Новости

23.05.2011 17:11

Россия и Украина: перспективы кооперации

В дни празднования 50-летия полёта в космос Ю.А. Гагарина космодром Байконур посетил 35-й летчик-космонавт СССР 2-го набора ВВС Герой Советского Союза В.М. Жолобов. 

 

 

В.М. Жолобов был зачислен в отряд космонавтов, когда командиром отряда был Ю.А.Гагарин.


Поэтому первый вопрос к Виталию Михайловичу – каким был Юрий Гагарин?


- Мы познакомились с Юрием Алексеевичем в первый же день прихода в Центр подготовки космонавтов нашей группы. Было взаимное представление: мы рассказывали о себе, Евгений Анатольевич Карпов (в ту пору он был начальником Центра) – о космонавтах первого отряда. Гагарина не было, его вызвали в Москву. После торжественной части были танцы. Ну, мы, как новобранцы, стоим у стеночки, народ танцует... Тут Юра подходит. Каждому пожал руку, что-то сказал, насчет моих усов пошутил. И возникла такая атмосфера доброжелательности, словно мы знакомы много лет.
Я потом не раз отмечал: Юрий Алексеевич был всемирно известным человеком, героем, любимцем народа, и в то же время в общении никогда не выпячивал себя.
В декабре 1963 года его назначили заместителем начальника ЦПК по летно-космической подготовке и начальником отдела летно-космической подготовки. Сейчас часто спрашивают – а почему он летал на самолётах? Да потому, что он прирожденный летчик и выбрал себе именно эту профессию. Космонавтика – это другой этап, а летчик должен летать! Административная деятельность, которой он занимался как заместитель начальника Центра, обязывала его летать, и сам он рвался в небо.
У нас уже была группа, которая прошла школу летчиков-испытателей, ее Герман Титов возглавлял. Представьте: стоят два летчика, которые вместе пришли в авиацию, выбрали себе эту профессию. Один говорит: «Я уже Миг-21 и Су-7 освоил», а другой еще на МиГ-15 или на Ил-29 летает. Это же, знаете, задевает. Юра очень хотел летать, серьезно относился к полетам.
Помню, когда вернулись Быковский и Терешкова, нас пригласили на прием. Впервые мы очутились в этой обстановке: увидели Дом приемов с его изобилием, невиданные яства на столе... Естественно, некоторые хлопцы к этому делу пристроились, но тут вышел Юра. «У кого, - спрашивает, - предварительная подготовка?» Это значит осталось несколько суток до полетов. Отозвались один, другой, третий и я в том числе. Он говорит: «В автобус – и на базу». У него было серьезное, трепетное отношение к работе.
Мы виделись с Юрой последний раз буквально накануне его последнего полёта. Наша группа была на зарядке, и когда Юра шёл из дома на служебную территорию в столовую, чтобы оттуда поехать на аэродром, перекинулись с ним несколькими фразами. Вдруг смотрю – возвращается. Мы пошутили: мол, что-то рано отлетал. Он в ответ: «Да вот пропуск забыл».
Гагарина знал каждый солдат и, конечно, не стал бы спрашивать у него пропуск. Но Юра совершенно искренне полагал, что обязан показать пропуск, потому что направлялся на режимный объект. Это, кстати, говорит о дисциплине человека, организованности.
Я по-настоящему Юру любил. Он изумительный человек, у нас были очень добрые отношения.
…В тот день у нас были занятия, и вдруг вызывают Берегового – Георгий Тимофеевич был командиром отряда. Через некоторое время он возвращается и спрашивает: «У кого сколько прыжков с парашютом, кто готов прыгать?» У нас было уже по сотне прыжков, и несколько человек быстро побежали переодеваться в летное. Сели в автобус – и на аэродром.
Береговой сказал, что Юра должен был приземлиться, но уже час его нет. Не понимая, что все-таки произошло, но надеясь, что там какая-то аварийная посадка или катапультирование, мы вылетели на вертолете. Вдоль всего Юриного маршрута искали парашют или другие следы, и когда уже подлетели к Киржачу, по рации сообщили, что оцеплен конкретный район, работает специальная группа и органы. Нам сказали: «Возвращайтесь», а это значило: самолет упал, экипаж погиб...
Когда я узнал, что Юра погиб, до того было больно... Я будто близкого человека потерял. Очень близкого! Не мог представить, что Юры больше нет.

 

- Трудно было готовиться к космическому полёту?
- Есть ситуации, к которым человека нельзя подготовить вообще. Например, испытание в термокамере. Нас испытывали, сколько мы сможем продержаться в спускаемом аппарате, если система терморегулирования выйдет из строя. И вот сидишь в этой камере, облепленный датчиками, с термометром во рту. Испытание продолжалось до тех пор, пока температура тела не повышалась на два градуса. Потом термокамеру отменили за ненадобностью, так же, как и ротор. Была такая тренировка с вращением во всех плоскостях.
Еще было испытание в сурдокамере – закрытом помещении размерами метра два с половиной на три. Обычно в сурдокамере проводили от 10 до 15 суток. Ты не знаешь, как на твои действия реагируют люди, которые проводят исследования, у тебя нет какого-то определенного задания. Разрешено только читать устав, изучать инструкцию и заниматься рукоделием. Казалось бы, что тут сложного, но не все выдерживали такое испытание.

 

 

- В вашей жизни было что-нибудь более трудное, чем подготовка и полет в космос?
- Губернаторство. Космонавт знает своё задание, ему помогает советами Центр управления полетами. Всё расписано по секундам, известно практически всё, что касается работы. Руководить областью трудней, это я понял сразу же, когда в июля 1995 г. Президент Украины своим указом назначил меня председателем государственной администрации Херсонской области.
Ко мне приходили как к первому секретарю обкома, который мог решать вопросы одним нажатием кнопки или телефонным звонком, но губернатор таких возможностей не имел... Я очень переживал, что не мог помочь людям – предоставить квартиру ветерану войны, поднять пенсию, выплатить зарплату учителям и врачам.

 

- Виталий Михайлович, чем вы сейчас занимаетесь?
- В основном общественной работой. Возглавляю Всеукраинское объединение «Слава», членами которой являются Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда и полные кавалеры ордена Славы. Главная цель нашей общественной организации – социальная защита этих людей, живущих в Украине. Ещё возглавляю Аэрокосмическое общество Украины. Основная задача общества – социальная поддержка проживающих на территории Украины ветеранов ракетно-космической, авиационной, а также других отраслей бывшего советского Союза и современной Украины, причастных к космонавтике и авиации. В составе нашей организации как физические, так и юридические лица, которые являются коллективными членами Аэрокосмического общества – от самых маленьких до таких огромных, как Запорожское открытое акционерное общество «Мотор Сич». Подобные крупные компании оказывают нам финансовую помощь.

 

- Аэрокосмическое общество Украины участвует в инициировании законодательной деятельности?
- До законодательных инициатив наше общество еще не поднималось, но мы стараемся внести свою лепту в совершенствование правовой базы, регулирующей отношения в области эксплуатации и обслуживания малой авиации, организации полётов легких и сверхлегких летательных аппаратов, участвуем в популяризации авиации, например, одним из наших реализованных проектов стали авторалли по маршруту Киев - Тулон.

 

- Когда вы были на Байконуре в предыдущий раз?
- 20 лет назад, на праздновании 30-летия полёта в космос Ю.А. Гагарина.

 

- Виталий Михайлович, вас трудно назвать здесь гостем, с 1976 года – вы почетный гражданин Байконура, с ним у вас связаны воспоминания о самых волнующих днях предполётной подготовки. Вот и дерево, посаженное вами на Аллее космонавтов, прижилось, выросло и опять зеленеет, как и 35 лет назад. На ваш взгляд, город изменился?
- Очень сильно. Когда мы приехали сюда в 1991 году, накануне развала Советского Союза, город был в запущенном состоянии, молодёжь стремилась поскорее уехать кто куда – в Россию, Украину, Белоруссию. А сейчас я вижу новые дома, на улицах стало чище, красивее, улучшилось медицинское обслуживание. Большая заслуга в этом, конечно, России. Дотации из российского федерального бюджета в городской бюджет Байконура превышают 1,2 млрд.рублей.
Можно порадоваться за молодежь, у неё здесь есть будущее. Благодаря соглашению двух министерств – науки и образования России и образования Казахстана, школьники получают среднее полное образование как на русском, так и на казахском языках, а потом еще и высшее образование, причем, не выезжая из своего города. Здесь открыты филиалы сразу трех российских вузов: Московского авиационного института, Обнинского государственного технического университета атомной энергетики и Международного независимого эколого-политологического университета. Обучение проходит по специальностям, которые востребованы на космодроме, то есть работа им здесь гарантировано. Ну, а вы сами знаете, материальное положение многих людей – что в Украине, что в России или Казахстане, таково, что не каждая семья может отправить своего ребенка учиться в институт в другой город. Вы посмотрите, как много молодёжи на улице, сегодня это город молодых и для молодых.

- Казахстан вместе с Россией создает здесь перспективный ракетно-космический комплекс (РКК) «Байтерек» на базе российского ракетно-космического комплекса «Ангара».
- Я думаю, «Байтерек» потянет за собой весь наукоемкий и высокотехнологичный сектор экономики.

 

- В вашей жизни был период, когда вы работали заместителем председателя Национального космического агентства Украины. С позиции имеющегося у вас опыта как вы оцениваете перспективы российско-украинского сотрудничества в ракетно-космической области?
- Россия и Украина уже давно и успешно сотрудничают в этой области. Одним из ярких примеров такого сотрудничества является международный проект «Морской старт» совместного предприятия «Си Лонч». Его учредители с российской стороны – Ракетно-космическая корпорация «Энергия», с украинской – Государственное конструкторское бюро «Южное» имени М.К. Янгеля, Производственное объединение «Южный машиностроительный завод имени А.М. Макарова»,.
С целью развития этого проекта Россия и Украина реализуют еще и «Наземный старт», который предусматривает предоставление пусковых услуг на космодроме Байконур на базе ракет-носителей «Зенит-2» и «Зенит-3». Планируется модернизация космического ракетного комплекса «Зенит», в частности, технического и стартового комплексов, расположенных на космодроме Байконур, повышение более чем вдвое энергетических возможностей ракеты-носителя на средних круговых орбитах, повышение ее качества и надежности с применением более совершенной системы управления и внедрением усовершенствований, отработанных в рамках программы «Морской старт». Объем производства и возможности КРК «Зенит» позволяют ежегодно осуществлять по 5 – 6 пусков ракеты-носителя «Зенит-2М».
Еще один наш совместный проект – «Днепр». Как вы, наверное, знаете, это переоборудованная в трехступенчатую ракету-носитель «Днепр» межконтинентальная баллистическая ракета РС-20 (SS-18 «Сатана»). Для реализации этого проекта была создана российско-украинская международная космическая компания «Космотрас». Наше сотрудничество, хочется верить, не закончилось.

 

 

 

Пресс-служба Роскосмоса