Новости

01.05.2011 00:16

Из первых «орёликов»

В конце 1970 года «Союз-5» Бориса Волынова совершил аварийную посадку, и космонавт получил серьезную травму. Начальство поставило крест на его карьере, мол, даже на обычном самолете летать больше не сможешь. Но Борис Валентинович всё преодолел и ещё раз увидел нашу планету из космоса. Когда он возвращался домой, Тамара Фёдоровна, его супруга, готовила для мужа пельмени, которые он так любит.

Во время спуска от корабля, на котором находился Борис Валентинович, должны были отделиться бытовой, приборный отсеки, солнечные батареи и двигательная установка, но по какой-то причине отделился только бытовой отсек. При этом система получила сигнал о том, что всё прошло успешно. Борис Валентинович чувствовал, как огромный корабль кувырком летел к Земле. Как только машина добралась до плотных слоев атмосферы, прогремел взрыв. В результате – приборный отсек, солнечные батареи, двигательная установка отделились, и спускаемый аппарат направился к Земле. В задымленной кабине космонавт не знал, что произойдёт в ближайшую секунду. Однако в десяти километрах от Земли раскрылся парашют капсулы. При приземлении удар был настолько сильным, что Борис Валентинович получил серьёзную травму – перелом корней зубов верхней челюсти. Однако в госпиталь он не попал.

- Боль была ужасная, я не мог есть. Но предстояла торжественная встреча с руководством, и нужно было улыбаться, рассказывать о полете, - вспоминает Борис Волынов.

Но травма и экстремальная ситуация в космосе не испугала его вновь отправиться в полет.

- Если есть желание, то можно всего добиться. А желание еще раз слетать в космос было. Я мог своими глазами увидеть то, что большинство людей на планете никогда не увидят. Например, грозу с обратной стороны облаков. Иногда грозовая молния достигала размеров с Московскую область. Или «мёртвые» города, где нет ни одного зеленого росточка, стоят дома, а вокруг – ничего живого.

Аварийное приземление – не единственное происшествие, которое произошло с Борисом Волыновым в космосе.

- В 1976 году на корабле «Союз-21» мы должны были пробыть с Виталием Жолобовым около 50 суток. Но уже в конце экспедиции на корабле неожиданно выключился свет. Вестибулярный аппарат в космосе не функционирует, поэтому мы не понимали, где пол, а где потолок. Причины произошедшего были неизвестны. Возможно, метеоритом пробило корпус корабля, и вот-вот могла начаться разгерметизация. Что делать? Либо уходить в транспортный отсек, либо выяснять причины случившегося. Мы остановились на втором варианте. Хорошо знали расположение приборов, поэтому добрались до кнопки, выключили сирену. И наступила жуткая, пугающая тишина. В течение двух часов мы устраняли неполадки. Но после этого случая Виталя не смог спать, он испытал жуткий стресс. Земля попросила нас «сбросить» информацию о его здоровье. После того как они посмотрели на показатели, дали команду на посадку.

Детство Борис Волынов провели в Прокопьевске.

- Я всю жизнь проучился и проработал в мужском коллективе: школа в Прокопьевске была исключительно мужская, и в авиации – большинство мужчин. Что запомнилось? На улице мороз 45 градусов, шахта дает пять гудков. Значит, детям в школу идти опасно. Родители на работе, поэтому забираешься под одеяло и ещё часок спишь. А потом одеваешься, обуваешь валенки, накручиваешь на них коньки – и на стадион. Консервная банка вместо шайбы, и до темноты гоняли в хоккей!

Но своей родиной Борис Волынов считает Иркутск.

- В Иркутске я родился, там мои корни. И свой космический позывной также связан с тем местом, где я родился, – «Байкал». Он останется со мной до конца моей жизни.

Когда-то соседом Бориса Волынова в Звездном городке был Юрий Гагарин.

- Мы сейчас соседи с супругой Юры – Валентиной Ивановной. Иногда к ней приходят журналисты, просят рассказать о своем муже, но она отказывается. Я предлагал Валентине побыть с ней в момент разговора, чтобы ей было полегче, но она не соглашается. Мне кажется, что она до сих пор не может смириться со смертью Юры.

Когда мы получили квартиры, наши балконы с Юрой были рядом, и мы прямо через них ходили друг к другу в гости. Хотели спилить решетки, чтобы не мешали. Но Юра погиб…

- Не было ни одной командировки, из которой Юра бы не привез нашим детям подарки, - рассказывает супруга Бориса Валентиновича Волынова – Тамара Фёдоровна. - Дочери Татьяне привез из Болгарии красивейшую куклу в национальном наряде. А еще он как-то подарил бабушкам-соседкам плоский японский телевизор, который также привез из командировки в Японию. А в 60-х годах такой телевизор был, конечно, в диковинку! Добрый Юра был человек и очень отзывчивый, - вспоминает Тамара Федоровна Волынова.

Тамара Федоровна рассказала, что готовила для своего мужа, когда он возвращался из неземных командировок.

- Пельмени! Борис Валентинович их очень любит. У него день рождения 18 декабря, и мы всей компанией друзей (на праздник собирался весь отряд космонавтов, человек 40 - прим.) за две недели до празднования начинали их лепить. Морозили на балконе. А был один год, когда в декабре неожиданно очень потеплело, и пельмени начали таять. Мы тогда по всем соседским холодильникам их разнесли. Наступает день рождения, все приходят в гости и вместе с подарками несут пакет пельменей!

А еще я каждое воскресенье вставала пораньше, пока все спят, заводила тесто и стряпала беляши. На них приходили друзья Бориса Валентиновича. И ему это очень не нравилось. Он сделал замечание, и они ходить перестали. И тогда я набирала беляши в пакет и на веревочке с балкона их спускала! Несколько лет назад Марс Рафиков написал мне последнее письмо, которое заканчивалось словами: «Тамара, я очень плохо себя чувствую, и до твоих беляшей мне, дорогая, теперь уже не дотянуться». И примерно через месяц после этого его не стало.

Был такой период, когда Борис Валентинович дома не был ни днём, ни ночью. Они были одержимы своей работой. И эта одержимость исходила от Сергея Павловича Королева. Он их ласково называл «мои орёлики».

 

http://kuzbass.aif.ru/issues/753/03_01