Новости

04.06.2011 11:22

Мухи-мутанты на МКС

Компанию вернувшемуся международному экипажу 27-й экспедиции на МКС составили подопытные мухи-дрозофилы, которые честно выдержали эксперимент по изучению влияния факторов полета на живые организмы. По словам ученых из Института медико-биологических проблем, на мухах, которые очень быстро размножаются и имеют ДНК, во многом схожую с человеческой, изучалось воздействие различных неблагоприятных фактов в процессе космического полета. В первую очередь, воздействие космической радиации на индивидуальную мутацию (онтогенез) и наследственную мутацию (мутагенез).

Сегодня МКС - гигантская орбитальная лаборатория, а невесомость - научная среда и главное условие для проведения экспериментов. Модули станции - словно кабинеты международного научно-исследовательского института: под флагами разных стран космонавты проводят уникальные исследования, цель которых всегда едина - улучшить качество жизни на Земле.

"Я думаю, главная проблема любого космического эксперимента, в том, что после исследования пройдет время, прежде чем люди поймут, что мы открыли и скажут: "Ух, ты! Это действительно нужно", - рассуждает руководитель программы МКС в НАСА Майкл Суффредини.

Весной этого года уникальный живой груз - мухи-дрозофилы - стартовали на корабле "Прогресс" как научный реквизит. Третий год их отправляют на орбиту. Насекомые преодолевают силу притяжения, а затем погибают. На Землю возвращается новорожденное орбитальное потомство.

"А, кстати, я наблюдаю личинки, - рассказывает командир МКС-28 Андрей Борисенко. - В правом контейнере. Впрочем, в левом тоже есть, но меньшее количество".

Пробирка - единый "скафандр" для нескольких сотен мух. В лаборатории Института медико-биологических проблем есть даже центрифуга, в ней мухи прошли предполетную подготовку. Подробнее об этом - Ольга Ларина, ведущий научный сотрудник Института медико-биологических проблем РАН: "Один раз мы поместили в центрифугу мух и центрифугировали их в течение часа. Мы ожидали, что мушки погибнут, но переносимость мух оказалась настолько велика, что после того, как мы их вынули из центрифуги, они наоборот были сверхактивны и даже выпрыгивали из тех пробирок, в которых находились".

Ольга Ларина уже три года изучает мух в лаборатории микробиологии. Следит за популяцией, встречает и провожает насекомых на орбиту. "Мы пытаемся выяснить, влияет ли космический полет на мутационный процесс", - поясняет она.

Дрозофилы вполне комфортно чувствовали себя на орбите МКС - в пределах пробирки. В свободное парение по станции мух не пускали. Однако это не помешало им размножаться – в невесомости сменилось несколько поколений.

"Мушки, вернувшиеся из космоса, были на стадии куколки, а уже на Земле они вылупились, и мы их отсадили в пробирку", - продолжает Ольга Ларина.

Мухи и на Земле продолжают размножаться, хотя некоторые из них погибают. В смерти дрозофилы и заключается смысл космического эксперимента. Умирают мухи только с плохим генотипом: космическая радиация делает насекомое мутантом, непригодным для земной жизни.

Но важно другое: клетки ДНК дрозофилы схожи с человеческими. Это значит, в скором будущем в лаборатории узнают: для кого невесомость безопасна, а кому надо остаться на Земле. В итоге именно мухи-дрозофилы могут реально повлиять на условия отбора космонавтов.

 

Сюжет телестудии Роскосмоса