Новости

24.11.2012 12:37

07 - миссия "Парус"

На этой неделе из космоса вернулись Юрий Маленченко, Санита Уильямс и Акихико Хошиде, а в ЦПК имени Гагарина завершаются тренировки экипажа  07-го «Союза» с позывным «Парус». Старт корабля, стыковка с орбитальным комплексом  и  возвращение на Землю. Три самых ответственных  этапа космического полёта. Скоро  космонавт Роскосмоса Роман Романенко и астронавты Томас Машбёрн и Крис Хадфилд сдадут экзамен и улетят  на космодром Байконур, где уже находится их пилотируемый «Союз». Старт 07-го намечен на середину декабря.

Рукопожатия, крепкие космические объятия – так прощался с командой МКС экипаж российского корабля «Союз ТМА-05М». Позади полгода жизни  в невесомости.

«Агаты» загрузили в спускаемую капсулу  оборудование и контейнеры с результатами медицинских экспериментов, которые ждут на Земле и, конечно же, проверили своих «Соколов» - полётные скафандры, в них и возвращаться домой.

«Проверка герметичности скафандров, когда весь экипаж на своих рабочих местах в спускаемом аппарате выполняет контроль герметичности. После этого: сушка осмотр, он должен быть сухим, расправлены все складки. Перчатки тоже должны быть сухими. Скафандр готов для того, чтобы выполнять спуск», - рассказывает  командир экипажа корабля «Союз ТМА-05М» Юрий Маленченко.

Обратный путь с орбиты тяжелый и очень волнительный. Два часа после закрытия люка, потом, еще два часа спуска. В эти мгновения надо быть готовым к любым нештатным ситуациям.

Одна «нештатка» следует  за другой. Пожар, отказ двигателей, в корабле появился черный дым.

Эта тренировка –  имитация реальной  опасности.  Еще на земле, в тренажере   экипаж отрабатывает  действия по спасению корабля.

Такие жесткие тренинги не напрасны. Однажды, подобное случилось с Юрием Маленченко. В 2008 году, во время спуска с орбиты, капсула отклонилась от места посадки на 400 километров. Да еще в  спускаемом аппарате появился дым.

«У Юрия Маленченко был спуск, и примерно такая же ситуация была – дым из под пульта, как сегодня на тренировке.  Они спускались, у них был атмосферный участок спуска и что-то такое похожее было»,- рассказывает Ведущий инженер – инструктор экипажа Юрий Черкашин.

Юрий Черкашин готовит этот экипаж уже два года. Он главный инструктор по всем системам космического корабля. Будет с космонавтами во время старта и до самого выведения на орбиту. При необходимости, поможет и при стыковке.

«Они очень подготовленные, очень сильные ребята. У них через одно занятие комплексная экзаменационная тренировка, на которой будут все нештатные ситуации. Как говорится, тяжело в учении – легко в бою, чтобы им в бою было, в реальном полете гораздо легче, мы отрабатываем с ними практически все нештатные ситуации», - продолжает Юрий Черкашин.

Времени на долгие раздумья в космосе не будет, поэтому все действия отрабатываются до автоматизма.  Например: при стыковке – отказала автоматика, надо быстро брать «штурвал». Бортинженер отправляется в бытовой отсек, а командир выполняет сложную операцию причаливания вручную.

«Когда я выполняю перемещение, я создаю угловые скорости и перемещение центра масс транспортного корабля, нашего корабля, в котором мы сидим относительно линии визирования, то есть, линия визирования – это расстояние, визуально расстояние между моим клазом и точкой на станции, куда наш вектор скорости направлен. Управляя ручками,  я перемещаю корабль влево – вправо, вверх – вниз и задаю угловые вращения»,- объясняет командир экипажа корабля «Союз ТМА-07М» Роман Романенко.

Новые, будто снежные скафандры. Астронавту НАСА Томасу Машбёрну и канадцу Крису Хадфилду – опыта не занимать, за плечами не одна экспедиция на орбиту. Однако на  «Союзе» полетят впервые. Перед тренировкой примеряют свои «Соколы». Командир экипажа Роман Романенко также из летавших. Как правило, космонавты в последующих полетах одевают свои, уже проверенные орбитой, скафандры, Романенко тоже примеряет  белоснежный «Сокол». Роману уже полагается обновка, между его полетами большой перерыв.

«Так как перерыв между полетами больше гарантийного срока, поэтому был пошит новый скафандр, в котором я должен лететь», продолжает Роман Романенко.

Потомственному космонавту Роману Романенко не терпится отправится в свой второй полет. Как сам отмечает, по космосу соскучился. Да и работа впереди предстоит интересная. Тем более в таком коллективе.

«Отличный экипаж. С Томом  я летал в 2009 году вместе встретились на орбите, он прилетал на шаттле, 10 дней мы провели на МКС. А с Криссом – мы знакомы лет 10», рассказывает Роман Романенко.

Кристофер Хадфилд – герой  страны «кленового листа». Он – единственный гражданин Канады, побывал на станции «Мир», и первый канадец, который совершил выход в открытый космос. Опытнейший летчик. Говорит, что заболел полетами в далеком детстве, когда впервые пассажиром оторвался от земли на самолёте. Освоил более 70 типов летательных аппаратов. Космические полеты – как логическое движение все выше в небо.

Как только интернациональный экипаж сел в корабль – английская речь перестала звучать. Вся тренировка – четыре часа общения, терминов и указаний – только на русском. Как оказалось – принципиальная позиция астронавтов.

«Это русский корабль, поэтому надо говорить по-русски,  когда я летал на шаттле, я говорил по-английски, я говорю по-французски. На станции мы разговариваем на двух языках, но это русский корабль, надо говорить по-русски,  просто логично», - рассказывает Астронавт Канадского космического агентства Кристофер Хадфилд. 

А вот когда экипаж работает на американском сегменте или связывается с центром управления в Хьюстоне – язык общения – английский. Поэтому русские космонавты знают его практически в совершенстве. Однако, на станции – свой язык – смесь русского и английского.

Их старт намечен в декабре.  Предновогодние хлопоты  на Земле и на станции. Ведь прилетят на орбиту космонавты  07-го «Союза» как раз в канун католического Рождества, а там и до боя кремлёвских курантов недалеко.

 

Телестудия Роскосмоса