Новости

25.08.2012 11:11

Космонавты в пустыне

      Недалеко от космодрома Байконур прошли тренировки на выживание. На этот раз космонавты выживали в условиях пустыни. Три условных экипажа космонавтов-испытателей имитировали  нештатную посадку в песках. При температуре под 60 градусов космонавтам надо обустроиться и ожидать спасателей.В запасе у «терпящих бедствие» – минимум: неприкосновенный аварийный запас, несколько литров воды и то, что находится в спускаемой капсуле. Задача – выжить двое суток.

 

      Космическая гавань – Байконур. Отсюда стартуют ракеты, выводя на орбиты космические аппараты. Здесь проходят предстартовую тренировку абсолютно все экипажи МКС. Сейчас, в казахской степи тренируются те, кому предстоит покорить космос лишь через несколько лет. В этих жёстких условиях полупустыни выживают будущие космонавты. Пройти подобные суровые испытания смогут лишь сильнейшие.

      Бескрайняя степь. Полупустыня. Температура все выше и выше. Плюс 60. Сухой обжигающий ветер.

     Андрей Бабкин, космонавт-испытатель передает по радиоканалу: «Я - «Материк», я – «Материк», я – «Материк». Терплю бедствие, терплю бедствие, терплю бедствие. Совершил вынужденную посадку в 300 километрах северо-восточнее города Байконур, самочувствие экипажа нормальное. Надеюсь, нас услышали».

А в ответ – тишина. Надежда что услышали и быстро спасут совсем мала. Такое уже случалось  и не однажды. После долгого полета космический экипаж приземляется в нерасчетной точке. Сколько будут искать не известно. А значит, надо выживать. С собой – аварийный запас и вода. 6 литров на троих.

     Это легенда учений. Однако выживать приходится по-настоящему. Выход лишь один – победить жару любой ценой.

     Андрей Бабкин в этом эксперименте командир экипажа. Действует строго по циклограмме. Знает, отступление равно провалу и даже гибели.

«Надо находиться возле аппарата, - рассказывает Андрей Бабкин, -  потому что можно очень просто остаться без средств к существованию, потерять последнюю воду. Мы даже здесь под укрытием экономим ее, а что говорить, чтобы совершить пеший переход. 300 километров – это очень большое расстояние для пустыни».

Раннее утро – основное время для работы. Пока солнце не в зените, экипаж строит укрытие. Снимают верхний слой глинозема, убирают мелких насекомых и доходят до прочной и холодной земли.

      В ход идет все: парашютная система, стропы, ложементы. Набивая куски ткани песком, космонавты мастерят столбы. Сверху натягивают специальную металлизированную пленку. В НАЗе – носимом аварийном запасе космонавтов, она есть всегда. В стужу спасет от потери тепла, в жару – служит отражателем. Снижает температуру в укрытии минимум на 10 градусов.

      «Это самая главная наша защита от солнца и излучения, – рассказывает Андрей Бабкин, -   благодаря ему будет хорошая тень и разница температур внутри убежища. Жар идет от нее – это отраженное излучение, которое могло бы накопиться внутри и влиять на нас».

       В пустыне с каждой минутой температура растет. Уже через час трудно дышать, язык будто ватный, а горло пересыхает. При такой жаре разговаривать не желательно.

      «Это было бы весьма глупо, -  объясняет космонавт-испытатель Денис Матвеев,  – поскольку, при разговоре происходит большая влагопотеря. В тех условиях,  в которых мы находились, любые действия, которые привели бы к потере влаги, были бы неразумны».

      За два дня экипаж теряет в весе по 5 килограммов. В первый день легче. Организм охлаждается за счет выведение воды – человек потеет, а вот на вторые сутки обезвоживание настолько сильное, что нет ни капельки пота. Поэтому космонавты лежат в укрытии и почти не двигаются.

     «Спать здесь не получается, - продолжает рассказ о выживании  Андрей Бабкин, - разговаривать нежелательно, поэтому приходится выживать. Это со стороны кажется, что этот процесс просто, лежи себе и ничего не делай, на самом деле, это не так просто. То есть до сегодняшнего времени я себе это представлял иначе, попроще».

      «Ты можешь только кожу с себя снять, чтобы обеспечить себе комфортные условия по тепловому режиму», - объясняет состояние выживающих заместитель начальника управления ФГБУ «НИИ ЦПК им. Ю.А. Гагарина»  Виктор Рень.

      Это лишь на первый взгляд может показаться данная тренировка не совсем суровым испытанием. Ведь, по большому счету, выживающие космонавты разбили свой лагерь недалеко от города. Да и с наблюдательного пункта смотрят постоянно за их состоянием здоровья. Однако, под палящим солнцем, где температура под 50 градусов и в горле пересыхает сразу через несколько секунд, когда начинаешь говорить, с ограниченным количеством воды и еды, очень сложно выживать. Однозначно, этот экипаж, который выживает в течение  двух суток здесь в степи, выживет и в пустыне.

     Два раза в день в лагерь выживающих наведываются: врач, психолог и инструктор. Взвесить обессиливших космонавтов, померить температуру и понять психологическое состояние: может  кто на грани срыва. Эта грань очень зыбкая. Потерять контроль над собой и своим телом можно мгновенно.

     «Это очень неожиданно, спонтанно возникает такое состояние, поясняет Виктор Рень, -  и его очень сложно контролировать. И когда человек теряет контроль, теряет сознание, это не его вина, это его беда и это не  от его желания. Это такой момент наступил тогда, когда вроде бы было все хорошо, и процесс он контролировал».

     Начальник отдела  подготовки космонавтов ФГБУ «НИИ ЦПК им. Ю.А.Гагарина» Александр Герман на всех выживаниях рядом с космонавтами. Учит, как вести себя в подобных условиях. Как распределить силы, чтобы здоровыми прийти к финалу испытаний. Дал совет и нам – неподготовленным: «Даже кратковременное пребывание под палящим солнцем – чревато».

     Александр Герман: «Воду пьют не так. А как? Для того чтобы иметь максимальный эффект,  воду лучше всего взял в рот и минутку погонял, а потом проглотил, чтобы лучше всасывание идет. Попробуй. Когда идут вторые сутки, вот это смачивание облегчает состояние».

     40 граммов воды раз в два часа. В обычной жизни даже не представляешь, насколько это мало. Обязательный учет живительной влаги. В таких условиях есть не хочется совсем – побольше бы воды. Количество  равное. Так было не всегда, и вызывало конфликт внутри экипажа.

     «В свое время, отсчитывали количество потребленной воды глотками, рассказывает Александр Герман. Считается, что средний глоток человека порядка 20 грамм, но испытатели начинали между собой конфликтовать, кто-то говорил, что у тебя больше рот, глоток. После этого внесли мерный стаканчик в НАЗ».

После такого испытания всего два пути – или в космос, или распрощаться с отрядом космонавтов. Сорваться не сложно. В условиях выживания совсем не до вежливости.

      «Работает голова на износ, работает мозговой аппарат не так как в обычно жизни, - объясняет Виктор Рень, - нагнетаешь обстановку сам про себя, прогоняешь различные мысли. Человек, сидящий рядом, раздражает. Ты его тоже не хотел бы никогда видеть, если он еще что-то скажет, да еще и какую-то подколку, да и еще какую-то шутку неудачную, а все они оказываются «плоскими» к концу тренировки, то готов даже пойти на преступление».

      Ночь ждут с нетерпением, снижение температуры за счастье. И вглядываясь в ночное небо, они рассматривают пролетающую орбитальную станцию. Но здесь, так далеко от космических орбит, космонавтам почему-то совсем не хотелось летать.

       «При тех достаточно жестких физических условиях, - рассказывает космонавт-испытатель  Денис Матвеев, - когда ты обезвожен, особо возвышенных мыслей не возникает, поскольку все идет от тела. Дух при страдающем теле не летает».

       За всю космическую карьеру такие испытания бывают лишь однажды. Однако, навыки настолько устойчивы, что окажись в подобных условиях после полета, космический экипажа точно выживет.

 

       Телестудия Роскосмоса