подробности которого по обычаям той эпохи не сообщались. Командир корабля Владимир Васютин заболел, причем это было обострение хронического заболевания, которое он скрыл от врачей. Экспедицию, в ходе которой намечались важнейшие эксперименты, пришлось досрочно прервать. Главный конструктор Глушко написал гневное письмо в ЦК КПСС с обвинениями в адрес Васютина. Ходили слухи, что вы с Виктором Савиных по-мужски "проучили" командира прямо на орбите.
Александр Волков: Я близко дружил с Владимиром, он мой земляк, и на Земле он никогда не жаловался на эту болезнь. Но с врачом, как выяснилось, перед стартом советовался, только врач никому не сказал. Космос - агрессивная, недружественная среда, где возможно обострение недуга, который тихо дремлет в обычных условиях. За два месяца половина красных кровяных телец теряется! Когда у Васютина началось обострение, на него невозможно было смотреть. Под контролем врачей из ЦУПа он проглотил гору антибиотиков. Стало легче, потом боли вернулись. Ни о каком физическом воздействии на Васютина не могло быть речи, мы с Витей ему искренне сочувствовали и поддерживали. Иначе превратились бы в зверей. Потом на Земле Савиных говорил, что надо было сжать зубы и перетерпеть, но, по-моему, бывают боли, которые невыносимы. Мне жалко, что сорвались эксперименты. Один из них был настолько важным и секретным, что в отсек никто из экипажа, кроме меня, не мог заглянуть, а мне даже оружие выдали. Владимир Васютин умер в 50 лет от рака. Не надо о нем плохо говорить. Мы слишком мало знаем о космосе. Кстати, врач, замечательный человек и специалист, вскоре после нашего досрочного возвращения тоже умер - от обширного инфаркта. Не мог себе простить, что пожалел космонавта и не доложил о болезни.
Как космонавты становятся байкерами
и: Рано или поздно космонавт перестает быть космонавтом, космические корабли и самолет остаются в прошлом. Если вы говорите, что полеты - ваша жизнь и полеты приносили счастье, то сейчас вы несчастливы?
Александр Волков: Два года назад я потерял спокойствие, каждую ночь снилось небо. Ни о чем не мог думать. Пошел в РОСТО, бывший ДОСААФ, к знакомым инструкторам. Они сначала согласились, потом дали отбой: ты - Герой Советского Союза, рисковать не хотим, получи разрешение. Обратился к министру транспорта Левитину, тот вызвал заместителя по авиации, он удивился: "Зачем тебе это надо? Живи спокойно". Отвечаю: "Надо, не могу больше внизу". Выдали справку. Я в Калуге несколько раз поднимался на реактивных и винтовых самолетах, сделал фигуры высшего пилотажа, полетал кверху попой. Душа успокоилась. Два года живу спокойно. Если услышу рев мотора, внутри вздрагивает, но пока терпимо.
и: Неужели работа в администрации дает такой выброс адреналина?
Александр Волков: Я стал байкером. На 60 лет мне подарили настоящий чоппер "Ямаха". Взял у сына кожаную куртку, но байкерские сапоги надеть пока не решаюсь и в клуб, хотя зовут, не записался. Езжу по окрестностям и радуюсь жизни. На чоппере быстро не ездят. В Звездном городке меня не узнают и провожают изумленными взглядами. Но внук Егор гордится, объясняет на детской площадке: "Это мой дед проехал".
и: Иногда говорят, что мотоцикл - самая короткая дорога на тот свет, а движение байкеров - клуб самоубийц. Вам жена не запрещает забавы, не свойственные вашему статусу?
Александр Волков: Не любит она мотоцикл и не одобряет моего увлечения. Но как мотоцикл можно сравнить с работой летчика-испытателя? Жена отыгрывается за прошлое терпение. Она никогда не говорила мне, чтобы я бросил работу, хотя переживала страшно. Понимала, что это моя жизнь, и очень сильно поддерживала. Мудрая женщина, и я ей очень благодарен. У космонавта должен быть надежный дом на Земле. Сейчас наша мама поддерживает сына.

Как отец из-за сына работу потерял

и: Сергей, ваша мама с отцом намучилась. Как же она вас в космонавты пустила?
Сергей Волков: В начале 1990-х после летного училища в дивизии приходилось летать мало. Было скучно, чувствовал себя невостребованным. Мама говорила, что, пока время есть, я должен английский выучить, пригодится. Я узнал про набор в отряд космонавтов и подал рапорт. Мама отговаривала, но я сказал, что если у папы получилось, то ей волноваться нечего, у меня тоже получится. В отряде космонавтов попал на программу по американским шаттлам, и этот путь для изучения английского кажется мне правильным.
и: Когда отец узнал о вашем рапорте? Советовались накануне? Ведь отец, когда вы писали рапорт, был командиром отряда космонавтов.
Сергей Волков: Папа не знал, что я подал рапорт. Это было мое самостоятельное решение. И я понимал, что оно рискованное, потому что меня вполне могли забраковать.
Александр Волков: Я сидел в кабинете и перебирал стопку с рапортами нового набора в отряд космонавтов. И вдруг увидел заявление сына. Он мне ничего не говорил, не советовался. Вечером у нас состоялся мужской разговор.
Сергей Волков: Профессиональный разговор. И это не в первый раз в моей жизни. С папой мы несколько раз серьезно говорили, когда обсуждали важные шаги в жизни. Папа - отличный летчик-инструктор, поэтому он может оценить способности человека к любой операторской деятельности. Папа - самый лучший учитель по водным лыжам, велосипеду, мотоциклу, плаванию. Немереное количество народу научил! В тот вечер он поговорил со мной и решил, что я смогу стать космонавтом. Но потом были медики, экзамены и очень долгая подготовка.
и: Пособили сыну с космическими полетами?
Александр Волков: Когда Сергея приняли в космонавты, мне пришлось уйти из отряда и вообще выйти в отставку. Существует регламент, по которому отцу и сыну нельзя служить в одной части. Когда сын стал космонавтом, отец ушел из космонавтов. Я знал: или я - или сын.
и: Но ведь было неизвестно, получится ли у Сергея в отряде космонавтов. А вы - космический ас. Может быть, не стоило сына в отряд брать?
Александр Волков: У меня не было сомнений. Я свое отработал, и, кажется, неплохо. Теперь настала очередь сына работать в космосе. Я считаю, что он сумел стать профессиональным космонавтом. И я горжусь сыном. Это многого стоит.

Как сын на кино воспитывался


и: Но все-таки связи в Центре подготовки и в Звездном остались. Удалось обеспечить сыну "зеленую" улицу в космос? Сергей быстро полетел?
Александр Волков: Я готовился к первому полету 9,5 лет.
Сергей Волков: А я - 11 лет. Хотя в моей группе после всех экзаменов у меня рейтинг был N 1.
и: 11 лет - это как два института. Почему так долго?
Сергей Волков: Я готовился к полетам на американских шаттлах и должен был лететь в 2003-2005 годах с Сергеем Крикалевым, которого в 1989 году в космос выводил папа. Присутствовал на старте в феврале 2003 года, когда погибла "Колумбия" с семью астронавтами. Это было ужасно. После трагедии программа шаттлов была свернута, и наш полет не состоялся. Когда меня сняли с американской программы, гарантии полета не было, и я по совету космонавта Батурина закончил Российскую правовую академию, получил диплом юриста. В космос полетел только в 2008 году.
и: Имена первых космонавтов знала вся страна. Во времена вашего отца известность снизилась. Имена космонавтов вашего поколения мало кому известны. Это процесс естественный. Но как вы относитесь к падению престижа профессии космонавта?
Сергей Волков: Разве высок сейчас престиж у ученых, у военных, у учителей? А ведь это самые главные профессии. Откуда дети могут узнать, что это важные профессии, если фильмы снимаются только про бандитов? С детства я помню замечательные картины "Государственная граница" и "Вечный зов", но где сейчас такие фильмы? Все чаще гадят на родную страну и ее историю. Новое поколение никто не воспитывает. Как ребенку узнать, что такое хорошо и что такое плохо, если ничего хорошего он на экране не видит? Создается впечатление, что если ты честно работаешь для государства, ты неудачник, а если у тебя дом на Гавайях и яхта, как космический корабль, пусть на сворованные средства, жизнь состоялась. Как сказано в любимом фильме космонавтов "Белое солнце пустыни", "садись на коня и возьми сам что хочешь, если ты храбрый и сильный". Съездите на Байконур, посмотрите в глаза людей, которые всю жизнь отдали государству, но ничего не имеют, - и вы многое поймете.
и: Когда вы на Байконур собираетесь?
Сергей Волков: В мае я улетаю в космос.
и: У вас есть сын?
Сергей Волков: Егору 10 лет. О космосе он пока не думает. Хочет стать конструктором. Тоже нужная профессия.

 

http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3153804/