Новости

11.08.2012 12:57

Небо космонавтов

     12 августа 1912-го года  военное ведомство Российской империи издало приказ о создании первой воздухоплавательной части.  Более 50 лет из 100 военная авиация тесно  связана с космонавтикой.  Из лучших военных лётчиков-истребителей был сформирован первый отряд покорителей  космоса с кодовым названием «ВВС №1». Сегодня те, кто покоряют звездные просторы, так и называются – лётчики-космонавты.

     Во время тренировок космонавтов в кабине истребителя уже нет авторитетов. Даже космонавт Герой России должен четко выполнять указания лётчика-инструктора.

     Десять часов налета перед экспедицией к звездам – такой норматив тренировок для космонавтов. После возвращения с МКС на Землю тоже обязательно поддерживать форму и не давать организму отвыкать от перегрузок.

     Михаил Корниенко побывал на МКС в 2010-м, но старается не растерять навыки – он приехал полетать на аэродром Чкаловский. Бочка, штопор, мертвая петля. При этом надо следить за приборами, вести радиообмен и навигацию. Потом, на орбите, это пригодится.

     «Умение принимать решения в экстренных ситуациях, быстрые - очень важно там, на орбите. Это и адаптация к перегрузкам. Потому что на центрифуге нас вертят раз в год. А тут полетал, привык, и организм вспомнил, держишь себя все время в тонусе», - считает Герой России,  лётчик-космонавт Михаил Корниенко.

     Их официальные звания так и звучат – летчики-космонавты. Однако сегодня в отряде ЦПК именно летчики далеко не все – в космонавты идут инженеры, биологи, врачи. Михаил Корниенко как раз из тех, кто первый раз сел в истребитель, став кандидатом в космонавты. Хотя страсть к небу с детства.

     «Ну конечно профессиональные летчики, которые у нас в отряде, космонавты, они так смотрят свысока, когда я рассказываю о своих полетах, потому что я все же не профессионал, - говорит Михаил Корниенко. - Хотя в свое время я поступал в Качинское училище, но по здоровью не прошел, как это ни парадоксально. В космонавты сгодился 25 лет спустя… тогда конкурс был большой, это понятно. А сейчас мечта сбылась и я летаю».

     Заместитель начальника авиационного управления ЦПК им. Ю.А.Гагарина Андрей Волошин считает, что для космонавта летная подготовка сродни занятиям спортом у спортсменов. «Если он тренируется в легкой атлетике, значит - хорошо бегает, штангист поднимает штангу, гимнаст выполняет упражнения на снарядах. А летчик-космонавт – это профессия техническая, предусматривает во время старта отрыв от земли, ощущения эти выхода в невесомость. Организм должен быть готов к этому», - считает он.

     Руки космонавта должны уметь ювелирно управлять летательными аппаратами, в том числе космическим кораблем «Союз». Хотя стыковки сейчас автоматические, взять на себя управление надо быть готовым. Для этого - полеты строем, сближение истребителей до нескольких метров. Космонавты потом говорят летчикам «спасибо».

Евгений Иванович Пантелеев командовал эскадрильей с 67-го. Одним из первых начал летать «на невесомость». На специальных Ту-104 впервые смоделировали нулевую гравитацию, чтобы испытывать космическую технику и тренировать  первых космонавтов. Он вспоминает, что тогда собирались поставить автомат, который будет выполнять и фиксировать эту горку по невесомости. «Нам обещали, - говорит он, - поставим прибор, который будет фиксировать невесомость в кабине. Но я знаю, сейчас уже и на Ил-76 выполняют этот манёвр, но прибора такого так и нет, как нет никакого автомата. У нас элементарный был прибор, который и сейчас существует – это шарик от пинг-понга. Я его вешал и вот смотрел, когда невесомость».

     Сегодня полет на невесомость для космонавтов, как первое свидание с той средой, в которой предстоит провести долгие месяцы. Для летчиков уникальной лаборатории Ил-76 – это тяжкий труд. Шутка ли, падать с воздушной горки высотой 6 тысяч метров и удерживать гигантскую машину.

     «Пусть они и не пилотажники, - говорит Василий Циблиев, лётчик-космонавт, Герой России, - не как пилотажная группа «Витязи» или «Стрижи». Но это летчики. Те, которые летают и на Л-39, и на самолетах 154-м, 134-м, на Илах. Это летчики с большим чувством и пониманием ответственности за выполняемую задачу. Они прекрасно понимают, кого они перевозят и кого обучают».

     Когда подготовка уже за спиной и впереди две недели до старта, космонавтам остается лишь безаварийно долететь с Чкаловского до Байконура. По традиции основной и дублирующий экипажи летят на разных самолетах, с интервалом в 20 минут. За штурвалом все те же летчики, с которыми космонавты провели в небе десятки часов.

     Астронавт Кристофер Хэдфилд, поддавшись любопытству, просится в кабину «тушки». Язык авиации – международный. Летчик с летчиком быстро находят общие темы. «Я летчик-истребитель и испытатель всю жизнь, - говорит Кристофер. - Это хороший самолет, сильный. По-моему лучше, если мы знаем, как работает самолет. Вы знаете, шаттл был старый и союз – старый, но знаете, старая идея – это всё таки неплохо».

     Новая идея в авиации – максимально использовать тренажеры для подготовки. Космонавтов это тоже ждет, но реальные полеты останутся. Более того, для отработки экспедиций к другим планетам вскоре начнутся полеты на винтокрылых машинах. «Понять, что такое вертикальное снижение, вертикальный подъем, как земля, поверхность смотрится при вертикальных подходах – очень важно, - считает Валерий Кислицын начальник авиационного управления ЦПК им. Ю.А.Гагарина. - Перемещения вокруг своей оси, боковые, влево, вправо, боком, хвостом назад. Эти вещи на самолетах невозможны, поэтому мы думаем, что одним из направлений дальнейшей подготовки космонавтов будет полеты на вертолетах».

     Государственная авиация Роскосмоса к полетам готова. Ждут новые задачи, современная техника. Чистого неба.

 

Телестудия Роскосмоса