РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

05.04.2017 18:08

ФРАНК ДЕ ВИННЕ: «НАША ЦЕЛЬ - ИЗУЧАТЬ И ОСВАИВАТЬ ТЕХНОЛОГИИ ДАЛЬНИХ ПОЛЁТОВ»

Европейское космическое агентство (ESA) было и остается надежным партнером России по целому ряду проектов, однако акцент этого сотрудничества изначально был смещен в сторону непилотируемой космонавтики. Собственный центр по подготовке космонавтов в ЕSА был создан только 1990 году, в Кёльне (Германия). Сегодня начальником центра является космонавт ЕSА, участник трёх экспедиций на кораблях «Союз», первый Европейский командир МКС Франк Де ВИННЕ. На встрече в Москве с участниками Первой международной профильной космической смены РОСКОСМОСА «СПУТНИК-60», которая проходит в Международном детском центре «Артек» с 5 по 26 апреля 2017 года, он пообщался с ребятами, а также ответил на вопросы специалистов РОСКОСМОСА.

 

- Господин Де Винне, как вы оцениваете инициативу космической смены - собрать вместе увлеченных космосом детей из разных стран?

 

- Это очень хорошая идея, потому что, мы все знаем, что космос объединяет страны и людей. Даже во время «холодной войны», несмотря на многие факторы того времени, была осуществлена миссия «Союз-Аполлон». Тогда русские космонавты и американские астронавты протянули друг другу руку дружбы в космосе. Мы также знаем, что будущие исследования и миссии, в том числе лунные и марсианские, планируются как совместные международные проекты. Поэтому идея собрать вместе детей из разных стран, чтобы они вместе могли думать и строить планы, связанные с космосом - это очень хорошая идея.

 

- Может ли стать Артек местом, которое будет растить будущих конструкторов и исследователей космоса?

 

- Конечно, то, что дети вместе участвуют в космической смене, еще не значит, что они все станут космонавтами, конструкторами или учеными. Но все равно работа в международной команде - очень интересна, и я уверен, что кто-то из ребят обязательно продолжит заниматься космосом и дальше. Если же устраивать подобные смены каждый год, то уже с детского возраста может быть заложена отличная традиция совместной работы, совместных проектов.

 

- Как вы видите развитие мировой космонавтики?

 

- У нас в Европе существует стратегия развития космонавтики. В первую очередь - это продолжение научных исследований на низкой околоземной орбите. Сейчас - это МКС. Потом - будет что-то еще. Следующий шаг для человечества - это полеты к Луне, и мы уже работаем с РОСКОСМОСОМ над конкретными проектами. Мы готовимся к реализации «Луны-27» («Луна-Ресурс») и потом будем искать новые возможности для сотрудничества. С другой стороны, мы работаем вместе с NASA по программе облета Луны кораблём «Orion». Таким образом, для нас следующий шаг - исследование Луны. Существуют программы по изучению и Марса, но пока это автоматические станции и космические аппараты. В настоящее время у нас совместно с РОСКОСМОСОМ реализуется программа «ЭкзоМарс». Это очень большая и очень важная для нас программа. И уже сейчас мы думаем о том, как доставить на Землю марсианский грунт.

 

- Страны мира думают над созданием орбитальной лунной платформы. Нужна ли человечеству такая станция? Или лучше сразу на Марс?

 

- Я думаю, что мы сейчас не готовы лететь на Марс. Нам еще очень много нужно изучить, исследовать. Поэтому, мне кажется, что лунная орбитальная система нам бы помогла изучить особенности пребывания там людей, на большом удалении от Земли. К примеру, мы знаем, что на МКС у нас есть космический корабль «Союз», который может при необходимости эвакуировать экипаж со станции. В дальнем космосе такой возможности для экипажа не будет. В изучении всех этих особенностей нам и поможет лунная орбитальная станция.

 

- Как вы относитесь к продлению работы МКС после 2024 года? Или человечеству нужна новая станция?

 

- То, что для меня очевидно, это, что мы должны продолжить летать на околоземную орбиту. Это нужно для продолжения отработки научной программы и всего того, что мы делаем в невесомости. То, что мы можем отработать с большей эффективностью у нас на орбите, не нужно делать на Марсе или Луне. Как это будет реализовано после 2024 года - большой вопрос. Мы его изучаем, и через три-четыре-пять лет будем знать, как мы будем работать дальше. Но в общих интересах (и для науки тоже), чтобы такая система существовала и после 2024 года.

 

- Недавно состоялся годовой российско-американский полет на МКС. Изучаете ли вы возможность годового полета?

 

- Лично я - нет. В настоящее время я являюсь начальником центра подготовки ЕSА в Кёльне, и не буду участвовать в полётах. Конечно, у Европы есть желание осуществить долгосрочный полёт, но, боюсь, сейчас это невозможно. У нас не так много полетов, как в России – один в год. Тратить все ресурсы на один долгосрочный полёт - неэффективно.

 

- ИМБП планирует проведение эксперимента по длительной изоляции. Планируете ли вы такие эксперименты, и кто в них может принять участие?

 

- Сейчас мы не планируем такие эксперименты, но, как вы знаете, Европа участвовала в эксперименте МАРС-500. В дальнейшем мы планируем изучать и осваивать технологии, которые нам понадобятся на лунной станции. Все это - технологии дальних полётов - мы будем отрабатывать на МКС. Сейчас это находится для нас в большем приоритете, чем эксперименты по изоляции.

 

- Чтобы вы пожелали человечеству перед Днем космонавтики?

 

- Я хочу, чтобы все люди понимали, что у нас есть только одна Земля. Если мы посмотрим на Землю с МКС - там нет границ. Границы только на карте, сделанной нами - людьми. Поэтому у нас есть общий корабль, который летит в космосе. Это - наша Земля. Мы должны сохранить его на долгое время. Я бы хотел, чтобы все люди могли посмотреть на Землю как космонавт: она очень красивая, безграничная и, вместе с тем, очень хрупкая.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".