Завтра, 22.10.2021 в 06:50 мск:Трансляция стыковки корабля «Прогресс МС-17»

РОСКОСМОС-СПОРТ

Новости

01.12.2011 17:08

Пресс-конференция основного и дублирующего экипажей 30/31-й длительной экспедиции на МКС (стенограмма)

 

Руководитель пресс-службы ЦПК Дмитрий Жуков: Здравствуйте, уважаемые коллеги, мы начинаем нашу пресс-конференцию основного и дублирующего экипажей экспедиции МКС-30/31. Перед этим я бы хотел огласить результаты только что состоявшейся Межведомственной комиссии. На комиссии были утверждены составы основного и дублирующего экипажей экспедиции. В состав основного экипажа вошли командир транспортного пилотируемого корабля «Союз ТМА-М», бортинженер МКС-30, командир МКС-31 Олег Дмитриевич Кононенко (Роскосмос), бортинженер корабля «Союз» и бортинженер МКС Андрэ Кауперс (ЕКА) и бортинженер-2 корабля и бортинженер МКС Дональд Петтит (НАСА). В состав дублирующего экипажа вошли командир ТПК «Союз ТМА-М», бортинженер МКС-30, командир МКС-31 Юрий Иванович Маленченко, бортинженер корабля и бортинженер МКС Санита Уильямс (НАСА) и бортинженер-2 корабля и бортинженер МКС Акихико Хошиде (ДжАКСА). В пресс-конференции участвует начальник Центра подготовки космонавтов Крикалёв Сергей Константинович. Прошу вас задавать вопросы и представляться. Начинаем. Пожалуйста, первый вопрос.

 

Елена Зубцова, ИТАР-ТАСС: Прежде всего, поздравляю экипаж с успешной сдачей экзаменов. У меня несколько вопросов: какой у вас позывной,  какой талисман и что вы с собой возьмёте из личных вещей?

 

Олег Кононенко: Наш позывной – «Антарес». Это яркая звезда в созвездии Скорпиона. Космонавты, как правило, выбирают свои позывные из имён звёзд различных созвездий. Я последовал этой традиции и какой-то дополнительный смысл не вкладывал. Что касается индикатора невесомости, то дети у меня уже достаточно взрослые, им по восемь лет, и я с собой ничего из игрушек брать не планировал. Есть много других способов понять, что мы уже находимся на орбите. А с личными вещами всё достаточно традиционно: памятные вещи, семейные фотографии и другое.

 

Андрэ Кауперс: У меня в личных вещах будут фотографии семьи. А самый главный талисман для меня - это мой экипаж (Смеётся).

 

Дональд Петтит: Все мои талисманы – электронные. Я возьму с собой электронные фотографии семьи и друзей. Думаю, это очень в духе времени, в духе космической эры.

 

Сергей Яковлев, Самарское телевидение: Олег Дмитриевич, вопрос к Вам. Все знают, что это Ваш второй полёт. Следовательно, Вы уже проходили и подготовку, и экзамены раньше. Вопрос такой: много ли удалось вынести из этих повторов?

 

Олег Кононенко: Подготовка никогда не повторяется дважды. В составе этого экипажа у меня новый статус, новая полётная должность, новые друзья-товарищи. В чём-то эту подготовку можно сравнить с предыдущей, в чём-то нет. Есть очень хорошая русская поговорка: «повторенье – мать ученья».

 

Сергей Крикалёв: С вашего позволения дополню слова Олега. Он впервые второй раз летит в космос (Улыбается.). Как тот, кто проходил подготовку к полёту несколько раз, я могу сказать, что второй полёт отличается от первого очень существенно. Может быть, третий и четвёртый будут отличаться уже меньше. Сейчас Олег летит уже как опытный член экипажа. Когда ты первый раз летишь, не знаешь, с чем столкнешься, и в чём-то опираешься на опыт и статус старших, более опытных членов экипажа. Теперь на Олеге лежит ответственность за окончательное решение. Эта дополнительная ответственность накладывает свой отпечаток на многих, кто летит во второй раз. Ощущения несколько другие: больше ответственности, более сложно выполнять задачу, когда к тебе относятся как к опытному члену экипажа. Юрий Маленченко тоже через это проходил. Всё-таки  второй полёт существенно отличается от первого большим грузом ответственности, но именно поэтому он и возлагается, что уже есть опыт.

 

Екатерина Белоглазова, «Российский космос»: Я тоже поздравляю экипажи. Как видно из очень интересной, насыщенной программы полёта, на МКС прибудет несколько грузовых кораблей: и европейских, и японских, и американских. Расскажите, пожалуйста, как будут проходить стыковки этих кораблей, а также о вашей научной работе и о выходе в открытый космос на российском сегменте?

 

Олег Кононенко: Первоначально у нас планировалось небывалое количество грузовых кораблей, около 9, потом программа полёта была откорректирована. Сейчас осталось несколько меньше. Мы ожидаем приход двух «Прогрессов» и корабль ATV. Он адаптирован под российский сегмент. В работе будет использоваться традиционный для российской стороны способ стыковки. На американском сегменте ожидается приход двух новых грузовых кораблей «SpX-D31» и «Orb-D1». Стыковка также будет осуществляться традиционным способом - с помощью американского манипулятора SS RMS. Японский корабль HTV, по нашим сведениям, уйдёт за пределы нашей экспедиции. Что касается российского выхода в открытый космос, все российские выходы, как правило, сложны и в техническом, и в физическом плане. Наш выход не исключение. Нам предстоит перенести грузовую стрелу со стыковочного отсека (СО) №1 на МИМ2, т.к. СО уже начинает подготовку к расстыковке и утилизации. Это очень трудоёмкая операция, она займёт достаточно много времени. Затем нам предстоит установка пяти противометеороидных панелей. При наличии времени у нас будет два дополнительных научных эксперимента - тест на выносливость и установка откоса для того, чтобы было проще выходить из СО. Выход в открытый космос предположительно 14 февраля будем выполнять я и Антон Шкаплеров. Что касается спутника «Чибис», он будет запущен в соответствии с программой. Мы с Антоном прошли подготовку к его запуску. В составе 30-й экспедиции запланировано 35 научных экспериментов, в составе 31-й экспедиции – 36. Всего запланировано 71 научный эксперимент. Что-то появилось новенькое, что-то я буду продолжать делать с 17-й экспедиции. Все они достаточно интересные, и я с удовольствием буду их проводить.

 

Андрэ Кауперс: У меня за пять месяцев запланировано много экспериментов: европейских, японских, канадских и американских. Это медицинские, биологические и физические исследования. Много экспериментов связано с роботами. Эксперименты на борту выполнять непросто, непросто работать с оборудованием. Но мы надеемся, что всё будет работать так, как мы хотим.

 

Дональд Петтит: На МКС проводится много экспериментов. Выбирать из них какой-то один, самый любимый, всё равно что выбирать самую вкусную конфету из коробки – все вкусные! (Улыбается.) Расскажу о своём любимом эксперименте на российском сегменте МКС – «Плазменный кристалл». Он исследует динамические процессы на микроскопическом, молекулярном уровне, в плазме. Другой эксперимент, который мне тоже очень нравится, и о котором я узнал несколько дней назад, называется «Ураган». В нём идёт работа со спектрометром, с помощью которого изучается поверхность Земли. Мы получаем двумерное изображение Земли в ультрафиолетовом и инфракрасном излучении.

 

Стефани Столл, НАСА ТВ: Недавно из космоса вернулся Паоло Несполи. Какую роль предусматривает дальнейшая программа МКС для Европейского космического агентства?

 

Андрэ Кауперс: Несмотря на то, что участие ЕКА в программе МКС не так уж и велико, я рад, что мы проводим такую длительную и интересную программу с точки зрения научных исследований. Мы будем продолжать выполнение научных экспериментов. Я рад, что ЕКА может принимать участие в научных программах такого уровня.

 

Стефани Столл: Вопрос к Дональду Петтиту. Что Вы думаете о возвращении на МКС, готовясь в третий раз совершить космический полёт, и какие научные эксперименты вы собираетесь там провести?

 

Дональд Петтит: Что касается научной программы, то её содержание – это большой шаг вперёд и, по большому счёту, она занимает много времени. Результаты того, что мы сделаем в полёте, будут только через пять лет. Что касается посещения МКС в третий раз, то для меня это как третье свидание с любимой, которого очень ждёшь. Вроде бы всё уже знакомо, но в то же время будет и что-то новое.

 

Екатерина Белоглазова: Что вы узнали друг о друге за время подготовки? Какие личные качества вы можете выделить?

 

Олег Кононенко: Мы готовимся вместе почти два года и довольно близко знакомы. Ребята – профессионалы высокого уровня, очень оптимистичные люди, интересные, любопытные. С ними всегда интересно. Даже вне станции и вне корабля мы всегда найдём общие темы. Я от них всегда подпитываюсь оптимизмом.

 

Андрэ Кауперс: Я очень рад быть частью этого экипажа. У нас никогда не было проблем, нам очень удобно и комфортно работать в одном экипаже. Нам всегда помогает юмор! Олег – очень хороший командир. Дон – умный, изобретательный человек, мне нравится, как он мыслит. Пять месяцев для такого экипажа - это короткий срок, наш полёт должен быть длиннее! (Смеётся.)

 

Дональд Петтит: Характеризуя нашу работу с Олегом и Андрэ, я скажу только одно слово: «терпение». Они очень терпеливые. Это качество позволяет нам работать в течение долгого времени, добиваясь хороших результатов. 

 

Елена Зубцова: Андрэ, Дон, что вы чувствуете перед вторым и третьим полётом на корабле «Союз»?

 

Андрэ Кауперс:  Мне нравится корабль «Союз». Я летал на корабле «Союз ТМА-3», вернулся на «Союз ТМА-4». Думаю, что «Союз ТМА» был очень хорошим кораблём. Новая серия лучше благодаря инновационным компьютерным технологиям. Мне, как бортинженеру, надо делать меньше. Повторюсь, мне нравится летать на «Союзе», тем более что корабль прогрессировал.

 

Дональд Петтит: Всё будет нормально. У меня же есть мой электронный талисман!

 

Виктория Чивилёва, Подмосковье: Как прошли комплексные экзаменационные тренировки, как комиссия оценила ваши действия?

 

Олег Кононенко: Заключительным этапом подготовки в ЦПК стали два больших экзамена. Первый – это имитация обычного дня станции, второй – тренировка в транспортном пилотируемом корабле. Экзамен занимает целый день. Мы тренируем все этапы полёта на «Союзе» – от выведения до спуска. На станции наш обычный день всегда готовится заранее, и мы знакомимся с его программой, с тем, какие эксперименты будем делать, какие работы проводить, например замену и ремонт оборудования. Мы вытягиваем билет, в котором указываются нештатные ситуации (мы не знаем, какие именно они будут), и по ходу работы их будут вводить в тренировку. Конечно, эти два дня были напряжёнными. На станции мы вытянули порядка пяти нештатных ситуаций: отказы систем связи, жизнеобеспечения, отказ научной аппаратуры и другого оборудования, разгерметизация станции. Мы все выполнили без замечаний. Итоговая оценка была «5.0». На следующий день мы тренировались в корабле. «Вывелись», проверили герметичность, сделали манёвр, сблизились со станцией и состыковались, а потом спустились. На корабле у нас было порядка шести нештатных ситуаций: отказ по связи, отказ оборудования при выполнении определённых динамических операций и пожар при возвращении. Нас оценили на «4.8».

 

Сергей Крикалёв: Добавлю, что все комплексные экзаменационные тренировки для того и проводятся, чтобы воссоздать экстренную, проблемную ситуацию, которую экипаж должен преодолеть. Космонавты много готовятся, и значительная часть подготовки отведена нештатным ситуациям. В задачи экипажа входит сначала распознать ситуацию, а потом справиться с ней. Как было сказано в начале пресс-конференции, все экипажи прошли тренировку и готовятся приступить к заключительному этапу подготовки на Байконуре. Подготовку в ЦПК все прошли успешно.

 

Олег Кононенко: Есть специальный оценочный лист. В ходе тренировки каждому действию экипажа даётся оценка. У нас не было ничего серьезного – были замечания по неоптимальности действий. Мы чуть-чуть превысили их лимит, допустимый для получения пятибалльной оценки.

 

Сергей Крикалёв: Замечу, что 4.8 – это очень хорошая оценка. Напомню, что  комплексные экзаменационные тренировки проводятся специально для отработки нештатных ситуаций. Если всё сделано на 100 процентов, значит, слишком лёгкое было задание.

 

Олег Кононенко: Приведу пример: при работе с пультом нажимаешь не ту клавишу, что не приводит ни к каким последствиям, но это действие имеет оценку, «вес» в 2, 3 или 5 штрафных баллов. Это можно сравнить с тем, как вы, лёжа на диване, решаете посмотреть 20 канал, нажимаете двойку, а потом вместо нолика нажимаете девятку. Ни к каким последствиям это не ведёт, но комиссия оценивает ваше действие.

 

Екатерина Белоглазова: Я слышала, что вы возьмёте с собой в космос якутский национальный инструмент. Собираетесь ли Вы там играть на нем?

 

Олег Кононенко: Официальная делегация из Якутии попросила меня провести экскурсию по музею космонавтики, который находится на ВДНХ. Экскурсия им запомнилась. А в 2012 году у этого инструмента будет юбилей, и официальные лица Якутии попросили его взять с собой в космос. Он небольшой, весит 90 граммов, и я его взял в личные вещи. Приезжал большой знаток игры на этом инструменте, мне дали несколько уроков, и я попробую поиграть на нём, почему бы и нет?

 

Александр Песляк, «Вечерняя Москва»: У меня вопрос к Сергею Константиновичу. Что Вы можете сказать о подготовке космонавтов в 2011 году?

 

Сергей Крикалёв: В середине года у нас произошли события, которые привели к изменению даты старта. Старт корабля, который планировался на сентябрь, перенесли на ноябрь. Это было сделано для того, чтобы убедиться в безопасности, потому что для пилотируемых полётов нужно обеспечивать максимальную надёжность. Система её доказала – я имею в виду систему управления космическими полётами в целом. Подготовка к космическим полётам, подготовка техники – это гораздо больше, чем «железо» или один экипаж. В систему входит не только российская часть программы, ведь любые изменения затрагивают и международные экипажи. Приходится согласовывать изменения программы, включая всех международных партнеров. Как показывает опыт, всё, что необходимо было сделать при участии всех наших партнёров, было принято с пониманием. Теперь вся система выходит на штатный режим работы. Несмотря на изменение программы, работа была выполнена нормально. Сергею Волкову пришлось одному работать на Российском сегменте на заключительном этапе полёта. Экипажу его экспедиции пришлось работать в сокращённом составе на большой станции. Благодаря резерву, который предусмотрен, всё выполнялось штатно. Сейчас со стартом очередного экипажа мы возвращаемся к штатной циклограмме, которая предусматривает нахождение на борту шестерых человек. На всю систему подготовки космических полётов была дополнительная нагрузка, связанная с проверкой безопасности. Сегодня у нас более частые пилотируемые запуски, нежели несколько лет назад. Раньше было всего два запуска в год, сейчас стало четыре. Два запуска, добавленных в программу, приходятся на период чуть больше месяца, в ноябре и декабре.  Тем не менее, система с этим справляется и доказывает свою надёжность и безопасность.

 

Елена Зубцова: Кто Вас будет провожать на Байконуре?

 

Сергей Крикалёв: Я буду провожать! (Улыбается.)

 

Олег Кононенко: Семья.

 

Дональд Петтит: Семья и коллеги.

 

Андрэ Кауперс: Друзья и семья. И, конечно, коллеги из ЕКА, наши инструкторы и специалисты отрасли, люди из ЦПК и Роскосмоса.

 

Елена Зубцова: А дети поедут на Байконур?

 

Олег Кононенко: Это на стадии обсуждения.

 

Дмитрий Жуков: Уважаемые коллеги, в заключение я хотел бы вас проинформировать о дальнейших планах наших экипажей. Сегодня запланировано посещение кабинета Гагарина в музее Звёздного городка. Далее мы отправимся на Красную площадь, где посетим мемориальный комплекс и возложим цветы к Кремлёвской стене, в которой похоронены С.П.Королёв, Ю.А.Гагарин и другие космонавты. Затем мы направимся в мемориальный дом-музей академика Королёва на ВВЦ. Потом у экипажа будет профилактический отдых. 8 декабря запланирован вылет на космодром Байконур, где будет продолжена предстартовая подготовка. И на 21 декабря 2011 года запланирован старт. Давайте поблагодарим экипажи за ответы. Спасибо вам, коллеги.

 

Пресс-службы Роскосмоса и ЦПК

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".