Новости

16.05.2011 00:47

Созвездие Сергея Волкова

СОЗВЕЗДИЕ СЕРГЕЯ ВОЛКОВА

 

Предполетное интервью командира основного экипажа

корабля «Союз ТМА-02М» пресс-службе Роскосмоса

 

 

 

 

«Ей, россияне!
Ловцы Вселенной,
Неводом зари зачерпнувшие небо...»

 

Сергей Есенин

 

 


8 июня с Байконура к Международной космической станции должен стартовать второй пилотируемый корабль новой серии «Союз ТМА-02М», оснащенный цифровыми системами. Командиром основного экипажа корабля стал Сергей Александрович Волков.

 

 

Сын Александра Александровича Волкова, Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР, Сергей пошел по стопам отца и в 2008 году, отправившись на орбиту, стал первым представителем «космической» династии. Полет Сергей совершил с 8 апреля по 24 октября 2008 года. Он был назначен не только командиром корабля "Союз ТМА-12", но и командиром 17-й основной экспедиции на Международной космической станции.

 

    

 

 

До Сергея «новички», как правило, летали в космос с более опытными коллегами из отряда. Волков выполнил программу полета на «отлично», доказав, что российские космонавты, благодаря совершенной системе подготовки, могут исполнять обязанности командиров международных экипажей и во время первого полета.

Сейчас Сергей готовится ко второму полету. В этот раз в экипаже «Союза» вместе с ним американец Майкл Фоссум и японец Сатоши Фурукава.
На прошлой неделе у экипажа завершились комплексные тренировки. Волков, Фоссум и Фурукава получили «пятерки».

 

Экипаж

 

- Сергей, поздравляем с успешным завершением «экзаменационной сессии»!
- Спасибо!
- Скажите, а есть разница в подготовке к первому и второму полетам?
- Конечно, разница есть, достаточно существенная. Но я не могу сказать, что сейчас мне проще. Психологически я понимаю, что полет уже второй, но представление об этом полете такое, что сейчас больше ответственности. Я уже имею опыт космического полета, и у меня в экипаже два иностранных астронавта. И хотя Сатоши прекрасно говорит по-русски и отлично подготовлен, все-таки космический полет – это особый полет. В этом плане, может быть, сейчас даже сложнее, больше обязанностей. И национальные особенности каждого из нас накладывают свой отпечаток. Но все-таки мы все трое – профессионалы. Майкл Фоссум, несмотря на то, что он сидит в правом кресле, будет помогать командиру, насколько сможет. Он дважды был в космосе, знает, как и что происходит. С Сатоши вместе мы достаточно давно тренируемся. Это его первый полет. Но он очень старается, очень переживает, если допускает какие-то недочеты. И вот тут наша основная задача с Майклом, если у Сатоши возникают какие-то шероховатости, особо его не расстраивать. Главное, что он работает и делает все правильно. В общем, все мы люди, со своими особенностями… В целом, экипаж замечательный, и я надеюсь, что все у нас получится.

 

 

- Можете сказать пару слов о дублерах?
- Командир дублирующего экипажа – Олег Кононенко. (Кононенко вместе с Волковым работал на МКС в 2008 году – ред.)

 

 

Даже не могу толком выразить всю полноту чувств и положительных эмоций, которые я испытываю по отношению к Олегу. Дублеры –хороший, сильный экипаж, сдает экзамены тоже достаточно ровно, ни у кого вопросов пока не возникало. Отличные ребята, прекрасные профессионалы. Дублирующий экипаж всегда готов к полету, может быть, на 97 процентов по отношению к основному. Почему не сто процентов – все-таки по конкретным экспериментам они не проходят подготовку, но по всем остальным типовым операциям – да.


Символы

 

- Какой позывной у вашего экипажа?
- Как и в 17-й экспедиции, позывной - «Эридан».
- Как Вы его выбирали?
- Это был очень сложный процесс. Когда я был назначен командиром корабля в первом полете, я начал искать что-нибудь подходящее. Поскольку я был 101-м космонавтом, многие звучные позывные уже были разобраны.
И птицы были, и камни драгоценные, и реки, и горы… И вот я нашел название этого созвездия. Поговорили с Олегом Кононенко, решили, что нам это подходит. Здесь есть большой плюс – так как мы работаем с международными партнерами, название должно звучать нормально и для уха иностранцев, и это вносит дополнительные требования, и произносить они его должны легко. В этом позывном все требования сложились.

Справка. Эридан — созвездие южного полушария, шестое по площади среди современных созвездий. Вытянуто от небесного экватора на юг до склонения -58°. Содержит 187 звёзд, видимых невооруженным глазом. Созвездие Эридан известно с древних времени, из-за извилистой формы во многих культурах оно отождествлялось с рекой.


- Обычно экипаж берет с собой индикатор невесомости – мягкую игрушку. Его для Вас Егор готовит?
- Егор (старший сын Сергея – ред.) сейчас работает над этим, готовит что-то, что станет нашим индикатором невесомости. Пока не говорит, что. Сюрприз. Скорее всего, это будет какая-то его игрушка.
- Вы знаете, что Ваш экипаж будет 10-м, который полетит в космос с эмблемой, нарисованной ребенком – победителем конкурса детских рисунков Роскосмоса?
- Не знал, но я, конечно, слышал, что эта акция Роскосмоса продолжается, у детей есть шанс победить, попасть на Байконур, на старт, познакомиться с экипажем. Это такая серьезная мотивация, которая, мне кажется, в том числе, пробуждает интерес подрастающего поколения к космонавтике.

 

Справка. Конкурс детских эмблем Роскосмос проводит более 2 лет. Основной экипаж «Союза ТМА-02М» выбрал в качестве своей эмблемы рисунок  8-летней художницы Кати Икрамовой из Красноярска. Катя приедет в июне на Байконур проводить Сергея и его коллег в полет.

 

 

    

 

Семья

 

 

- А Егор не делал попытки нарисовать эмблему для экипажа?
- Нет, Егор попытки не делал. Наверное, было бы несправедливо, если бы сын космонавта победил в этом конкурсе.
- Егор как-то говорил, что он тоже хочет быть космонавтом…
- В последних нескольких интервью, в которых он принимал участие, Егор этого не озвучивал. Просто пока он хорошо учится, он в третьем классе, занимается спортом, а дальше – посмотрим, кем он станет.
- Все-таки, он больше «технарь» или «гуманитарий»?
- В нем есть и то, и другое. Ему нравится конструировать, что-то собирать. У него, как сейчас модно говорить, креативное мышление. В то же время, ему нравятся и гуманитарные науки, у него географические наклонности, ему интересно читать про разные страны, история ему нравится. У него хорошая смесь наклонностей.
- Семья поедет Вас провожать на космодром?
- Наташа (супруга Сергея – ред.) останется дома, как и во время моего предыдущего старта. Тогда мы приняли такое решение, что не стоит ей ехать на космодром. А сейчас Артему (младший сын Сергея – ред.) 4 месяца, оставлять одного его не хочется. Поедет отец и, может быть, брат.

 

 

Отец

 

 

 

- Правда ли, что Александр Александрович ушел из отряда космонавтов, чтобы Ваша карьера развивалась?
- Было поставлено условие, что или он остается в отряде, и тогда меня даже не рассматривают на медицинской комиссии, или он пишет рапорт. А у него как раз выходило по возрасту увольнение, хотя он и мог прослужить еще несколько лет в отряде космонавтов, командиром отряда. Но такое условие было поставлено, и он выбрал уход на пенсию.
- Насколько тяжело далось ему это решение?
- Я думаю, то, что он уходил ради того, чтобы я пошел в отряд, отчасти смягчало горечь ухода. Конечно, он очень любит эту профессию, он настоящий профессионал, уважаемый и в отряде космонавтов и в нашей отрасли человек. Уход, естественно, дался ему нелегко. Только то, что я пришел в отряд, смягчило горечь. Хотя он очень сильно переживал, я вижу, что ему интересно все, что происходит в отрасли, в Центре подготовки космонавтов. Это – его жизнь, он пришел сюда в 26 лет и полжизни отдал Центру, этой работе.

 

Профессия

 

- А то, что Вы росли в семье космонавта, определило выбор профессии?
- Нет, не определило. Я хотел быть летчиком, сколько я себя помню, с самого первого момента, как я посидел в боевом самолете. Отец взял меня с собой на аэродром, мне было тогда примерно 3,5 года, а он был инструктором в летном училище. И пока он летал с курсантами, его друзья провели для меня экскурсию по аэродрому и в том числе дали посидеть в боевом «МИГ-21». После этого ни о чем, кроме летной работы, я не мечтал. Когда школу заканчивал, пытался думать: кем бы я мог быть? И не мог ответить сам, кем я себя вижу, кроме летчика. А то, что я вырос в семье космонавта, это, я так скажу, помогло мне понять, насколько это ответственно и тяжело – быть космонавтом, какую цену имеют ошибки, если они вдруг допускаются. В космонавтику я пришел, осознавая риски, жертвы, связанные с этой профессией. То есть, это был очень сознательный, продуманный шаг – стать космонавтом.
- Хотелось выше?
- Да, хотелось выше, может быть, большей реализации своего потенциала, и хотелось поработать на государство… Хотя я и так работал на государство, но мне казалось, что космонавтика – это область, где ты работаешь и в то же время прославляешь свою Родину.

 

- Как Вы думаете, почему молодежь сейчас не идет в космонавтику?
- Мы общаемся с ребятами разных возрастов, и я не думаю, что наша молодежь непатриотична. Просто, может быть, они получают недостаточно информации… Допустим, проходил набор у нас в отряд в 2010 году, а информация об этом была только в отрасли. Я сомневаюсь, что она ушла дальше «Энергии» и еще пары-тройки профильных заводов. Поэтому мы не можем судить только по нашим наборам, что у нас молодежь не хочет идти в космонавтику. Если бы делали какое-то объявление о том, что проводится набор в отряд космонавтов, наверняка больше людей откликнулось бы, кандидатов было бы значительно больше. Тем более, что по нашему положению в отряд космонавтов могут набираться люди с высшим образованием любой профессии. Я бы не стал по последнему году судить о том, что у нас мало желающих. А в этом году, благодаря 50-летию полета в космос Юрия Алексеевича Гагарина, широко освещалась тема космоса, много было фильмов, и их даже показывали не всегда после полуночи (улыбается), иногда даже в пол-одиннадцатого  вечера. Все-таки, это уже что-то, да?
Об интересе к космонавтике можно судить и по количеству приглашений космонавтам посетить ту или иную школу или какие-то мероприятия. Таких было множество. Есть очень много людей, которым это реально интересно. А 60-70 процентов таких приглашений приходит из школ, институтов. Хотя бы даже благодаря этим поездкам, если пара человек за раз захотят быть космонавтами, то цель мероприятия достигнута. У нас уже будет очень хороший приток молодых  специалистов в отрасли, не только космонавтов, но и инженеров, конструкторов.

 

«Ловцы Вселенной, неводом зари зачерпнувшие небо...»

 

- Что еще возьмете с собой на борт?
- Возьму небольшую книгу стихов Сергея Есенина о космосе. Я, когда был в Америке на подготовке, познакомился с организаторами выставки, посвященной 50-летию полета Гагарина, которая проходила в Хьюстоне. Очень интересный проект оказался. На выставке демонстрировались фотографии Гагарина, а стихи Есенина очень хорошо ложатся в тему космонавтики. Организаторы подарили мне небольшую книгу стихов, попросили взять ее с собой в полет. Я хотел бы сфотографировать ее в космосе, а после полета подарить музею Есенина в Москве.

 

  


- Есть еще одна «детская» тема, связанная с Вашим экипажем. Правда, что с Вами в космос отправится фотоэтюд, сделанный мальчиком из Тамбова?
- Фотографию мне передали, я познакомился с победителем. Почему именно Тамбов – я закончил Тамбовское высшее военное училище в 1995 году. А после нашего выпуска училище закрыли. Но в Тамбове у меня осталось много друзей, знакомых. Я часто езжу туда в Кадетский корпус, который на базе нашего училища образовался. В этом году ко мне обратились из Администрации Тамбова, предложили провести такой конкурс. Я согласился, почему нет? Очень много фотографий было, победитель выбирался интернет-голосованием. Фотография действительно красивая. Победитель – обычный подросток, он очень увлекается фотографией. Я думаю, хороший художник из него выйдет.

 

Справка. Сбор фотографий происходил на сайте города Тамбова. Там же посетители голосовали за те снимки, которые им понравились больше всего. В конкурсе приняло участие почти 100 фоторабот. Победителем конкурса стал Никита Хребтов, представивший фотографию улицы Коммунальной под дождем.

 


 

«Поехали!»

 

 

- Сергей, этот год – юбилейный, отмечается 50-летие полета Юрия Гагарина. Расскажите о своем отношении к первому космонавту.
- Отец мне в детстве рассказывал, как он услышал о том, что совершен первый полет человека в космос. Это объявили по всей стране, а у них как раз была в школе перемена… На самом деле, его рассказ почти ничем не отличается от повествований других людей об этом событии, любого человека, который это сообщение услышал. Это восторг, все радовались так, как будто это касалось лично каждого…
Гагарин для меня - супер-герой, супер-человек, хотя я понимаю, что он подбирался из тысяч человек, но он стал легендой. Очень жаль, что мне не удалось его узнать, как Алексея Архиповича Леонова, например, с которым я имею честь общаться. Если бы Юрий Алексеевич Гагарин мог дожить до наших дней, это было бы очень здорово.

 


- На старте скажете «Поехали!»?
- Я уже говорил «Поехали!»… А по-другому ничего и не скажешь (улыбается). Лучше не придумаешь, на самом деле.
Что можно еще в этот момент сказать, чтоб прозвучало нормально, выразило все те чувства, которые человек испытывает в этот самый момент, в секунду, когда ощущаешь, что отрывается от старта ракета, и эта огромная мощь начинает тебя поднимать?

Только «Поехали!»

 

 

Пресс-служба Роскосмоса

 

 

Использованы фотоматериалы НАСА и СМИ