Новости

11.05.2013 12:42

Человек за бортом

Внекорабельная работа – один из самых ответственных этапов космической экспедиции и для космонавтов, и для операторов ЦУПа. К выходу в открытый космос готовятся задолго до полёта.

 

6 часов за пределами станции. Внутри жесткой кирасы чистый кислород. Давление – 290 миллиметров ртутного столба, температура охлаждающей жидкости и вентилирующего газа – 10-15 градусов. Работа в открытом космосе, словно очередной полет в небольшом космическом корабле. Прогулка по орбите не из легких.

Центр Управления полетами на земле. Контроль действий на высоте в 400 километров. ЦУП, как огромный мозг, подает сигналы и дает указания для работы в открытом косомсе. Сотни людей одновременно следят за сотнями параметров, чтобы эта прогулка по орбите была на 100 процентов успешной.

Павлу Виноградову к космическим прогулкам не привыкать. За пределами станции он работает в седьмой раз. От того и более спокоен, чем Роман (Романенко – прим.). Так, по разным показателям специалисты на земле узнают, в каком состоянии космонавт. От приборов не спрячешься.

Оператор на земле и оператор в космосе – единый организм. Надо понимать с полуслова. Даже через помехи в связи и задержку сигнала.  Антон Липканский – голова: его руки в открытом космосе – Павел Виноградов – правая и Роман Романенко – левая рука. Главное, чтобы теперь уставшие руки все делали, как велит голова. Такая вот космическая шахматная партия, где каждый шаг надо просчитывать заранее.

«Нужно постоянно в голове держать трехмерную модель станции и понимать, где находятся космонавты, что они делают и куда собираются пойти. Какой шаг следующий», - объясняет ведущий специалист по внекорабельной деятельности ЦУП Антон Липканский.

Они готовились еще на земле. Полгода назад полностью отрепетировали эту внекорабельную работу. И теперь здесь Антон виртуально выходит вместе с экипажем в открытый космос.

«Конечно,  переживаю не за себя, за них, за выполнение задачи, за безопасность», - рассказывает Антон Липканский.

«Дело все в том, что каким бы ты ни был опытным космонавтом, очень мощны психологические нагрузки. Потому что человек действительно оказывается один на один вот с таким вот довольно угрожающим космосом», - объясняет  руководитель полёта российского сегмента МКС Владимир Соловьев.

Передвигаться в открытом космосе не легко. И дело не в тяжелом скафандре весом более 100 килограммов. В космосе веса нет. Ходить космонавтам приходится на руках – ноги в таких прогулках почти бездействуют.

«После каждого выхода ребята приходят как после хорошей битвы, с синяками на руках, с натертостями на плечах», - уточняет Владимир Соловьев.

Еще до полета надо научиться работать в скафандре «Орлан». Тренируются в специальном самолете- лаборатории ИЛ-76.

«За 20 секунд надо забраться в космическую кирасу по своей технологии: нога, рука, другая рука. Есть. Получилось», – рассказывает специальный корреспондент Наталья Бурцева.

Вот он - первый опыт общения со скафандром в невесомости. Павел Крежановский объясняет как управляться с карабинами для фиксации в безопорном пространстве.

«В невесомости скафандр становится намного легче, и вот такими карабинами космонавты фиксируют себя, когда выходят в открытый космос. Здесь загвоздка в том, что сначала надо держать вот эту часть, а потом нажимать сюда, тогда карабин фиксируется», – объясняет Наталья Бурцева.

Золотое правило двух точек фиксации. Вот так кандидаты на полет будут передвигаться на орбите в будущем. А пока ждут короткой невесомости.

Невесомость не терпит суеты. Эту ошибку многие и допускают, когда учатся - торопятся. В космосе все действия должны быть неспешными, но точными.

Плюс 140 градусов на солнечной стороне, минус 120 в тени. За 6 часов работы в открытом космосе есть время и передохнуть. Так, в тени космонавты отдыхают и немного остывают от напряженной работы. Придерживаться строго графика сложно, порой и выбиваются из времени. Приходится наверстывать в темное время, как на Земле.

«Это зависит от того, как они выполняют программу выхода. Если они не успевают, то сами ни за что отдыхать не будут. Они будут стараться выполнить задачи выхода, потому что  переживают за это, «болеют», - поясняет главный специалист НПП «Звезда» Геннадий Глазов.

Задачи на выход в открытый космос формируются заранее. Специалисты включают во некорабельную деятельность как можно больше работы. За эту прогулку космонавты должны установить на внешнюю сторону станции научный эксперимент «Обстановка». Теперь, изучение космической погоды и влияние магнитных полей на землян будет вестись с борта МКС.

«Станция летает в ионосфере, а ионосфера является хорошим интерфейсом между солнечной активностью и Землей.  Благодаря тому, что станция летает долго, а обычно спутники  на этих высотах летают мало,  для нас очень важно проводить эксперименты на станции», - рассказывает руководитель лаборатории исследований электромагнитных излучений ИКИ Станислав Климов.

Антенна открыта, разъемы подстыкованы, и ближайшие пять лет космонавты обеспечат ученых новыми данными о магнитных полях и космической погоде.  Пять лет аппарат «Обстановка» будет летать вместе с орбитальным домом.

«Происходит всплеск на Солнце, и этот всплеск через 8 минут уже на Земле. И вот эта магнитосфера начинает буянить. Это приводит к многим разрушающим вещам. Понимаете, все работы в космосе направлены на то, чтобы людям на Земле жилось спокойнее, лучше и богаче. Вот простым языком, что мы делаем», - объясняет  Владимир Соловьев.

За 6 часов работы 32-ой ВКД - внекорабельной деятельности, космонавты установили научное оборудование, поменяли мишень для будущей стыковки европейского грузового корабля ATV, сняли контейнеры с экспериментом «Биориск» и проложили кабели для встречи российского лабораторного модуля «Наука» в будущем году.

 

Телестудия Роскосмоса