РОСКОСМОС-СПОРТ

Блог жены космонавта Олега Новицкого

9 апреля 2021 года состоялся пуск ракеты-носителя «Союз-2.1а»с пилотируемым кораблем «Союз МС-18» и экипажем 65-й длительной экспедиции на борту. В состав экипажа вошли космонавты Роскосмоса Олег Новицкий, Пётр Дубров и астронавт NASA Марк Ванде Хай. Для командира корабля Олега Новицкого этот полет был третьим в карьере.

На протяжении трех полетов супруга командира корабля, журналист Юлия Новицкая вела блог «Дневник жены космонавта». На его страницах читатель сможет узнать, как живут «космические» семьи, интересные факты о космонавте Олеге Новицком и его пути к мечте — полете в космос.
17 ноября 2021 года

Сегодня в нашей семье «красный день календаря». У нас двойная дата – в этот день пять лет назад Олег отправился в свою вторую космическую командировку. А еще сегодня ровно месяц, как он вернулся из своего третьего полета.

Острая послеполетная реабилитация моего супруга несколько дней назад завершилась. Все необходимые медицинские и медико-биологические эксперименты, которые были начаты еще на Земле перед стартом, а затем продолжены в полете, доделаны. Разбор полета закончен. Можно сказать, что космический полет Олега завершен.

Сейчас мы всей семьей (наконец-то вместе!) отдыхаем в Сочи. Вернее, отдыхаем мы с дочками, а Олег проходит санаторно-курортную реабилитацию. У него запланирована целая куча различных процедур, направленных на восстановление организма после полугодового пребывания в космосе. Кроме того, муж ежедневно занимается в спортзале, потихоньку начинает играть в теннис, много гуляет… А еще на период реабилитации у него запланирована встреча с мэром Сочи, посадка магнолии на Аллее космонавтов в парке Ривьера, интервью с журналистами, съемки для документального фильма, видеоконференции… Все это стало уже не только частью его работы, но и в какой-то мере образом жизни.

В санаторий с Олегом прилетели его постоянный (во всех трех полетах) инструктор по физической подготовке Евгений Петрович и врач экипажа, который так же вел моего мужа во всех его полетах, Кирилл Сергеевич. Все тренировки и занятия проходят под их строгим контролем. И я уверена, что восстановление пройдет «на отлично».

Я же сегодня завершаю третью часть своего «Дневника жены космонавта», который в течение всего полета Олега вела здесь, на официальном сайте Роскосмоса. Когда девять лет назад муж отправился в свою первую космическую командировку, а я начинала вести свой «Дневник…», то даже представить не могла (хотя в душе робко надеялась), что в дальнейшем последуют еще два полета и соответственно еще две его части.

Не скрою, сейчас мне немного грустно… Мне будет очень не хватать моего «Дневника…». За это время я снова, как и первые два раза, привыкла делиться своими мыслями и переживаниями. Но радость от того, что третий космический полет супруга штатно завершен и все поставленные задачи выполнены им на отлично, пересиливает все остальное! Я невероятно горжусь своим мужем! Он для меня настоящий Герой, как и вообще все космонавты. Я всегда пишу это слово именно так, с большой буквы.

Задача на ближайшие полгода для супруга – полностью восстановиться, чтобы уже следующей весной Главная медицинская комиссия признала его годным к дальнейшим полетам. Космонавт ведь не может долго находиться на Земле…

Я искренне желаю своему любимому мужу и всем космонавтам новых стартов и плодотворной захватывающей, а самое главное, штатной работы на орбите, интересных научных экспериментов и обязательно выходов в открытый космос. Как сказал Олег, настоящий космонавт должен хотя бы один раз поработать за бортом станции. Внекорабельная деятельность (ВКД) это настоящая мужская работа.

Я же, прощаясь с вами, дорогие читатели, очень надеюсь, что страничками своего «Дневника…» сделала для вас мир пилотируемой космонавтики чуточку ближе и понятнее. И верю, что и в дальнейшем вы нет-нет, да и подойдете вечером к окну, чтобы увидеть в небе пролетающую над вами яркую «фасолинку». И помашете рукой, передавая привет очередному экипажу, несущему свою космическую вахту в четырехстах километрах над Землей.

 


6 ноября 2021 года

Однажды на одной из встреч Олегу подарили большую книгу для записей в кожаном переплете, чтобы он на пенсии писал мемуары. Муж все время говорит, что писать он не любит. Как он шутит, в семье хватит одного журналиста. Правда, я не теряю надежды, что когда-нибудь он все-таки «созреет» и на свет появится книга (я даже уже придумала название для нее). Тем более что ему есть, о чем в ней поведать читателям. Пока же из нас двоих пишу только я. Поэтому продолжу)

Я уже рассказывала о том, что полетный скафандр шьют индивидуально для каждого космонавта. Для этого с ребят снимают более шестидесяти мерок! Представляете?!

У меня есть копия «протокола проведения обмеров оператора Новицкого Олега Викторовича» от 14 апреля прошлого года. Именно этот день можно считать датой начала изготовления скафандра для его третьего полета. Хотя, нет, не так. Сначала мой муж в нем дублировал экипаж Сергея Рыжикова. Ведь дублеры, случись что, должны быть готовы заменить основной экипаж. Как, например, случилось у экипажа Николая Тихонова, когда менее чем за три месяца до старта было объявлено, что вместо них полетят дублеры. Да, и такое бывает в истории пилотируемой космонавтики. Именно поэтому оба экипажа всегда готовятся абсолютно одинаково. Иногда, кстати, формируют еще и резервный экипаж. На моей памяти такое было раза два всего.

Но вернусь к протоколу. Некоторые пункты этого документа абсолютно стандартные и знакомы каждому, кто хоть раз шил себе какую-то вещь. Например, обхват талии или обхват запястья. Но большинство мерок, по крайней мере для меня, звучат совершенно непривычно. Ну где еще, как не при изготовлении скафандра, могут потребоваться обхват бедер с учетом выступания живота и обхват бедер без учета выступания живота? Или длина третьего пальца и длина плечевого ската до высшей точки плечевого сустава?

Кроме того, у космонавтов измеряют не просто ширину плеч, но и ширину плеч при сведении рук, не просто ширину бедер, но и ширину бедер в группировке. А еще размах рук, дугу туловища вертикальную и через паховую область... Да, при таком подходе, костюмчик точно должен сидеть, как влитой. Это выходные скафандры, которых на МКС всего два на сегодняшний день, подгоняют каждый раз под каждого космонавта, а здесь все индивидуально!


29 октября 2021 года

Острая послеполетная реабилитация Олега идет полным ходом. Чувствует он себя значительнее лучше, чем после первых двух приземлений и восстанавливается легче и быстрее. И в этом нет ничего удивительного. Так происходит у всех космонавтов. Организм «вспоминает», как это было раньше и быстрее адаптируется к земной жизни.

Муж целыми днями, а иногда и по выходным, занят. Уезжает рано утром и возвращается поздно вечером. А когда бывает дома, то, как в прошлые две реабилитации, практически не выпускает телефона из рук. То интервью с журналистами, то решение каких-то неотложных дел, то просто разговоры с друзьями и знакомыми.

У меня в первые дни после возвращения Олега тоже было много бесед с журналистами. И уже сейчас, заранее, белорусские коллеги, зная, что мы планируем приехать в отпуск в Червень в середине декабря, начинают договариваться о съемках и интервью. Так что наш график пребывания на Родине моего супруга уже получается довольно плотный.

Ритуля, когда папа дома, не отходит от него ни на шаг: обнимает его, сидит у него на коленях, постоянно к нему обращается, что-то рассказывает или спрашивает. И чтобы он не сказал — все правильно, спорить с ним нельзя) В общем, наскучалась за полгода она сильно! Да и он тоже.

Яна, поскольку работает и живет в Москве, приезжает только на выходные, но каждый вечер звонит по видеосвязи. Так сказать, поменялась с папой местами — раньше он с нами из командировок так разговаривал. В общем мы сейчас пользуемся каждой свободной минуткой, чтобы побыть вместе, всей семьей.

В профилактории Звездного городка есть традиция, что в один из вечеров его директор Юрий Иванович разжигает для приземлившегося экипажа в каминном зале настоящий дровяной камин. В этот раз мы собрались там с семьями Юли Пересильд, Олега Артемьева и Леши Овчинина. Посидели у огня, поужинали, пообщались, попели песни... Оказалось, что одну из любимых Юлиных песен «Левый берег Дона» прекрасно знают Олег и Леша, которые в курсантские годы летали в Батайске. У них получилось неплохое трио)

В тот вечер мы переговорили, мне кажется, обо всем на свете! Много говорили о космических полетах. Вспоминали и смешные случаи, и нештатные ситуации, и процесс подготовки. Конечно, не обошли стороной Лешин удачный аварийный старт. А Юля рассказала про нештатную ситуацию во время стыковки, вернее, про свое восприятие и реакцию.

Они с Климом сразу поняли, что случилась нештатная ситуация. Юля сказала нам, что никогда не забудет его взгляда. Клим сразу опустил камеру — он до этого момента вел съемку, а Юля села ровно и, глядя перед собой, четко произнесла: «Готова приступить к расчетам! И тут же подумала: „Боже мой! Что я говорю? К каким расчетам готова приступить?“».

Мы все вместе посмеялись, а я подумала — какая она молодец! В этой ситуации было совершенно не важно, что никакие расчеты производить не нужно. Главное, что она своими словами и своим поведением дала понять Антону, что она готова помочь, на нее можно рассчитывать, она может подставить плечо. А это в такой критической ситуации дорогого стоит!

 


23 октября 2021 года

Ровно девять лет назад в этот день мой муж стал «настоящим» космонавтом — он отправился в свой первый космический полет. И ждали мы этого дня, можно сказать, совсем не долго — пять с половиной лет. И вот за девять лет он уже трижды побывал, вернее, поработал на орбите.

Космонавты — это люди с железными нервами, которые не растеряются в любой, самой сложной критической ситуации. Вся их подготовка, особенно на тренажерах, направлена на распознавание и форсирование различных нештатных ситуаций. В одной тренировке их может быть порядка десяти! Проигрываются практически все, которые могут возникнуть в реальном полете. Естественно, я спрашивала у ребят: а может ли возникнуть ситуация, которая не расписана в бортдокументации? Безусловно, может! Но... подготовленный экипаж готов к ее парированию.

К чему это я заговорила про нештатки? Три года назад как раз в октябре месяце, правда, не 23-го числа, 11-го состоялся, как я его называю, удачный аварийный старт нашего друга Алексея Овчинина. Буквально накануне я сделала с ним большое интервью (разговаривали мы по телефону). И как раз в момент старта сверстанный текст отправляли в типографию. Естественно, нашу беседу тогда сняли с печати, а спустя несколько дней я задавала Леше, вернувшемуся в Звездный городок живым и здоровым, уже совершенно другие вопросы.

Конечно же, я поинтересовалась, как он понял, что произошла авария. Он ответил, что экипаж, находясь в корабле, чувствует процесс отделения первой ступени. А поскольку для него это был уже второй старт, то было с чем сравнить. После того как прошло отделение, сразу началась сильная вибрация и высветилась аварийная сигнализация «отказ носителя». Стало понятно, что полет продолжаться не может. Это серьезная нештатка и предстоит баллистический спуск. Тогда-то Леша и произнес фразу, которая сразу стала крылатой: «Да, быстро мы прилетели!». Вот так спокойно, в какой-то мере даже буднично... Просто констатация факта. А дальше... дальше последовали действия, отработанные до автоматизма на тренировках.

На мой вопрос, было ли у него накануне какое-то предчувствие, что что-то может пойти не так, Алексей тогда ответил, что как это ни странно, но уже непосредственно перед стартом у него было некое предчувствие: «Это не было предчувствие какой-то беды или нештатной ситуации. Скорее какое-то непонятное волнение. И это не то чувство, которое я испытывал перед первым полетом.»

11 октября 2018 года САС (система аварийного спасения) отработала на высшем уровне. Насколько я знаю, до старта экипажа Овчинина подобное в истории отечественной пилотируемой космонавтики случалось дважды, и оба раза космонавты остались живы. Первый раз в 1975 году Василий Лазарев и Олег Макаров, второй — в 1983 году Владимир Титов и Геннадий Стрекалов.

Система аварийного спасения работает автоматически. В зависимости от того, на каком этапе выведения происходит авария носителя, алгоритм работы системы свой.

«На нашем этапе основная двигательная установка САС была сброшена, сработали двигатели, установленные на обтекателе, — вот так четко, лаконичными фразами рассказывал мне Алексей о том, что случилось в тот день. — Произошло отделение бытового отсека вместе со спускаемым аппаратом, где находится экипаж, от ракетоносителя. Затем произошло разделение бытового отсека и спускаемого аппарата и он вывалился из обтекателя. Затем баллистический спуск, выпуск парашюта и посадка.»

А эта знаменитая фраза, произнесенная им после аварии, была сказана с налетом сожаления: «Я прекрасно осознавал, что полет завершен. Но времени расслабляться не было. Необходимо действовать строго по бортовой документации. Экипаж должен дублировать САС. Ник также продолжал работать, не растерялся. Все завершилось благополучно.»

Кстати, получается, что Ник Хейг стал первым американским астронавтом в истории пилотируемой космонавтики, спасшимся в результате аварии. А всего спустя полгода Алексей и Ник снова отправились на орбиту. Да, гвозди бы делать из этих людей!

Те, кто давно следит за моим «Дневником...» прекрасно знает, что я не устаю повторять: «все космонавты для меня Герои!». Невероятные, смелые, отчаянные и в то же время выдержанные. Недавно я прочитала историю о том, как в свое время Владимир Соловьев написал заявление о зачислении его в отряд космонавтов.

... Был вечер пятницы. Василий Павлович Мишин работал один в своем кабинете, секретаря уже не было. Прочитав заявление, он поднял глаза на Соловьева и спросил: «В космонавты собрался? А где слова, что хочешь отдать жизнь?» А Владимир отвечает: «А я вообще-то не хочу жизнь отдавать. Я в космос хочу слетать по делу и обязательно вернуться!»

К этим словам и добавить-то нечего...


17 октября 2021 года

В субботу накануне возвращения Олега стало известно, что место посадки «уехало» на 2 км. Изначально было 146 км юго-восточнее Жезгазгана, стало 148. Время приземления изначально планировалось 07.36.35 теперь изменилось на одну минуту — 07.35.42. В принципе, корректировки незначительные. Мы заранее знали, что в ходе проведения поисково-спасательной операции будет задействовано три самолета, двенадцать вертолетов и шесть поисково-эвакуационных машин.

...После того как двигатели космического корабля начинают тормозить, «Союз» начинает резко идти к Земле. Перед входом в атмосферу корабль разделяется на три части. Экипаж находится в средней его части, в спускаемом аппарате, и при входе в верхние слои атмосферы он начинает тормозить, гореть и на космонавтов начинают действовать перегрузки. На высоте около 50 км из-за трения вокруг капсулы образуется плазменная оболочка. Температура за бортом в это время более 2,5 тысячи градусов! От перегрева спускаемый аппарат и экипаж спасает термоизоляция.

Все фразы, знакомые еще с первых двух приземлений снова раздавались под сводами главного зала ЦУПа. На экране тем временем появились «параметры скорости и перегрузки на атмосферном участке спуска». Как мы смогли прочитать, вход в атмосферу произошел на высоте 99,8 км.

Затем во весь экран появилась подробная схема парашютирования. Когда я читаю сухие «табличные» данные, мне становится как-то спокойнее. Ты вроде хоть немного понимаешь, что и на каком этапе происходит. Вот на высоте 9,5 км — ввод тормозного парашюта. А уже через километр отделение тормозного парашюта и ввод основного. Когда же до земли остается совсем немного включаются тормозные двигатели мягкой посадки.

Снижение происходит, если я не ошибаюсь, примерно со скоростью 9,5-10 м/с. Система мягкой посадки — это шесть небольших двигателей, расположенных в днище. Тем не менее о Землю спускаемый аппарат ударяется со скоростью пять метров в секунду. Согласитесь, немало!

Как позже мне сказал муж, максимальная перегрузка была чуть больше четырех единиц. Безусловно, это много! Но если мы будем говорить, например, о баллистическом спуске, как в 2008 году у экипажа Юрия Ивановича Маленченко, то там было порядка 8 g. Космонавты тогда приземлились в 420 км от заданного места посадки. Данный вид спуска считается резервным вариантом. А полугодом ранее такой же баллистический спуск пережил экипаж Федора Юрчихина. Представляете — два подряд!

На экране тем временем можно было ознакомиться с итогами полета экипажа «Союз МС-18». Вся полугодовая работа уместилась в одиннадцать сухих строчек: «выполнена..., проведены..., доставлено..., приняты...». Коротко, четко и по делу.

И вот уже мы видим картинку — в ярко-голубом небе под огромным бело-оранжевым парашютом крохотный, особенно по сравнению с куполом парашюта), спускаемый аппарат, в котором находятся Олег, Юля и Клим. Несколько бесконечных минут ожидания и... УРА! Есть посадка! По докладу поисково-спасательной службы, поисковый вертолет совершил посадку у спускаемого аппарата. По сообщению пилота самолета, самочувствие всех членов экипажа хорошее.

Правда, видеотрансляции не было довольно долго. Я даже начала волноваться. Наверное, выглядела я не очень, потому что ко мне подошел сотрудник пресс-службы и начал успокаивать: «Юлия, на вас страшно смотреть! Не переживайте, все хорошо. Трансляция вот-вот начнется!»

Меня просили подойти корреспонденты Первого канала для комментария, но я решила отвечать на вопросы только после того, как своими глазами увижу мужа. И вот, наконец, дали картинку...

Олега вытаскивают из спускаемого аппарата, он улыбается, машет рукой. Я тоже разулыбалась под маской и захлопала. Все, выдыхаю! Мой «любимый звонок из космоса-3» теперь точно вернулся на Землю! А 17 октября теперь еще один красный день календаря в нашей семье. Теперь можно и с журналистами поговорить)

 


15 октября 2021 года

Первый полет Олега продлили на сутки. Очень надеюсь, что сейчас все будет по плану! Тогда приземление было намечено на 15 марта, экипаж уже занял свои места в корабле, и буквально за двадцать минут до закрытия люка было объявлено, что посадка переносится на завтра по погодным условиям. Естественно, мы все очень расстроились. Честно говоря, в какой-то мере мы были к этому готовы, поскольку еще утром мне позвонили знакомые ребята, которые должны были встречать экипаж, и сказали, что погода у них в Казахстане просто ужасная, идет ледяной дождь, и вполне возможно, что посадку отложат на день.

Правда затем в течение всего дня, и в ЦУПе и в ЦПК нам говорили, что, скорее всего, переноса не будет. Заседание посадочной комиссии, которой и предстояло принять окончательное решение, было назначено на час ночи.

Сейчас, если не ошибаюсь, вердикт на закрытие люка будет вынесен примерно в двенадцать часов в ночь с субботы на воскресенье. Мы собираемся приехать в Центр управления полетами к отстыковке, которая ожидается в 4.14 утра. Посадка планируется в воскресенье в 7.36 по Москве.

Очень надеюсь, что все пойдет штатно, и вечером мы сможем обнять наконец-то Олега на Чкаловском аэродроме!

Говоря о космическом полете, я всегда добавляю фразу «если все будет штатно». Случаи бывают разные. Например, Саша Скворцов рассказывал мне в интервью, что у них не произошло физическое разделение. Да, МКС сразу не захотела отпускать их экипаж. Но, по его словам, страха совсем не было. Была досада и огромное желание разобраться в ситуации. А еще он сказал, что они испытывали волнение за родных и друзей, которые ждали их на Земле. Ребятам хотелось побыстрее сообщить, что с ними все в порядке, просто задерживаются. Так вот буднично и сказал — задерживаются.

А еще Саша рассказал мне, что его мучила сильная жажда. Я удивилась: почему? Оказывается, (а я и не знала тогда) за сутки перед посадкой экипаж по настоянию медиков принимает солевые добавки, чтобы задержать воду в организме. А у ребят получилось так, что соли-то они наелись, но не отстыковались.


12 октября 2021 года

Сегодня у моего любимого мужа юбилей! Сразу после 12 ночи я начала отправлять ему на электронку поздравления — мне их прислали очень много! А сколько еще пришлют! Видео большого объема я сразу скидываю девочкам из группы психологической поддержки — они загрузят его на борт.

В первой части своего «Дневника...» я рассказывала историю, после которой мы решили всегда отмечать все наши праздники и приглашать друзей. Очень хочу повторить ее сегодня...

«Как-то в Буденновске, когда полгода не давали зарплату, мы решили никого не приглашать, кроме моей сестры с мужем. Я пожарила картошку, порезала сало и соленые огурцы. А в семь часов вечера раздался звонок. Мы открыли дверь и... обомлели. На площадке стояли Ванюховы, Андрей Мелентьев, Нагорные, Мельничук, Козыревы.

Я была в панике — чем же мы их будем угощать?! Но тут ребята стали выкладывать на стол, у кого что было. Кто принес банку шпрот, кто огурцы и помидоры, кто кусок колбасы (настоящую роскошь!). А когда стемнело, Гена Ванюхов вышел на кухню, а потом попросил выключить свет и сказал, что сейчас будем задувать на торте свечи. Ничего себе, торт! Мы были в шоке. Полгода не давали денег, мы уже поназанимали у кого только можно, а тут... торт. И вот заходит Гена. У него в руках буханка черного хлеба, а в нее воткнуто столько зажженных спичек, сколько тебе исполнилось лет. Я до сих пор помню этот чудный ТОРТ. С тех пор прошло много лет, мы покупали много разных вкусных тортов, но этот был самым классным!

Олег, в тот день мы с тобой решили, чтобы ни случилось, всегда отмечать все праздники и всегда приглашать наших друзей. И ни разу с того момента не отступили от этого правила. Не отступила я от него и сегодня...»


9 октября 2021 года

Сегодня исполнилось ровно полгода «космической командировки» Олега, а значит он прочитал мое крайнее письмо, доставленное ему еще в начале июля с «грузовиком».

Несколько дней назад Тома опубликовал фото — у них на орбите зацвел болгарский перец. А у нас дома на подоконнике он уже поспел и к прилету Олега будем снимать урожай. У меня с дочками получилось обогнать в этом плане экипаж МКС 😊

А если серьезно, то на орбите частенько что-то выращивают — лук, листья салата, томаты, редис... Я читала, что вырастить что-то на орбите совсем нелегко, нужно преодолеть массу сложностей. Например, из-за отсутствия силы тяжести растение не понимает, куда ему расти, поэтому приходится включать искусственный свет, чтобы к нему росток тянулся. А еще нужно решить вопрос с поливом, космической радиацией, нарушением теплообмена... Но ученые и космонавты нашли выход из всех этих непростых ситуаций.


5 октября 2021 года

Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий
Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий
Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий
Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий
Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий Фото: космонавт Роскосмоса Олег Новицкий

Как я сегодня переживала за старт экипажа Антона Шкаплерова! Во всех СМИ в основном говорили о том, как волнуются за Юлю и Клима, я же больше волновалась за Антона, вернее за то, чтобы все было штатно. Как только произошло отделение третьей ступени, я написала сообщения Танюшке Шкаплеровой, а также жене Клима Соне Карпуниной, попросив ее поздравить от меня родных Юли. И... стала ждать стыковки.

Впервые профессиональный космонавт летел один с двумя непрофессионалами. И в случае возникновения любой нештатной ситуации ему бы пришлось гораздо труднее, чем в ситуации, когда в корабле находится экипаж из космонавтов и астронавтов. Ну и, естественно, по всем законам жанра... Получите и распишитесь... Нештатка... Из-за отказа автоматики Антону пришлось стыковаться в ручном режиме! Да еще в это время, как я поняла, не было связи с Землей! Молодец! Профессионал!

Несколько лет назад я беседовала с Салижаном Шариповым. Он рассказывал мне, что во время полета у него было достаточно много нештаток. В том числе, ему тоже пришлось стыковаться в ручном режиме, поскольку отказали двигатели на торможение:

«Мне повезло, я быстро перешел на режим ручного управления. Корабль остановился в 36 метрах от станции. Если бы я оперативно не перешел на ручное управление, корабль ударил бы станцию. Корабль движется с большой скоростью, и любая ошибка может обернуться трагедией. Станция — ведь это не корабль, толщина ее обшивки от 3 до 5 мм дюралюминия, при желании ее можно пробить отверткой.»

...Сейчас уже поздний вечер, а Олег пока так и не позвонил, видно работы невпроворот. Я разговаривала с ним утром. Сейчас написала ему письмо, но он пока не ответил. Трансляцию старта, стыковки и открытия переходных люков я смотрела в прямом эфире. И когда поехала забирать Риту из садика, и когда потом повела ее на «Дошколенок», и когда пошла в магазин за продуктами, телефон не выключала. Просто положила его в карман и слушала. К моменту открытия люков я освободилась, поэтому смогла спокойно посмотреть и переход нового экипажа на борт станции, и видеоконференцию с ЦУПом. По традиции сделала скрины и скинула мужу.

Теперь у всех ребят и особенно у Олега (у него ведь еще укладка корабля, кроме командира никто не может это делать) будут очень напряженные дни. К обязательным работам и научным экспериментам у космонавтов добавятся еще съемки. А Юли и Климу придется не просто привыкать к невесомости и осваиваться на станции, но и сразу начать работать над фильмом. На сон, думаю, будет совсем мало времени будет оставаться...


4 октября 2021 года

Несмотря на то, что мы летаем в космос уже шесть десятков лет, эта среда продолжает оставаться чрезвычайно агрессивной для человеческого организма. Наш организм необыкновенно умный. Он довольно быстро адаптируется к новым для него условиям обитания вследствие чего состояние многих органов и систем значительно меняется. Ученые уже давно заметили, что в невесомости у человека «выключается из работы мускулатура поддержания позы, отсутствует стимуляция гравирецепторов стоп и очень быстро наступает процесс деградации мышц». И если для жизни и деятельности в невесомости эти изменения можно считать благоприятными, то для космонавта, вернувшегося на Землю, они представляют собой значительную угрозу.

Несколько лет назад мне попалась на глаза информация, что проводимые медицинские исследования показали — изменения, происходящие в мышечной ткани и структуре кровеносных сосудов во время космического полета, очень похожи на клинические проявления, возникающие при инсультах. Согласитесь, приятного мало.

Я как-то брала интервью у начальника медицинского управления Центра подготовки космонавтов В.И. Почуева. В беседе со мной он вспомнил, как впервые принимал участие в послеполетной реабилитации космонавтов: «Я пришёл на работу в ЦПК, имея за плечами большой опыт работы в клиниках. Когда я участвовал в первой реабилитации и впервые столкнулся с оценкой состояния здоровья человека после космоса, посмотрел его результаты анализов, моя реакция была: „Это же больной человек! Его нужно срочно госпитализировать! Почему мы тянем?!“ Но мне подсказали опытные коллеги, что это специфические изменения, характерные для космонавта после полёта — изменения кровеносной системы, системы белкового обмена и т.д. Сегодня мы уже знаем, к какому сроку те или иные изменения должны прийти в норму. По нашему опыту через три недели можно отменять медицинское наблюдение и направлять космонавта на санаторный этап реабилитации.»

Я уже писала о том, что занятиям физкультурой на орбите уделяется много времени. А незадолго до приземления в эти занятия вносятся небольшие коррективы. Олег мне сказал недавно, что беговую дорожку ему теперь планируют по два раза ежедневно.

Кроме того, у него идут теперь тренировки в специальном нагрузочном костюме «Чибис» — этакая герметичная одежда, управляемая компьютером. Если говорить научным языков, это профилактический вакуумный комплект, «предназначенный для создания разряжения вокруг нижней части тела космонавта в целях оценки состояния сердечно-сосудистой системы и медицинского контроля за уровнем ортостатической устойчивости, а также для профилактики и тренировки сердечно-сосудистой системы». А если попроще... С его помощью в условиях невесомости на нижнюю часть тела создается отрицательное давление, тем самым имитируется земная гравитация.

В условиях микрогравитации жидкость в человеческом организме перераспределяется. И по сравнению с нормой, к которой мы все привыкли с рождения, в нижней половине туловища и в ногах ее количество уменьшается. А при надевании «Чибиса», когда внутри создается отрицательное давление в диапазоне от 10 до 60 мм.рт.ст., как раз и происходит перемещение жидкости к ногам.

Супруг рассказывал, что процесс тренировки занимает примерно час или чуть больше — это вместе с подготовительной работой и снятием костюма. Обычно шести — семи раз бывает достаточно, чтобы подготовить космонавта к приземлению. Еще в первом полете он снял коротенькое видео на эту тему и прислал мне.

Кстати, о том, насколько тяжело сказывается на человеческом организме отсутствие земной гравитации, впервые узнали в 1970 году, когда после 18-суточного полета на Землю вернулись космонавты Николаев и Севастьянов. Они несколько дней не могли не только ходить, но даже стоять! Тогда на несколько лет приостановили длительные полеты, а ученые озадачились необходимостью создания средств профилактики. И вскоре на свет появился вакуумный комплект «Чибис».

Используют космонавты и еще один костюм с «птичьим» именем — «Пингвин». Как и все гениальное, он очень прост по своей идее: «это резиновые тяги, которые нагружают скелет человека, создавая тяги, аналогичные тем, которые создает мышца». Упругие элементы этого костюма соединяются между собой тканевыми и ленточными связями с пряжками, вследствие чего его легко можно регулировать как по росту, так и по величине нагрузки. При каждом движении «пингвин» создает сопротивление, чем-то похожее на земное, заставляя тем самым работать мышцы.

Разработан «Пингвин», если я не ошибаюсь, все на том же легендарном предприятии «Звезда», где делают полетные и выходные скафандры. А вот видео Олега в нем у меня нет. Муж почему-то не присылал ни разу за все три полета. Хотя перед посадкой они обязательно надевают его и работают в нем. Наверное, не до съемок было.

Кстати, на Земле «Пингвин» стал прототипом костюма, который используют для лечения детского церебрального паралича и реабилитации пациентов после черепно-мозговых травм и ишемического инсульта. Он не только помогает прямо стоять, правильно двигаться и дает нагрузку мышцам, но даже, говорят, восстанавливает речь.

Что же касается космонавтов... Медики говорят — сколько человек летает в космосе ровно столько же он и будет восстанавливаться после возвращения на Землю. Поэтому через полгода после посадки у них проходит медицинская комиссия, на которой решают годен ли космонавт к новому полету.


2 октября 2021 года

Колонка для журнала Fitzroy

Для начала давайте познакомимся. Юлия Новицкая — журналист и супруга Героя России летчика-космонавта Олега Новицкого, который сейчас находится на своем, так сказать, рабочем месте — на Международной космической станции. Это его уже третий космический полет. А я все это время много пишу о космосе и пилотируемой космонавтике. Почему? Потому что мне это безумно нравится, и я живу в этом и в значительной мере живу этим. Кстати, во время всех его полетов я еще веду «Дневник жены космонавта» на официальном сайте Роскосмоса. Ну и, естественно, мы живем в Звездном городке...

Мне кажется, нет человека, который бы про него не слышал. Здесь находится легендарный Центр подготовки космонавтов, здесь живут и работают покорители Вселенной. Уверена, что ни один город России не может похвастаться таким количеством Героев Советского Союза и Героев России, таким количеством «звёздных» людей в прямом и переносном смысле слова. И, может показаться, совершенно логичным, что, имея такие примеры перед глазами, большинство детей, проживающих там, должны выбирать своей профессией профессию космонавта. И наверняка в таком случае, там должно быть немало космических династий. Ведь дети часто стремятся пойти по стопам родителей. А здесь такая редкая, невероятно интересная и в какой-то мере романтическая специальность, которой, кстати, ни в одном вузе не обучают (как-нибудь потом расскажу, где и как готовят космонавтов).

Давайте посмотрим. На сегодняшний день в космосе побывало 125 наших соотечественника, а если брать весь мир в целом, то 570 человек. У многих из них есть сыновья и дочери. Но по стопам отцов и матерей (ведь космонавты и астронавты — это не только мужчины, но и женщины) пошло всего несколько человек.

Обратимся к истории. Чем знаменит день 8 апреля 2008 года? Это дата рождения первой в мире космической династии. Именно в этот день на Международную космическую станцию отправился Сергей Волков, сын Героя Советского Союза летчика-космонавта Александра Волкова. А спустя всего год с небольшим в нашей стране появилась еще одна космическая династия. В космос отправился сын Дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта Юрия Романенко Роман. А еще через год на орбиту полетел Александр Скворцов- младший сын слушателя-космонавта набора 1965 года Александра Скворцова, который, к сожалению, в космосе так и не побывал.

Вы можете возразить — а как же американский астронавт Оуэн Гэрриот и его сын Ричард? Все верно, это тоже космическая династия, с одной небольшой оговоркой. Здесь папа является профессиональным астронавтом, совершившим два полета, а сын — космическим туристом. Кстати, Гэрриот возвращался после своего одиннадцати суточного полета вместе с Сергеем Волковым, который на тот момент провел на орбите 198 суток.

Итак, всего четыре династии на 570 человек. Получается менее одного процента. Не густо... Почему? У меня есть своя точка зрения на это, созвучная с точкой зрения Сергея Волкова. Мне кажется, что одна из причин, может быть даже решающая, это то, что дети космонавтов видят жизнь своих отцов изнутри, так сказать, непарадную ее сторону, ту, что обычно скрыта от посторонних глаз. Они ежедневно, ежечасно видят, как их отцы готовятся к космическому полету, насколько это сложно и тяжело, иногда даже на грани человеческих сил и возможностей. И не только физических, но и психологических, и моральных.

Космонавт — очень рискованная, трудная профессия, в неё нельзя прийти по совету, принуждению или по блату, как в некоторые другие. Такое решение человек должен принимать исключительно самостоятельно. У него должно быть внутреннее стремление, огромное желание, железная мотивация и твёрдая уверенность, что это — твоё. Иначе — никак!

Кстати, Александру Волкову, когда Сергей решил проходить отбор, пришлось покинуть отряд космонавтов, командиром которого на тот момент он являлся. Поскольку существует приказ, согласно которому отец и сын не могут служит вместе. Так что папе пришлось уступить дорогу сыну.

Итак, с сыновьями разобрались. А как обстоят дела с дочками? Насколько я знаю, никто из дочерей космонавтов (у астронавтов вроде бы такая же картина) пока не пошел по стопам родителей. Правда, некоторые из них работают в ракетно-космической отрасли. А это значит, что в случае объявления очередного набора в отряд космонавтов они вполне могут попробовать свои силы.

А есть ли среди покорителей Вселенной семейные пары? Кроме легендарных Валентины Терешковой и Андриана Николаева? Оказывается, да, правда, опять не так уж много. Если возьмем нашу страну, то после звездной семьи, о которой я уже упомянула, могу назвать только одну. Это Валерий Рюмин и Елена Кондакова. Правда, есть еще Елена и Марк Серовы, но в их паре слетала только жена. Муж покинул отряд по состоянию здоровья.

У американцев семейных космических пар несколько больше — я знаю как минимум о семи. Кстати, Меган Макартур, которая сегодня работает на Международной космической станции вместе с моим мужем, является супругой Роберта Бенкена, астронавта, совершившего первый полет на новом американском корабле Crew Dragon.

Случайные люди в пилотируемую космонавтику в принципе не приходят. А уж найти более мотивированных и убежденных, чем дети космонавтов, решившие продолжить дело отцов, мне кажется, просто невозможно. Кто как не они прекрасно знают и понимают, что здесь все «по-взрослому». Это не банк, не «фирма», а Космос!

Но одного желания и железной мотивации, как показывает практика, мало. При поступлении в отряд космонавтов нужно еще пройти через сито жесточайшего отбора. Какое? Скоро расскажу об этом.


30 сентября 2021 года

28 сентября был еще один важный день не только в космической биографии моего мужа, но и в «жизни» Международной космической станции — экипажем была осуществлена ручная перестыковка. Перед этим муж написал на своей страничке в соцсетях: «Отчаливаем от модуля «Рассвет» в 15.21 мск, примерно 40 минут находимся в автономном полете и около 16.00 мск впервые стыкуемся к «Науке».

Естественно, это было совершено не впервые. Например, в 1991 году Анатолий Арцебарский выполнил ручную перестыковку «Союза ТМ-12» с переходного отсека станции «Мир» на астрофизический модуль «Квант». При этом корабль провел в автономном полете 42 минуты. В 2010 году Максим Сураев перестыковался от модуля «Звезда» на стыковочный узел нового модуля «Пирс» (впервые). Впоследствии он рассказывал мне об этом в интервью: «Ты должен отстыковаться, облететь станцию и пристыковаться с другой стороны, и все это руками! Летчики поймут, что значит, когда ты всем телом ощущаешь, что машина тебя слушается.»

А весной этого года Сергей Рыжиков перестыковал свой «Союз МС-17» с модуля «Рассвет» на «Поиск». Наверняка, были и другие, я написала о тех, о которых вспомнила.

Олег ждал перестыковку. После выхода в открытый космос это было следующее, что он хотел выполнить в этом полете. И теперь на счету моего мужа две стыковки «Союза» — в автоматическом режиме и ручном.

Перед расстыковкой необходимо расконсервировать корабль, привести все его системы в готовность точно так, как это делается перед штатным спуском. Экипаж одевает скафандры и занимает места в корабле, как я шучу, согласно купленным билетам.

Поскольку на российском сегменте никого не оставалось, то по требованиям нужно было провести практически полную его консервацию. Были закрыты все межмодульные и межкорабельные люки и выключены большинство систем. Подобное делается довольно редко. Кроме случая, о котором я сейчас рассказываю, такое было необходимо, когда станция была только посещаемой, а не как сейчас обитаемой. После перестыковки все было снова приведено в штатное положение.

Я включила прямую трансляцию на сайте Роскосмоса и в режиме реального времени наблюдала за всеми действиями мужа. Вернее, большую часть времени только слушала, поскольку видеотрансляция велась с большими перерывами. И когда картинки не было, Земля просила Олега вести репортаж. Я сделала несколько фото и сразу перекинула ему. А Яна, она тоже смотрела, записала несколько видео, которые тоже «улетели» нашему любимому адресату на орбиту.

Конечно, я волновалась. А когда я переживаю, то не могу усидеть на месте, мне нужно что-то делать. За то время, пока муж перестыковывался, я успела собрать на огороде свеклу и морковку. И тут же отправила ему фото урожая)

Вечером Олег позвонил, когда ужинал, и я смогла лично его поздравить (письмо на электронку было отправлено сразу же, еще днем). Судя по голосу, муж был доволен тем, как все прошло. Действительно, все было сделано отлично!


26 сентября 2021 года

Когда я беру интервью у космонавтов, то иногда спрашиваю, по чему они больше всего скучают, находясь в космосе, и чего космического им не хватает здесь, на Земле. Большинство ребят единодушны во мнении, что на Земле им очень не хватает вида нашей планеты, такого, как они его наблюдают с борта МКС. Этот вид не просто великолепен, он прекрасен. Все космонавты в один голос говорят, что невероятное буйство красок, которое они наблюдают в космосе, несопоставимо с тем, что мы видим на Земле.

Даже мой муж, хотя обычно он не любит восторгаться чем-то и употреблять различные эпитеты (если ему что-то нравится, то я слышу от него просто «хорошо» или «нормально») о красоте нашей планеты так сказал в одном из интервью: «это непередаваемо, когда ты видишь тонкую прослойку атмосферы над бегущей Землей, а потом бездонную пустоту... очень красиво. И очень здорово, конечно, любоваться закатами, восходами. Вроде бы и простые вещи, но непередаваемо красивые. Солнце поднимается, ты видишь, как тень движется по Земле, потом видишь, как наступает ночь.»


23 сентября 2021 года

И в первом, и во втором полете муж летел до МКС двое суток. От момента старта до момента стыковки проходит почти пятьдесят часов, и корабль за это время совершает 34 витка вокруг Земли. Хотя ко второму Олегову полету, который состоялся осенью 2016 года, уже была опробована быстрая четырехвитковая схема полета, «Казбеки» все-таки полетели по длинной. Первым же по короткой летел экипаж Павла Виноградова еще в марте 2013 года. Они состыковались с МКС менее чем через шесть часов после старта.

Когда позже я брала интервью у Павла Владимировича, то, естественно, поинтересовалась у него, лучше ли короткая схема, на его взгляд, чем традиционная на тот момент двухсуточная.


19 сентября 2021 года

Вчера утром в ЦПК мы провожали экипаж Антона Шкаплерова. Я очень люблю подобные мероприятия и стараюсь по мере возможности их не пропускать. В этот раз из-за существующих ограничений народу на традиционном завтраке было не так много, как в допандемийный период (даже не верится, что когда-то было по-другому). Но атмосфера была такая же волнительная и душевная.

Правда, экипаж сейчас необычный. Впервые профессиональный космонавт летит с двумя непрофессионалами актрисой и режиссером, которым предстоит снимать на орбите художественный фильм. И опять же впервые они — Юля Пересильд и Клим Шипенко — готовились по времени даже меньше, чем обычно готовятся туристы. Не полгода, а, по-моему, около четырех месяцев. Но Антон очень опытный — это будет его четвертый полет, всего же он отработал на орбите 533 суток, — поэтому я уверена, что все пройдет отлично! Танюшка вместе с дочками поедет провожать его на Байконур, как и семьи Клима и Юли. Мне кажется, очень здорово, что им разрешили полететь на космодром. Ведь такая поддержка невероятна важна экипажу, и никто в обратном меня не сможет убедить 😊


16 сентября 2021 года

Сегодня у Олега ровно пятьсот суток общего космического налета! Он опубликовал на своих страничках в соцсетях классные фото, сделанные на силовом тренажере. На первом он двумя руками держит штангу с закрепленным на ней листом бумаги с надписью «499», а на втором держит ее одной рукой высоко над головой. Число уже «500» и подпись: «Вес взят! 500 суток в космосе! Наш полет продолжается!»

Для меня ЦЕЛЫХ пятьсот! Хотя, это далеко не рекорд. И многие космонавты проработали на орбите дольше моего мужа. Например, Пегги Уитсон, которая была в Олеговом втором экипаже, за три полета налетала 665 суток. На счету Сергея Крикалева — 803 суток, Федора Юрчихина — 672, Юрия Маленченко — 827, Олега Кононенко — 737 суток. Валерий Поляков за две космические командировки отработал на орбите 678 суток. И ему же принадлежит рекорд непрерывного пребывания в космосе, который до сих пор никто не побил, 437 суток! На счету Антона Шкаплерова, который скоро прилетит к Олегу, пока 533 суток, но после этого, четвертого по счету полета, будет гораздо больше. Рекорд же на сегодняшний день принадлежит Геннадию Падалке — за пять космических командировок он провел на орбите 878 суток.


13 сентября 2021 года

С Ольгой я познакомилась ровно месяц назад 13 августа. Лично. Заочно мы уже были немного знакомы — по соцсетям. Правда, она меня знала, мне кажется, намного больше, чем я ее, поскольку была подписана на мою страничку в Instagram. Правда, за несколько месяцев она написала мне всего одно сообщение, на которое я ответила. Но странички моего «Дневника» читала. И вот... 11 августа она пишет мне, что через два дня будет в Звездном городке, правда, недолго. Но если у меня будет свободное время, то мы сможем с ней встретиться. Она хотела угостить моих дочек японскими сладостями. Я, конечно, согласилась. Договорились встретиться в 14.30 возле памятника Юрию Гагарину.

Обычно я никогда не опаздываю, но в тот день ремонтировали дорогу возле ближайшего к нашему дому КПП, поэтому мне пришлось поехать в объезд. Припарковав машину, я быстрым шагом направилась к Аллее космонавтов.

Я увидела Ольгу издалека. Она тоже заметила меня и направилась в мою сторону. Обменявшись презентами (я передала ей белорусский березовый сок — у меня оставалось несколько коробочек таких, как мы отправляли в посылке Олегу на МКС), мы разговорились. Она преподает русский язык японским астронавтам и приехала в Звездный городок, чтобы встретиться с космонавтами, чья работа так или иначе связана с ее студентами. Оказалось, что нынешний командир МКС Акихико Хошидэ тоже ее бывший ученик. Мы поговорили минут 20, потом я подвезла ее до остановки, и мы попрощались...


12 сентября 2021 года

В прошлом году Международный космический конгресс Ассоциации участников космических полетов не проводился из-за пандемии, а 2018 году как раз в эти сентябрьские дни он проходил в Минске. В столицу Беларуси тогда съехались более восьмидесяти космонавтов и астронавтов (с женами и мужьями) из 17 стран.

Программа конгресса в те дни была необыкновенно насыщенной: технические сессии и посадка Аллеи космонавтов в Ботаническом саду, Генеральная и региональная ассамблеи, многочисленные встречи с общественностью и чрезвычайно разнообразная культурная программа, научные выступления и потрясающий салют на закрытии конгресса. И в процессе всего этого общение, общение, общение... Между собой, с белорусскими учеными и представителями общественности, с журналистами.

Честно говоря, лично я не припомню, чтобы СМИ принимающей страны настолько масштабно освещали подобного рода мероприятие! Кстати, белорусские коллеги и меня не обошли своим вниманием. За дни конгресса я успела и на телевидении побывать — принять участие в передаче «День в большом городе», и дать несколько интервью печатным СМИ 😊

А в один из дней ко мне подошел Виктор Петрович Савиных с предложением написать материал о конгрессе для журнала «Российский космос». Я на протяжении нескольких лет сотрудничала с этим изданием, поэтому, естественно, согласилась.


10 сентября 2021 года

Вчера у Олега с Петром был очередной второй за неделю и третий за этот полет «выходной» день — они проработали в открытом космосе семь часов двадцать минут. Ребята успели выполнить все, что было запланировано, и даже две дополнительные задачи. Работали они, на мой взгляд, как терминаторы — быстро, четко, слажено. Я смотрела в прямом эфире всю трансляцию. Безусловно, волновалась и держала кулачки!

Сегодня ближе к обеду муж уже позвонил. Чувствует он себя хорошо, успел отдохнуть. Мы недолго поговорили, и он полетел трудиться — работ у них запланировано много. Так всегда бывает после ВКД. Я же ему еще ночью скинула на почту несколько коротеньких видео своего интервью во время трансляции его выхода (Яна записывала, пока смотрела).

Еще в мае месяце перед первым выходом мне позвонили с «Роскосмос ТВ» с приглашением принять участие в прямой трансляции. Тогда у меня не получилось это сделать, так же, как и во время второй ВКД. И вот, наконец, на третий раз все сложилось. Прямую трансляцию, как и два раза до этого, я смотрела с первых минут. Начала дома, продолжила в дороге и не отключала ее даже в то время, когда со мной перед эфиром работал визажист. Все внимательно смотрела и слушала.

Зайдя в студию, я сразу бросила взгляд на выходной скафандр, который стоял практически в центре. Инструктор Олега и Петра по ВКД Игорь Тарасов, который принимал участие в эфире передо мной, много рассказывал про него.

Я же во время нашей беседы с ведущей, которую тоже звали Юлия (кто-то из присутствующих, когда мы с ней знакомились, сразу пошутил, что можно загадывать между нами желания) вспомнила, как перед первым Олеговым выходом ездила на «Звезду» и примеряла его. Я тогда в своем «Дневнике...» подробно писала об этом. Здесь же, увидев его (правда, это был не «Орлан-МКС», а другая его модификация, но сути дела это не меняет), я сразу вспомнила все свои ощущения, которые испытала, когда трое специалистов помогали мне в него зайти, а потом в буквальном смысле слова вытаскивали меня из него. А, главное, те чувства, которые я испытала, когда меня закрыли в нем, включили вентиляцию, подключили связь и немного наддули его, приведя его таким образом, практически в «боевое» состояние, как во время выхода.


8 сентября 2021 года

На днях пересматривала фото, сделанные на Байконуре перед всеми тремя стартами Олега (нужны были снимки для одного материала) и взгляд зацепился за несколько, сделанных в ноябре 2016 года. На них Олег, Пегги и Тома в специальных теплозащитных костюмах (их называют «Белый медведь»), надетых поверх полетных скафандров. Мне кажется, что впервые я увидела эти костюмы, ну или похожие, на экипаже Ромы Романенко в декабре 2012 года. Они тогда вместе с Томасом Машберном и Крисом Хадфилдом летели к Олегу. На Байконуре в тот день был мороз больше тридцати градусов и сильный ветер. Помню, как мне рассказывали те, кто провожал Рому, что фотографировать и снимать видео было практически невозможно — как только снимали перчатки, руки буквально леденели.

Эти теплозащитные костюмы сделаны из современных материалов и прекрасно защищают от ветра, ветра и холода. Насколько я знаю, в них будет тепло, даже если на улице минус сорок градусов. Не слышала, чтобы на космодроме стартовали в такой холод, но минус 36 с сильным ветром как-то на моей памяти было.

Специалисты, говоря об этом костюме, подчеркивают, что он является быстросъемным и быстронадеваемым. Облачиться в него космонавту должен будет кто-то помочь, и займет это по времени минуты две — три. А вот снять «белого медведя», перед тем, как сесть в «Союз», вполне можно самостоятельно. Космонавту не придется затратить для этого много усилий. Нужно всего лишь «отстегнуть его переднюю часть, которая крепится на липучках и крючках, и из него можно свободно выйти».


6 сентября 2021 года: за двое суток – 18 форс-мажоров. И справились!

Повреждённый модуль станции «Мир» Повреждённый модуль станции «Мир»
Повреждённая солнечная батарея модуля станции «Мир» Повреждённая солнечная батарея модуля станции «Мир»
Повреждённый радиатор и внешняя оболочка модуля станции «Мир» Повреждённый радиатор и внешняя оболочка модуля станции «Мир»

Когда во время второго полета Олега я вела свой «Дневник...», то целую страничку посвятила нештатным ситуациям, которые случались в полетах с нашими космонавтами. Я рассказывала о том, сколько всего выпало на долю экипажа Василия Циблиева, — нештатки сыпались у ребят как из рога изобилия: только на корабле за двое суток их было 18! Пожар и столкновение станции с грузовиком, разгерметизация станции и выход из строя системы терморегуляции, утечка этиленгликоля и несрабатывание на посадке двигателя мягкого приземления... Когда Василию Васильевичу говорят, что у него был самый несчастливый полет, он возражает: «Полет был самым счастливым, поскольку закончился благополучно. Мы живые вернулись на Землю, сохранили станцию и с честью вышли из всех нештаток».

Я уже рассказывала, как Сергей Залетин и Александр Калери в 2000 году реанимировали станцию «Мир», как Владимир Коваленок горел вместе с Александром Иванченковым, а Салижан Шарипов с американцем Лироем Чиао буквально голодали, когда на станции практически закончилась еда... И всегда повторяю, что наши космонавты — профессионалы с большой буквы, способные справиться абсолютно с любой ситуацией. И когда я беру у них интервью, то обязательно в разговоре касаемся и нештаток, без которых, к сожалению, не обходится ни один полет. Полностью исключить их возникновение невозможно. Ныне вся подготовка космонавтов, особенно на тренажерах, направлена на распознавание и форсирование этих самых нештаток. Например, в процессе одной тренировки их может быть около десяти. Практически все, которые могут возникнуть, проигрываются. В принципе, в полете вполне может возникнуть ситуация, которая не расписана в бортдокументации. Но подготовленный экипаж абсолютно готов парировать.

Когда несколько лет назад я брала интервью у легендарного Алексея Леонова, то он рассказал мне, что перед его первым полетом ими с Павлом Беляевым просмотрено порядка трех тысяч аварийных ситуаций! Накануне старта Сергей Королев спросил у них: «А если будет 3001-я?» И сам же ответил: «Если вы умеете, вы с ней справитесь».

Валентина Терешкова на вопрос о нештатках ответила, что была одна серьезная. Не один десяток лет «Чайка» хранила эту тайну, поскольку ее об этом попросил Сергей Павлович Королев. Но на праздновании тридцатилетия ее полета его заместитель по испытаниям конструктор Евгений Шабаров впервые рассказал об этом: «Вы видите эту девочку (хотя на тот момент она была уже довольно взрослой женщиной). По моей вине она могла не вернуться. Но вовремя заметила ошибку в автоматике, вовремя среагировала, доложила, и мы исправили ситуацию».

Нештатка, по словам Терешковой, была серьезная: «Я заметила ее еще в первые сутки полета и доложила об этом на старт „Заре-1“ Сергею Павловичу Королеву. Ошибка, которую мне удалось обнаружить, заключалась в том, что на спуске программа была запланирована не на приземление, а на подъем орбиты. Спустя какое-то время, получив нужные данные, я заложила их в систему спуска и... все закончилось нормально, благополучно приземлилась. Затем последовал большой разбор. Сергей Павлович оплошностей не прощал. Когда мы с ним увиделись после приземления, он сказал: „Чаечка, я тебя прошу, не надо об этом говорить“. И я ровно 30 лет хранила эту тайну».

Во время моей беседы с Павлом Владимировичем Виноградовым он рассказал мне о том, что у них серьезная нештатка случилась на посадке. По его словам, у космонавтов «есть перечень нештатных ситуаций, которые, если их перетасовать, как карты в колоде, могут разложиться как угодно. Подобные, но не те же самые вещи, мы отрабатывали на наших тренировках». Хотя, честно говоря, тренировка — это немного другое. Экипаж сидит в корабле и даже если что-то сделает не так, то самое страшное, что может произойти, — это получение двойки и пересдача.

Действительно, у них случилось то, чего не должно было быть. Первый раз нечто подобное произошло у экипажа Ромы Романенко. Но тогда вроде бы все доработали и проверили. И вот повторение. Он уверен, что в его случае сработали опыт и доверие к технике: «Когда мы с Сашей Мисуркиным обсудили сложившуюся ситуацию, то решили ничего не предпринимать, ничего не трогать, а идти на спуск. Если бы мы начали работать по бортдокументации, то, честно говоря, не знаю, было бы это лучше. Не думаю. Машина летит, управляется, двигатели работают, и мы их слышим, динамика в норме. Мы оказались правы — автоматика и корабль отработали блестяще». Безусловно, позднее во всем разобрались. Оказалось, причины случившегося лежали очень глубоко. Но для того чтобы до них докопаться, потребовались сотни часов и столько же испытаний.

Была у них и утечка аммиака в системе охлаждения в одной из американских секций. К счастью, на станции много резервов. Экипаж провел реконфигурацию наших внутренних систем, что позволило выиграть пару суток. Затем ребята во время внепланового выхода в открытый космос устранили неисправность. К сожалению, в последующем она снова проявилась — ведь техника имеет свойство отказывать.

В общем, практически каждому экипажу есть о чем рассказать. У Олега, например, уже показала свой характер «Наука». Да как показала! Я очень надеюсь, что после этого инцидента дальнейший полет пройдет штатно. И вообще желаю всем экипажам встречаться с нештатками только на тренировках и экзаменах.

Источник: Сельская газета


4 сентября 2021 года

Вчера у Олега и Петра снова был «выходной» день — уже второй за этот полет. Они снова работали в открытом космосе. А я опять «приклеилась» к экрану телевизора и если переходила в другую комнату, то брала с собой телефон, где так же шла прямая трансляция выхода. Яна и Рита тоже периодически присоединялись ко мне (Яна чаще, Рита пореже). Что могу сказать? Ребята работают четко, слажено... А волнения у меня совершенно не меньше. Хотя я знаю, что они прекрасно подготовлены, и первый выход, который состоялся 2 июня, это показал.

Накануне Тома на своих страничках в соцсетях опубликовал серию снимков Олега и Петра в скафандрах. И мне очень понравился перевод одной фразы с английского на русский из текста, который сопровождал публикацию: «Олег выглядит безмятежно, как ветеран». Я сразу же написала об этом мужу 😊

Вообще-то подготовку к работе в открытом космосе ребята начинают практически сразу после того, как попадают в отряд космонавтов. И весь этот процесс, мне кажется, можно разделить на несколько этапов. И первый начинается еще во время прохождения общекосмической подготовки. Именно тогда они изучают теорию, а во время тренировок в гидролаборатории отрабатывают стандартные операции. Какие? Например, перемещение по поручням, транспортировка научного оборудования и закрепление его на модулях станции, работа с грузовой стрелой и т.д.


31 августа 2021 года: как от радиации защищаются на МКС

Проблеме защиты космонавтов от радиации уделяют достаточно много внимания. Во время полета на самом обычном самолете на высоте всего 10-12 километров ее уровень поднимается в десять раз. Представляете?! Что уж говорить про МКС! Там приходится применять специальные средства защиты.

Большинство космических экспедиций работают на орбите сейчас в среднем по полгода. Ребята в течение всего полета обязаны носить индивидуальный дозиметр. Все время пребывания на станции этот прибор накапливает радиацию, какую они получают. И после приземления специалисты определяют эту самую дозу. Существует понятие «суммарная максимальная доза». И насколько знаю, за среднестатистический полет она составляет около одной десятой величины, которую может получить космонавт за всю свою карьеру.

Кроме индивидуальных дозиметров, которые космонавты всегда носят при себе, на МКС существует и еще один (он называется «Пилле-МКС») — его используют, когда выходят в открытый космос. Перед каждым выходом показания «Пилле-МКС» обнуляются. А как иначе определить дозу радиации, полученную за время работы в открытом космосе? К слову, дозу радиации, получаемую космонавтами при вспышках на Солнце, определяют с помощью этого же метода.

Эксперимент «Матрешка-Р», который уже несколько лет проводится на МКС, изу­чает влияние радиации на внутренние органы человека. Олег участвовал в нем и во втором полете, и сейчас участвует. В эксперименте используется шарообразный фантом человека. Эта математическая модель, описывающая наши с вами тела, просчитана российскими учеными.


30 августа 2021 года

Вчера у меня был самый необычный день рождения, вернее, самое невероятное поздравление. Из космоса... от любимого мужа. И космический подарок — наши фото на фоне иллюминатора. Что может быть лучше?!

Видео Олег прислал мне накануне вечером, поскольку утром у них ожидались профилактические работы со связью. Он так и сказал на записи: «подумал, что лучше заранее вечером увидишь и услышишь все, что хочу сказать. А потом по прилету отметим уже все вместе.»

Вообще супруг, можно сказать, любит поздравлять заранее. Как-то в Буденновске еще на заре нашей семейной жизни у нас был такой случай. Часть летчиков, в том числе и Олег, находились в очередной командировке в Моздоке. И вот 27 августа, дома раздается телефонный звонок. Из командировок они тогда звонили по военной связи ЗАС —аббревиатура расшифровывается, если не ошибаюсь: засекречивающая аппаратура связи. Слышно было очень плохо, если не сказать отвратительно, но это была единственна возможность услышать родной голос и узнать, что все хорошо. И вот 27 августа Олег вместе с нашим кумом Геной Нагорным поздравляют меня с днем рождения! Я, естественно, сказала спасибо, но посмеялась, что до праздника еще два дня. На что муж ответил: а вдруг будут проблемы со связью. Лучше заранее, чем вообще не поздравить. Ну что ж, логично.

Уже, позднее, когда они вернулись из командировки, муж проговорился, что они с Геной просто не могли точно вспомнить в какой день у меня праздник 29 или 27. И придумали позвонить пораньше. Если угадают — отлично, если нет, то постараются выкрутиться, сказав, что может не быть связи. На тот момент мы были женаты всего года три. Сейчас же Олег отлично знает наши дни рождения и семейные даты, так что все анекдоты про мужчин, которые не помнят день свадьбы, точно не про него 😊


25 августа 2021 года

Когда долго находишься в состоянии невесомости, твои мышцы ослабевают и уменьшаются в объеме. Я читала, что если космонавт не будет тренироваться на орбите хотя бы три дня подряд, то он придет в состоянии детренированности и тогда ему придется набирать форму, что называется, с начала. Правда, ни разу не слышала, чтобы кто-то из ребят проверял это утверждение, так сказать, на своем организме. Занятия спортом они там точно не пропускают.

А еще я слышала, что в невесомости нет такого расхода калорий в состоянии покоя, как на Земле. И вес там набрать легче, чем нам с вами здесь. Кстати, космонавты всегда тщательно следят за своим весом и регулярно взвешиваются во время полета. У Олега обычно может «гулять» один — два килограмма в плюс или в минус, не больше. Большая потеря или наоборот сильный набор веса чреваты серьезными проблемами при спуске — ведь скафандр должен на них сидеть «как влитой». Да и в ложемент они должны помещаться идеально. Это ведь не какая-то прихоть, а прежде всего безопасность!


23 августа 2021 года: когда в космосе нет места чувствам и эмоциям

Буквально на днях мой муж на своих страничках в соцсетях разместил фото, подписав его: «Немного необычный и новый для нас вид на Международную космическую станцию». Действительно, рядом с Олеговым «Союзом» вместо привычного грузовика «Прогресс» виден недавно пристыкованный многофункциональный лабораторный модуль «Наука». Всю прошлую неделю Олег с Петром Дубровым потихоньку разгружали его. На борту МЛМ было доставлено на орбиту большое количество полезной нагрузки как для нашего сегмента, так и для партнеров.

Весь мир, затаив дыхание, следил за запуском, полетом и стыковкой нашей «Науки». Пришлось изрядно поволноваться. Причем почти на всех этапах. Особенно когда произошло нештатное включение двигателей и станцию закрутило. Сразу после стыковки я отправила мужу письмо по электронной почте — поздравила с удачной стыковкой и прикрепила несколько фото, которые сделала в процессе, когда смотрела прямую трансляцию происходящего. И буквально через три часа — нештатка.


19 августа 2021 года

19 августа прошлого года космонавт Роскосмоса Иван Вагнер выложил на своих страницах в социальных сетях видео Полярного сияния, которое он снял с борта МКС, сопроводив его следующим текстом: «...На 9-12 секундах появляются пять объектов, летящие параллельным курсом и на одинаковом расстоянии друг от друга. Как вы считаете, что это может быть — метеоры, спутники или...? Информация доведена до руководства Госкорпорации „Роскосмос“. Материалы переданы в ЦНИИмаш и ИКИ РАН для анализа».

Естественно, новость, что «российский космонавт Иван Вагнер запечатлел на видео пять НЛО над Землей» тут же облетела все наши и зарубежные СМИ. Но я была весь день занята домашними делами, закатывала компоты на зиму, и интернет не открывала. И вот уже к вечеру мне прислала сообщение Элен Запашная: «Юля, ты видела это? Что думаешь? Это на самом деле НЛО? Нас всех заберут инопланетяне?😊». И попросила узнать у Олега, что бы это могло быть по его мнению. Я ей сразу написала, что новости сегодня еще не читала и от нее от первой слышу про это. А Олег решил пошутить и отправил ей голосовое сообщение, что все космонавты уже несколько дней назад улетели на космодром Восточный, а здесь остались только основной и дублирующий экипажи, и он не в курсе, что происходит. Но что-то происходит, что-то серьезное 😊.


17 августа 2021 года

Сегодня, если все в дальнейшем пойдет по плану, ровно два месяца до окончания Олегова полета. По официальной информации, которая есть на данный момент, посадка корабля «Союз МС-18» запланирована на 17 октября. Кто читает мой блог, наверняка уже заметил, что о каких-то важных знаковых событиях в жизни, особенно, если это касается космического полета — будь то старт, стыковка, выход в открытый космос или посадка, я всегда говорю в сослагательном наклонении. Ведь все может поменяться в любой момент. Например, первый полет у мужа продлили на сутки, а второй аж на семнадцать!

Хотя продление полета — строго говоря не критично. Гораздо хуже, когда его прерывают досрочно. Это означает, то что-то пошло не так и при досрочной посадке программа не будет выполнена. К сожалению, такое случалось в истории нашей пилотируемой космонавтики. Именно поэтому жены космонавтов всегда желают мужьям вернуться в срок.

Сегодня утром, когда супруг позвонил, я поздравила его с очередной датой. Мы поговорили совсем немного, и он полетел сдавать, вернее, брать сам у себя кровь — какой-то очередной медицинский эксперимент. А поскольку анализы в космосе, как и на Земле, сдаются на голодный желудок, я, как обычно в таких случаях, пошутила, что на завтрак себе он еще не заработал.

9 августа Олег прочитал мое второе (из четырех, прилетевших к нему в посылке) письмо. И когда позвонил в тот же день вечером, сказал, что из всей посылки у него осталось неоткрытыми два моих письма (их нужно прочитать 9 сентября и 9 октября, я на каждом конверте это подписала) и воздушный шарик с надписью «дорогому папе» на день рождения от нас с дочками. Отрадно, что муж строго следует указаниям с Земли, не только ЦУПовским, но и моим)

Сейчас я с Ритулей и моей сестрой прилетела на неделю на море. И мы сразу же попали в сильнейший ливень, можно даже сказать, наводнение. С неба лилось, как из ведра, по улицам бежали бурлящие реки, а мы по колено в воде возвращались с ужина из кафе. Мы с Лялей по очереди несли Риту на руках. Она, кстати, почти не промокла, так как была в дождевике. А вот мы... Могу сказать, что подобного приключения в моей жизни еще не было! Одно дело смотреть такие сюжеты по телевизору, и совсем другое — испытать все это на себе. В новостях позднее сказали, что за день выпала четырехмесячная норма осадков.

Я была в совершеннейшем восторге! Пока мы минут десять шли домой, сняли кучу видео (благо современные телефоны не боятся воды) и сразу же отправили их Олегу. В довершении всего дома буквально сразу после нашего прихода отключили свет, и мы пили кофе при свечах — романтика! А когда вечером муж позвонил, я взахлеб и со смехом рассказывала ему о наших морских, вернее дождевых приключениях. На мой вопрос: как у него дела? супруг ответил, что все спокойно. Я рассмеялась: «Дай Бог, чтобы нештатки сегодня случались только у нас на Земле, а у вас в космосе все шло по плану!»


16 августа 2021 года: что сложнее — летать самому или ждать на Земле сына?

Когда беру интервью у космонавтов, задаю им самые разные вопросы. Иногда интересуюсь, что для них было самым тяжелым в космическом полете? Все отвечают по-разному.

Например, ответ Владимира Коваленка был в какой-то мере неожиданным: «Мне труднее всего было контролировать время. На станции день расписан по минутам и даже секундам. В это сложно поверить, но это так. Особенно когда выполняешь научную программу. Написано, к примеру, что определенную операцию необходимо сделать в 12 часов 36 минут 11 секунд. Это значит, что нужно выполнить именно в 11 секунд и ни секундой позже».

Потом он рассказал и про выход в открытый космос, который в то время был еще, можно сказать, в новинку. До прославленного белоруса его совершали всего несколько человек: Алексей Леонов, Алексей Елисеев, Евгений Хрунов, Юрий Романенко, Георгий Гречко. Он стал шестым. И не просто вышел в открытый космос, а проводил там различные работы. Безусловно, на всю жизнь в памяти Владимира Васильевича осталось и 4 сентября. Пожар на станции... Но они с Александром Иванченковым тогда справились, потушили. Нет, все-таки удивительные люди — космонавты. О нештатных ситуациях и работе, связанной с риском для жизни, где-то даже на грани человеческих возможностей, рассказывают как о чем-то будничном, а какая-то мелочь способна стать для них реальной трудностью.


13 августа 2021 года

Пятница 13-е... мало кому нравится этот день. Да и вообще число 13 традиционно большинство людей считает невезучим. Конечно же не все, кому-то оно нравится, а для кого-то является даже счастливым.

Космонавты к нему тоже по-разному относятся. Когда я брала интервью у легендарной Марины Попович, она рассказала мне, что, когда они с мужем космонавтом Павлом Поповичем получили квартиру № 13, то сразу же пошли в домоуправление сдавать ключи: «Я сказала, что не буду жить в квартире с таким номером. И я, и муж летаем, а тут такое несчастливое число. И нашли выход — повесили на дверь табличку с номером 12а, и во всех странах, где готовились космонавты, знали, что в Звездном городке нет квартиры № 13.»

А вот Виктор Петрович Савиных спокойно относится к этому числу. Они с женой Лилией Алексеевной живут в квартире № 13 и летал он на «Союзе Т-13». Анатолий Березовой говорил мне, что дата 13 мая является можно сказать мистический в его судьбе. 13 мая 1970 года он приехал в Звездный городок вместе с женой и сыном Сергеем, которому на тот момент было всего пять месяцев, а 13 мая 1982 года полетел в космос. А, например, Александр Самокутяев родился 13 марта, поэтому относится к этому числу хорошо. Александр Скворцов летал на «Союзе МС-13» и корабль, по его словам, отработал без единого замечания.

Владимир Джанибеков тоже родился 13 числа и летал вместе с Виктором Савиных на

Мы же с Олегом как-то спокойно относимся к этой цифре, даже не задумывались об этом. Ну есть и есть она. Потому сегодня у нас обычный рабочий день — у меня на Земле, а в него в космосе.

 


10 августа 2021 года

В один из дней во время подготовки к полету экипажу Олега (на тот момент они были дублерами) пришлось «гореть» аж два раза за восьмичасовой рабочий день. До обеда «пожар» был на станции, а после обеда — в корабле. И во время всех этих тренировок ребята естественно работали в противогазах.

Когда я была военнослужащей, то по средам у нас в бригаде был день РХБЗ. Это означало, что мы все в течение дня должны носить через плечо противогаз (снимать его разрешалось только на рабочем месте в помещении) и при команде «газы!» быть готовыми сразу «облачиться в него». Частенько на утреннем или послеобеденном построении нам приходилось не только надевать противогазы, но и маршировать или даже бегать в них. Удовольствие, скажу я вам, ниже среднего. По крайней мере для меня.

Здесь же экипажу нужно не просто работать в них, но и ликвидировать нештатку и «спасать» станцию или корабль.

Насколько я знаю, в ходе тренировок на станции экипажи отрабатывают несколько возможных сценариев. Согласно одному — возгорание в российском сегменте космонавтам устранить удается и затем они занимаются восстановлением атмосферы на борту. А вот второй сценарий подразумевает, что смоделированный инструкторами пожар оказывается не ликвидируемым. В этом случае экипаж обязан немедленно перейти в корабль «Союз», который, как я уже неоднократно говорила, является средством спасения.

Космонавты прямо в противогазах облачаются в скафандры, занимают свои места в корабле и «отстыковываются» от станции. А затем экипаж выполняет срочный спуск на Землю.

...Домой в тот день муж пришел, как я иногда говорю, как выжатый лимон. Хотя... лучше уж пусть все это отрабатывается на тренировках, а в полете все идет штатно! Мне в интервью космонавты иногда рассказывают о пожарах на станции, которые им приходилось тушить. Скажу честно — мне страшно даже слушать об этом! Я уже писала в своем «Дневнике...» о том, как тушили возгорание Василий Васильевич Циблиев и Владимир Васильевич Коваленок. И как спокойно они об этом вспоминали. Все-таки стальные люди космонавты!

А Саша Скворцов, вернувшись из своей второй космической командировки, рассказывал на послеполетной пресс-конференции, что за время экспедиции им пришлось дважды тушить пожар и переводить МКС в аварийный режим. Причиной в обоих случаях стали неисправности в бортовом электрооборудовании станции. Слава Богу, что все благополучно завершилось!

Иногда, правда, случается и ложное срабатывание пожарной сигнализации. Но экипаж в этом случае обязан, используя бортдокументацию, убедиться в отсутствии возгорания.

А еще космонавты и астронавты с борта МКС наблюдают за пожарами, происходящими на Земле. На днях Тома Песке опубликовал фото лесных пожаров на Средиземноморском побережье Турции: «страшное зрелище с борта МКС... вид, который причиняет боль...»

 


7 августа 2021 года

Как-то мне попалась на глаза интересная информация под заголовком «МРТ показывает изменения в мозгу космонавтов». Оказывается, учеными проводился соответствующий эксперимент. В нем приняли участие одиннадцать российских космонавтов, которые провели на орбите около полугода. МТР им делали перед стартом, после приземления и через семь месяцев.

Выводы таковы: «в результате продолжительного пребывания космонавта на орбите происходит переориентация мозга, сопровождающаяся перемещением тканей и жидкостей в другие полости черепа. Это приводит к небольшой реорганизации самого мозга в ответ на переориентацию».

Кроме того, учеными было зафиксировано у космонавтов приобретение новых моторных рефлексов, а также улучшение баланса и координации. Кроме того, исследователи установили, что обнаруженная переориентация была почти восстановлена через семь месяцев после приземления.


4 августа 2021 года

Олег перед первым полетом Олег перед первым полетом
Олег перед первым полетом Олег перед первым полетом
Олег перед вторым полетом Олег перед вторым полетом
Олег перед вторым полетом Олег перед вторым полетом
Олег перед третьим полетом Олег перед третьим полетом
Олег и Сергей Рыжиков во время второго полета на МКС Олег и Сергей Рыжиков во время второго полета на МКС

Когда Олег на своих страничках в соцсетях опубликовал фото «Сто дней — полет нормальный!», то в комментариях кто-то сразу заметил: «Как легко заметить, правильно для отмечания рубежа пострижен только космонавт с армейским прошлым» 😊Вот точно! Мой муж, как настоящий военный, признает только короткие стрижки. Хотя уже давно, после того, как ЦПК сделали гражданским и со всех военных «сняли» погоны, он стал офицером запаса и гражданским космонавтом. Но всем известно, что бывших военных не бывает. И многие армейские привычки у супруга остались. В том числе и любовь к мужским, как он их называет, стрижкам. Он совершенно не приемлет длинные волосы у представителей сильной половины человечества. И тут я с ним абсолютно солидарна 😊

На Земле в парикмахерскую Олег ходит раз в две недели. Но вполне может и сам подстричься — машинка у него есть. Кстати, во время самоизоляции он был сам себе парикмахер 😊

В космосе волосы растут быстрее, чем на Земле — об этом говорят все. И, поскольку парикмахерских там нет, стригут космонавты друг друга сами — этой профессией они владеют в совершенстве. Муж в каждом полете присылал мне фото и даже видео этой стандартной для них, но такой интересной для нас, живущих на Земле, процедуры.


1 августа 2021 года: мышцы в космосе быстро атрофируются

Хотя человечество и летает в космос уже шестьдесят лет, но эта среда продолжает оставаться враждебной для нас, землян. А невесомость крайне негативно влияет на все системы человеческого организма. Пожалуй, больше всех страдает мышечная. Космонавты говорят, наш организм очень умный. В космосе не испытывает привычных нагрузок: в состоянии невесомости человеку приходится прилагать минимум усилий для совершения любых движений, поэтому мышцы очень быстро атрофируются. Если их не тренировать. Вот почему спорту в космосе придают огромное значение. И занимаются им абсолютно все космонавты и астронавты без исключения.

На станции есть несколько специальных тренажеров: беговая дорожка, велотренажер и так называемый силовой — для выполнения упражнений на преодоление сопротивлений. Когда беру интервью у космонавтов, то, естественно, спрашиваю иногда, как проходят занятия спортом в космосе. Например, как там бегают?

Оказывается, делать это так, как мы привыкли, на орбите не получится — прежде всего нужно сымитировать силу тяжести. Для чего космонавту необходимо надеть на себя систему притяга, или «сбрую» (так ее называют ребята), которая притягивает тебя к беговой дорожке. Затем пристегнуть карабины к ответным ее частям и... можно бежать! Да, совсем забыла. Еще перед началом тренировки космонавт должен надеть на грудь специальный датчик, показывающий пульс. А вся информация о режиме бега и его изменениях записывается на карту — она вставляется в компьютер беговой дорожки.

И еще одна немаловажная деталь — космическая дорожка движется во всех плоскостях, поэтому первое время удерживать равновесие на ней нелегко. Но со временем привыкаешь, и даже может возникнуть ощущение, что бегаешь по асфальту.

Это на Земле мы можем лениться и не заниматься спортом. В космосе такого себе позволить нельзя! В условиях невесомости человеческий организм чрезвычайно быстро теряет физическую работоспособность. Я бы даже сказала, что все системы начинают деградировать с поистине космической скоростью. Недавно прочитала, что на МКС как-то в течение двух недель не работала беговая дорожка — банально сломалась, не сразу смогли починить. Так вот, ребятам, после того как тренажер наконец-то отремонтировали, пришлось долго и тяжело восстанавливать работоспособность.

В Олеговых полетах беговая дорожка тоже ломалась, и не раз. И ему вместе с соэкипажниками приходилось самостоятельно ремонтировать ее — там же вызвать мастера не получится. Насколько знаю, различные детали и запасные части на борту имеются. Наших космонавтов еще на Земле учат, как устранять поломки. И это касается не только спортивных тренажеров. Ребята много чего могут починить самостоятельно, естественно, с помощью специалистов с Земли, которые всегда готовы выйти на связь и помочь советом.

Обычно на бег отводится час-полтора каждый день. Сюда закладывается и время на водные процедуры после завершения тренировки. Хотя это громко сказано: принять душ или даже просто помыться в нашем земном понимании на орбите нельзя. Ребята используют специальные влажные салфетки или обычные вафельные полотенца, которые пропитывают горячей водой.

А вот перед посадкой космонавтам планируют беговую дорожку дважды в день. По мнению медиков, это чрезвычайно важно для того, чтобы подготовить их организмы к возвращению на Землю. Сейчас космические экспедиции длятся в среднем по полгода, а в далеком 1970-м наши легендарные космонавты Андриян Николаев и Виталий Севастьянов, проведя на орбите 18 суток, можно сказать, едва остались живы после приземления — они не могли даже стоять на ногах. Медикам стало ясно, что невесомость может нанести огромный, даже непоправимый вред здоровью. Встал вопрос: смогут ли люди в дальнейшем летать в космос? В результате были разработаны специальные методики, позволяющие нашим покорителям Вселенной сохранить здоровье, созданы костюмы «Чибис» и «Пингвин» (как-нибудь расскажу о них). И огромную роль здесь отводят именно занятиям спортом.

На беговой дорожке я остановилась очень подробно, наверное, потому что сама люблю бегать. Теперь несколько слов о велотренажерах. Здесь также необходимо зафиксировать тело с помощью большого количества ремней. А вот сидений на космических велотренажерах, в отличие от земных, как ни странно, нет. Для того чтобы выполнять приседания, жим лежа, сгибания и разгибания рук, тягу штанги к подбородку и животу, на орбите есть американский силовой тренажер ARED. Он с помощью вакуумных цилиндров способен обеспечить нагрузку до нескольких сотен килограммов.

Как-то прочитала, что "за время длительного космического полета мышцы космонавтов слабеют настолько, что способность к физическим нагрузкам падает почти на 50 процентов. Это похоже на превращение молодого человека в глубокого старика. А болезненные ощущения, которые возникают в условиях невесомости, очень похожи на те клинические проявления, которые возникают при инсультах. Так что на орбите без профилактики обойтись не получится.

Источник: Сельская газета


29 июля 2021 года

Космонавтам частенько приходится готовиться к полету в условиях жесткой нехватки времени. Происходит это по разным причинам. Например, когда Олег в прошлом году дублировал Сергея Рыжикова, да и потом, когда готовился уже в составе основного экипажа, то пандемия внесла свои коррективы в процесс подготовки. У ребят и субботы были рабочими, а тренировки и занятия нередко начинались раньше начала рабочего дня, а завершались позже. Да и дома он занимался и по вечерам, и по выходным. Но космонавтам к такому графику не привыкать 😊

Например, в конце 2018 года старт экипажа Олега Кононенко перенесли почти на три недели раньше намеченного срока. Безусловно, с точки зрения тщательности и серьезности подготовка осталась на том же уровне. В Центре подготовки космонавтов всегда все тренировки методичны, педантичны, выверены. А вот перенос старта, конечно, сказался. Занятий было очень много, иной раз приходилось задерживаться на работе до позднего вечера. Научные эксперименты, запланированные Алексею Овчинину, перекочевали в его план задач. Кононенко дублировал Овчинина, поэтому к большинству научных экспериментов готовился. Но с учетом сложившихся обстоятельств ему пришлось проходить все заново. Кроме всего прочего добавился и выход в открытый космос для обследования отверстия в обшивке бытового отсека корабля «Союз». Поэтому в месяц, предшествующий отъезду на Байконур вместилось неимоверное количество занятий, научных экспериментов и всего остального.


26 июля 2021 года: можно ли позвонить на МКС?

В одном из залов московского Музея космонавтики есть игрушечный красный телефон. Его когда-то, еще на заре пилотируемой космонавтики, передали Сергею Павловичу Королеву дочки Юрия Гагарина, «чтобы связь с космосом всегда была стабильной»! Генеральный конструктор сделал все, что в его силах, и хранил подарок девочек. Теперь эта ставшая уже исторической игрушка — самый настоящий музейный экспонат. А мечта дочерей первого космонавта Земли сегодня стала реальностью.

Космонавты, работая по полгода на орбите, имеют возможность звонить домой каждый день, а иногда и по несколько раз — если выпадает свободная минутка. Я уже рассказывала, что еще во время первого полета Олега записала в телефонную книжку номер, с которого он звонил, как «звонок из космоса». Во втором полете появился «звонок из космоса 2». Сейчас же каждый день на экране моего телефона высвечивается надпись «звонок из космоса 3». И в каждом полете номера эти разные!

«Космическая» связь устроена таким образом, что я, да и вообще никто на Земле, не могу позвонить на МКС. Кстати, на прошлой неделе российские СМИ буквально лихорадило: они дружно перепечатывали информацию о том, что «космонавту Олегу Новицкому на МКС дозвонились телефонные мошенники». Как только это прочитала, сразу отправила скрины мужу, и мы с ним посмеялись.

На самом деле журналисты, как это часто с ними бывает, просто не так поняли слова моего мужа, вернее, не так интерпретировали их. Говоря о телефонных мошенниках, супруг имел в виду, что ему поступали подобного рода звонки, когда он еще находился на Земле, до старта. Между прочим, свои телефоны космонавты перед полетом оставляют дома — и Олег не исключение, в космосе они им без надобности.

Но вернусь к Музею космонавтики. Наши семейные фотографии тоже представлены на одной его экспозиции, повествующей о том, как космонавты во время полета общаются с семьей по видеосвязи. И даже приведены цитаты из моего «Дневника...». Узнала об этом от своей приятельницы Лены Костюк (мы вместе служили в Буденновске). Она учительница и ходила как-то со своим классом на экскурсию в Музей космонавтики, там и увидела наши фото. А недавно, когда меня пригласили туда на интервью, я и сама смогла их увидеть.

Журналисты частенько спрашивают и Олега, и меня, как мы с ним общаемся во время полета. Да и на различных встречах этот вопрос обязательно звучит. И многие удивляются, когда узнают, что космонавты могут позвонить на Землю с борта МКС. Я всегда говорю: чтобы муж мог позвонить мне с орбиты, должны выполниться три условия. В этот момент у станции должна быть связь с Землей, у Олега должно быть свободное время в его плотном графике и желание позвонить. Много раз бывало, что он звонил всего на полминутки или на минутку в перерывах между делами, просто, чтобы узнать, как у нас дела. Я отвечала, что все хорошо, а он говорил, что полетел дальше работать. И все... Просто услышали голоса друг друга...

А например, Владимир Васильевич Коваленок, когда брала у него интервью, рассказывал, что во время его полетов семью раз в неделю приглашали в ЦУП на сеансы связи. Поначалу была только радиосвязь, а потом появилось и видео. А по этому поводу вот какая интересная история. Во время его третьего полета к ним на встречу пришли Ирина Понаровская и Игорь Лученок. А у космонавтов отказала приемная видеокамера, то есть Земля их видела, а космонавты Землю нет. Была весна, май. И, зная характер Ирины Понаровской, Коваленок подумал, что она пришла в ярком платье. И сказал: «Ирина, какое весеннее красивое платье!» И, представляете, угадал. А экипаж на станции тогда выращивал орхидеи. Он повернул камеру к оранжерее и произнес: «Дарим вам этот цветок».

В ЦУПе на тот момент уже знали, что космонавты их не видят. Но сеанс экипаж провел просто великолепно. И после его завершения специалисты прислали радиограмму экипажу: «Вам присвоено звание заслуженных артистов ЦУПа».

У нас недавно тоже была похожая ситуация. Сейчас над Москвой вечерние пролеты МКС, и я каждый вечер (когда ясное небо) смотрю на нее. Среди недели, поскольку пролеты поздние, Рита уже спит, а в выходные я ей разрешаю лечь попозже, и мы вместе «наблюдаем за папой». И вот в прошлые выходные, увидев на небе яркую фасолинку, Ритуха начала махать руками и выкрикивать: «Папа, папа!» А потом спросила: видит ли он ее? Мы ответили, что, конечно, видит. Тогда она решила показать ему свою новую игрушку, которую ей на днях подарила директор Музея космонавтики Наталья Витальевна. Подняла ее над головой со словами: «Папа, ты видишь мою собачку?» Я тут же написала Олегу на электронку, что мы наблюдаем, как он летит над нами, а Рита показывает ему собачку. И чтобы завтра, когда он позвонит нам, сказал ей, что видел все это. И вдруг муж позвонил. Оказалось, он заранее посмотрел время, когда будет пролетать над Москвой. Я успела ему шепотом пересказать то, о чем писала. Он быстро сориентировался: «Ритуха, я вижу, как ты машешь мне!» А я тут же попросила ее: «Подними повыше свою маленькую черно-белую собачку, покажи ее папе!»

«Ой, а что у тебя в руках? — продолжил Олег. — Игрушка? Подожди, попробую рассмотреть какая. Вроде похоже на маленькую собачку!» Рита так радостно смеялась и была в полном восторге от происходящего. Да и мы тоже. А Яна потом сказала папе, что мы присваиваем ему звание заслуженного артиста семьи Новицких.

Источник: Сельская газета


23 июля 2021 года

Сейчас случаи уклонения МКС от мусора участились, а ведь еще лет пятнадцать — двадцать назад, это было, можно сказать редкостью. Буквально на днях я прочитала, что в прошлом году российской Автоматизированной системой предупреждения об опасных ситуациях в околоземном космическом пространстве (оказывается, есть такая) было зафиксировано аж 220 опасных сближений МКС с другими объектами. И, чтобы предотвратить столкновение, дважды приходилось корректировать орбиту станции.

Я как-то беседовала с Антоном Шкаплеровым, который в октябре должен будет прилететь к Олегу на МКС, и в числе прочего, мы затронули и эту тему. Антон сказал тогда: «раньше за полугодовую экспедицию было всего одно уклонение, сейчас, если не каждую неделю, то раз в месяц мы уклонялись.»

Что такое космический мусор? Обломки старых спутников, части космических ракет и т.д. Каждый такой элемент имеет свой базовый номер, отслеживается. Если уклонение расчетное, то это не так страшно, станцию просто поднимают вверх. Но бывает и внеплановое. Как раз о таком моменте мне и рассказал мой собеседник.


21 июля 2021 года: космонавты живут и работают на орбите по четкому расписанию

А вы знаете, что космонавты живут и работают на орбите по четкому расписанию, где прописано каждое их действие, будь то завтрак, занятия спортом, приватная видеоконференция с семьей (приватка) или проведение научного эксперимента? Но сначала расскажу одну историю.

Во время первого Олегова полета у нас получилась такая интересная ситуация. Мы с Аллой, женой Жени Тарелкина, с которым муж летал, решили объединить наши приватки. А что? Вместо одной у нас их будет целых две! К тому же я давно не видела Женю, она — Олега, посидим вместе, поговорим обо всем. Я тут же, не откладывая, что называется, в долгий ящик, связалась с девушками из группы психологической поддержки и озвучила нашу идею. Но... не тут-то было. Оказалось, что в то время, когда у моего мужа запланирована видеоконференция с семьей, Женя не сможет присоединиться к разговору, так как будет занят проведением экспериментов. И в то время, когда приватка у Жени, у Олега тоже какие-то работы.

Вот так вот! А ведь я на тот момент знала, что день у них расписан буквально по минутам, даже писала об этом в своем «Дневнике...», который уже тогда начала вести на сайте Роскосмоса. Но как-то не сообразила. Решила, что если нам так удобно, то и они подстроятся под нас.


17 июля 2021 года

В ночь с 13 на 14 июля «Казбеки» преодолели «экватор» своей космической экспедиции — 95,5 суток. Олег написал на своих страничках в соцсетях, что за это время они пролетели более 42 млн километров! А сегодня ровно сто дней с начала третьей космической командировки моего мужа. Сто дней невероятно ответственной, трудной, опасной работы в замкнутом пространстве в коллективе из семи человек...

Когда весной прошлого года все в нашей стране «сели» на самоизоляцию, СМИ сразу же вспомнили про космонавтов. Ведь кто, как не они лучше знают, как вести себя в подобной ситуации. У Олега телефон буквально разрывался, думаю, что и у других ребят тоже. Он постоянно давал интервью и комментарии, делился, что называется, опытом, как жить и работать в таких условиях. А я вольно или невольно слышала его ответы на вопросы и советы, которыми он щедро делился.

Самое главное в такой ситуации, по мнению моего мужа, не ныть. Нужно составить план на неделю — в этот день я сделаю то-то, в другой то-то. И — вперед. Точно так же космонавты работают на орбите. С Земли приходят радиограммы с перечнем работ, и ребята выполняют поставленные задачи. И так изо дня в день.


13 июля 2021 года: вода на МКС

Пристыковавшийся недавно к Международной космической станции грузовой корабль «Прогресс МС-17» в числе прочих грузов доставил на борт 420 литров воды. Она используется на орбите и для питья, и для обеспечения жизнедеятельности космонавтов (например, при приготовлении, вернее, восстановлении еды из сублиматов, будь то кофе, суп, каша или омлет), и для гигиенических нужд, а также для функционирования некоторых систем станции.

Один из ее источников на станции — система «Родник», представляющая собой две большие 210-литровые емкости с питьевой водой. Вот и получаются те самые 420 литров, которые прилетают на «грузовике». Вода в «Роднике» — аварийный запас на тот случай, если выходит из строя система ее регенерации из конденсата атмосферной влаги. Эту систему иногда еще называют устройством по превращению мертвой воды в живую.

Атмосферная влага проходит в ней несколько ступеней фильтрации до состояния дистиллированной воды. Затем в нее добавляют кальций и магний (не только для пользы, но и для вкуса) и серебро, чтобы сохранить воду свежей. Интересный факт: вода на орбите не хлорируется, как на Земле, а йодируется. На МКС же отказались от использования хлора из-за его агрессивности. Йод не только препятствует размножению бактерий и микробов, но и еще необходим для поддержания здоровья космонавтов.

Как-то наткнулась на информацию: за первые десять лет эксплуатации МКС с помощью этой системы регенерации получено более 20 тонн воды. Если пересчитать эту массу на грузовые корабли, то получается, что удалось сэкономить девять полностью загруженных баками с водой «грузовиков». Ничего себе! В таком случае выходит, что почти за 21 год (именно таков возраст МКС) экономия составляет более 40 тонн! Очень внушительная цифра.


9 июля 2021 года

Сегодня ровно три месяца космической вахты «Казбеков». Первый космический полет Олега состоялся на корабле «Союз ТМА-06М». Шифр модификации означает «транспортный модифицированный антропометрический модернизированный». Уф, выговорила 😊Для меня все же проще произносить аббревиатуру.

Второй раз муж стартовал на корабле «Союз МС-03». МС — это модернизированные системы. По словам специалистов, это даже не модификация, а абсолютно новый корабль, вернее, его начинка. Первым на «Союзе» этой модификации пять лет назад полетел экипаж Анатолия Иванишина, куда входили Такуя Ониси и Кэтлин Рубинс. А Олег с Пегги и Тома тогда их дублировали. Сейчас же Олегов экипаж снова был доставлен на борт МКС «Союзом» этой же модификации с серийным номером 18.

На днях мне написал наш с Олегом знакомый из Беларуси Сергей Курило и передал привет с вершины Казбека всем «Казбекам» (без тавтологии здесь никак). Сергей участвовал в восхождении на этот пятитысячник и прислал мне несколько потрясающих фото, которые я тут же отправила в космос. А еще он поднял на вершину флаг с эмблемой экипажа и пообещал передать его нам! Это будет очень ценный экспонат в нашем семейном космическом архиве.


6 июля 2021 года

Слышали когда-нибудь фразу: «Никто кроме НАЗ не спасет!»? Я слышала. О чем она? Что такое НАЗ? Это носимый аварийный запас космонавтов — тот минимальный набор самых необходимых вещей, который нужен экипажу, чтобы выжить в случае аварийной посадки.

Если я правильно помню, то состоит НАЗ из трех частей, каждая из которых закреплена за одним из членов экипажа. Все содержимое можно условно разделить на четыре категории: средства оказания первой помощи, средства сигнализации, средства обеспечения жизнедеятельности и средства ориентирования. А если подробнее... Кроме девяти наборов с продуктами НАЗ включает в себя лагерное снаряжение, воду, теплозащитные костюмы — ТЗК — и гидрокостюмы «Форель» (на случай приводнения), аптечку и средства связи. Кстати, радиостанция с источником питания и антенной входит в ту часть, которая закреплена за командиром.

Пистолета и патронов для охоты в сегодняшнем космическом НАЗе нет, а вот мачете есть. И это не просто нож — его смело можно назвать многоцелевым инструментом. С его помощью получится и дров для костра нарубить и веток для укрытия, и открыть бочонок с водой...

Если же говорить о продуктах, то все они высококалорийные и не вызывающие жажду. Мне, кстати, доводилось кое-что пробовать из этой еды. Что могу сказать? Это из разряда — довольно вкусно, но каждый день есть не будешь 😊


2 июля 2021 года

Перед третьим полетом, как и перед прошлыми двумя Олегу выдали памятку «Личные вещи членов экипажа», где четко прописана процедура их подготовки и на выведение корабля и на возвращение. Мне кажется, за годы, прошедшие с первого полета, который состоялся в 2012 году, в требованиях ничего не поменялось. Все тот же один килограмм объемом не больше литра, все те же двенадцать пунктов того, что можно брать с собой на орбиту, и десять пунктов, что нельзя.

Естественно, колющие и режущие предметы, оружие, наркотики, химреактивы и табачные изделия под запретом. А вот один пункт меня все время удивляет, даже вызывает улыбку. Не разрешается в состав личных вещей включать живые существа и растения. Неужели у кого-то из космонавтов могла возникнуть мысль, даже чисто гипотетически — взять с собой какое-то живое существо (даже не знаю, кто это может быть)? Кроме того, под запретом продукты питания, напитки и, конечно, алкоголь.


28 июня 2021 года

С 28 июня 2019 года к Олегу можно обращаться «шевалье», поскольку он стал кавалером Ордена Почетного Легиона Франции.

«Рада вручить Олегу Новицкому, Герою России, летчику-космонавту РФ знаки отличия кавалера ордена Почетного легиона», — сказала в своем выступлении на торжественном приеме в стенах французского посольства в Москве посол Французской Республики в Российской Федерации Сильви-Аньес Берманн.

Такой чести удостаиваются очень немногие за выдающиеся гражданские и военные заслуги перед Францией. А решение о награждении принимает лично Президент страны. Таким образом Франция отметила роль моего супруга в укреплении отношений между странами в области космонавтики.


25 июня 2021 года

Какие у вас любимые духи? Какие нотки должны преобладать в аромате, чтобы он запал вам в душу? Лаванды? Цитруса? А может быть, сандалового дерева? Если же вам нравится сочетание нот озона, горячего металла и жареного стейка, то вам нужны духи «Запах космоса». Оказывается, такие существуют! Их изобрел химик и фармацевт Стив Пирс.

По информации американских СМИ, еще в 2008 году у NASA с ним был пописан контракт на создание «Запаха космоса». В то время Стив воссоздал запах внутреннего пространства станции «Мир». В процессе работы химик расспрашивал астронавтов, с чем у них ассоциируется запах космоса. Я хоть и не химик, но тоже в своих интервью иногда задаю ребятам такой вопрос 😊 Да и сами космонавты и астронавты в своих интервью часто рассказывают, чем для них пхнет космос.


21 июня 2021 года: моя «фасолинка» в звездном небе

Я думаю, многие люди любят смотреть на ночное небо, любоваться звездами и отыскивать знакомые созвездия. Если повезет, то можно увидеть падающую звезду и загадать желание. А вот то, что при определенных условиях невооруженным глазом на вечернем или утреннем небосклоне можно наблюдать пролетающую над нами МКС, знают, мне кажется, немногие. Хотя читатели этой моей колонки или моего «Дневника жены космонавта», который я веду на сайте Роскосмоса, должны знать. Я много раз писала об этом. МКС похожа на небольшую яркую овальную точку, фасолинку, как я ее называю, движущуюся с запада на восток.

Итак, Международная космическая станция. Грандиозный научно-технический проект современности, функционирующий на высоте более 420 километров над Землей. Ее первый российский модуль «Заря» был запущен 20 ноября 1998 года, затем последовали американский «Юнити» и наш «Звезда». А с 2 ноября 2000-го станция стала постоянно обитаемой (до этого она была лишь эпизодически посещаемой). В состав первой экспедиции вошли Уильям Шепард (он стал первым командиром МКС), Юрий Гидзенко и Сергей Крикалев.


20 июня 2021 года

За несколько месяцев до старта один наш хороший знакомый Станислав (у него есть увлечение – он коллекционирует книжки-малышки, как я их называю) обратился к Олегу с просьбой написать предисловие для миниатюрной книги А.И. Кармишина «Посланники планеты Земля. Фотоальбом». Муж, конечно, согласился:

«Книга является неотъемлемой частью жизни каждого человека. Как бы банально это не звучало. Кто-то читает мало, кто-то много, кто-то только по необходимости, а кто-то не представляет своей жизни без книги. Я говорю сейчас не об электронной книге, которая все прочнее входит в нашу жизнь, а о старой доброй бумажной…

Это может показаться невероятным, но на Международной космической станции есть небольшая библиотека. Правда, это всего чуть больше десятка книг, но они там есть! Собиралась эта необычная библиотека все двадцать лет, что существует МКС. Нужно сказать, что доставка груза на орбиту стоит чрезвычайно дорого. Каждому космонавту разрешается взять с собой в полет не более одного килограмма личных вещей – здесь каждый грамм на счету!

Кроме того, один, два или три раза за полугодовую экспедицию к нам прилетают грузовые корабли, которые наряду с различным оборудованием, кислородом и продуктами доставляют и посылку от семьи весом примерно 5 кг. Эту весточку с Земли мы очень сильно ждем! Наши родные долго и тщательно собирают подобные посылки. Наряду с разными «вкусняшками» типа сухофруктов, конфет и соков обязательно кладут туда письма и иногда книги. Правда, они должны быть небольшими и легкими.


17 июня 2021 года

В прошлом году на нашу серебряную свадьбу Олег был в очередной командировке в Америке. Я тогда написала, что бокал мы в этот день обязательно поднимем, правда, по видеосвязи. Нам к такому формату отмечания праздников не привыкать. Сегодня он в космосе... Подарок от него уже прилетел по электронке — наше фото на фоне Земли, мое поздравительное сообщение тоже отправлено адресату. Вечером Ритуха, вернувшись из садика, нарисует папе рисунок, который я сфотографирую и пошлю на орбиту.

А ровно 26 лет назад в этот самый день мы в Червенском ЗАГСе сказали: «ДА!». В те дни в новостях очень много показывали Буденновск, 14 июня банда Басаева вошла в город, расстреляла автобус с военными, штурмовала здание УВД, захватила больницу и удерживала в ней заложников. Мы знали, что в городе стояли полки штурмовиков и вертолетчиков. И именно военные вместе с милиционерами встали на защиту и приняли на себя первый удар. Я помню, наши мамы тогда смотрели телевизор и говорили: «Как страшно! Не дай Бог!». Тогда мы еще даже представить не могли, что всего через пять месяцев Олег сам попросит направить его в этот печально известный город. Там был боевой полк, а значит летающий. В стране было тяжело с керосином, большинство самолетов стояли «на приколе». А муж не мыслил себя без неба. Моя мама тогда уже практически договорилась, чтобы мы поехали служить в тихое спокойное место под Ленинградом. Но Олег решил по-другому...


15 июня 2021 года: зачем космонавта накануне полета погружают в специальную ванну и заливают гипсом?

Слышала, что, когда космонавту изготавливают полетный скафандр, необходимо снять около 72 мерок! А как иначе? Ведь во время старта и посадки ребятам в них должно быть не только удобно, но и безопасно. Изготавливать его начинают примерно за 18 месяцев до полета.

Когда в 2012 году брала интервью у легендарного летчика-испытателя Марины Попович (Мадам МиГ, как ее называли), то в беседе коснулись и трагической страницы истории нашей пилотируемой космонавтики — гибели экипажа в составе Владислава Волкова, Виктора Пацаева и Георгия Добровольского. Марина Лаврентьевна тогда сказала мне: «Нам объявили, что произошла разгерметизация и экипаж погиб. Представляете, они полетели в спортивных костюмах! Я на высоту 18 километров летала в высотно-компенсирующем костюме, а они... Как я тогда плакала...».

Да, космонавтика беспечности не прощает... После этого случая все космические полеты осуществляются исключительно в скафандрах. Более того, если на орбите космонавты выполняют перестыковку (как-нибудь расскажу об этом поподробнее), то весь экипаж садится в корабль в скафандрах.


13 июня 2021 года

На днях Олег выставил на своих страничках в соцсетях интересное фото — как он проводит эксперимент под названием «Пилот-Т». Этот эксперимент «предназначен для исследования надежности профессиональной деятельности космонавта в длительном космическом полете». Во время второй своей экспедиции муж тоже участвовал в нем, но вот фото, мне кажется, не делал. По крайней мере я не видела.

В нашем семейном архиве скопилась целая коллекция снимков, на которых Олег запечатлен с разнообразными медицинскими приборами, весь опутанный проводами, с наклеенными на него большим количеством датчиков, в каких-то невероятных «головных уборах», с различными масками (иногда похожими на респиратор) на лице и т.д. Причем сделаны они как в космосе, так и на Земле — и до, и после полета.

Во время полета каждый космонавт проводит порядка пятидесяти экспериментов. Некоторые длятся годами, и ребята, отправляясь в очередную экспедицию, снова принимают в них участие. Например, «Пилот-Т», о котором я уже упомянула.