10 апреля 2017 года
10.04.2017 14:31
Когда я беру интервью у космонавтов, то иногда расспрашиваю их и о том, как происходит возвращение на Землю. Как они к этому готовятся, какие действия совершают в корабле, что чувствуют, из каких этапов состоит спуск, как ребята ощущают все эти моменты.
Готовиться к спуску космонавты начинают заранее. Первые тренировки проводятся примерно за месяц. А дней за пять совместно с инструктором, который находится на Земле, они подробно все проговаривают в канале связи. Берут в руки бортовую документацию и пошагово все еще раз повторяют. Эта тренировка занимает три – четыре часа. Они освежают в памяти то, что учили во время подготовки.
Сам по себе спуск – процесс длительный и состоит из нескольких важных этапов: расстыковка, построение ориентации, выдача тормозного импульса, разделение отсеков, вход в атмосферу, открытие парашюта и приземление. Это все эпохальные точки, на которые космонавты, по их собственному признанию, «крепко» реагируют.

Итак, расстыковка… Сначала цейтнот – надевание скафандров, проверка их герметичности и герметичности отсеков. Затем происходит физическое разделение объектов – корабля от МКС. Командир экипажа сообщает на Землю, что целостность стыковочного узла не нарушена. Затем начинаются различные технические моменты: экипаж проверяет, как работает датчиковая аппаратура, к которой полгода никто не прикасался. А Земля в это время волнуется.


Командир корабля безостановочно ведет репортаж. Комментирует все действия, за исключением тех немногих моментов, когда нет динамических операций. Но в это время он тоже не молчит – докладывает о самочувствии членов экипажа, о состоянии борта, о давлении внутри спускаемого аппарата.
После того, как космонавты убедились в правильности построения ориентации, они ожидают включения двигателя. В этот момент есть немного времени, чтобы посмотреть на Землю сквозь иллюминаторы. Многие ребята признаются, что впечатление у них совершенно не такое, какое было полгода назад во время полета на станцию. Два витка на спуске для них, как родные. В иллюминаторах они сразу же узнают места, над которыми пролетают. И нет нужды смотреть на глобус, чтобы понять, где ты находишься.
Включение двигателя – очень важная операция. От нее зависит, вернешься ли ты на Землю, или нет. Правильность выдачи тормозного импульса – это то, что гарантирует спуск с орбиты. На этом этапе очень много работы, нужно внимательно все контролировать и быть готовым в случае необходимости внести коррективы.
На спуске работа двигателя считается основным критерием контроля космонавтов. Вся ответственность за организацию принятия решения, за правильность контроля и восприятия лежит только на экипаже. В случае возникновения нештатной ситуации Земля помочь не успеет, и экипажу придется принимать все решения самостоятельно.
После того, как автоматика отключает двигатели, из искусственного спутника Земли корабль превращается в камень, падающий на Землю по баллистической траектории. Тут уже в работу вступают другие приборы, которые обеспечивают работу систем, чтобы корабль вошел в атмосферу плавно, и спуск прошел в автоматическом режиме. Вообще-то все режимы спуска – штатные, но автоматический считается наиболее благоприятным и для экипажа, и для Земли, поскольку он – прогнозируемый. Известно, где спускаемый аппарат вошел в атмосферу и где он приземлится. А от этого зависит время спасения экипажа.
Когда я брала интервью у Александра Самокутяева, то спрашивала его: «Как организмом ощущается момент вхождения в атмосферу?» Он рассказал, что «вхождению в атмосферу предшествует разделение. Ощущение, как будто начался Новый год, - хлопки и выстрелы. Это происходит отстрел бытового и приборно-агрегатного отсеков. Расхождение чувствуется и физически.
Момент входа в атмосферу очень характерен поведением спускаемого аппарата. С чем можно сравнить? Представьте, что вы – ребенок и едете на санках с ледяной горки. А в это время взрослый встал сзади на полозья и начал управлять ими. Примерно такое же ощущение и в момент входа в атмосферу – как будто кто-то начал управлять спускаемым аппаратам и немножечко притормаживать. Быстро нарастает перегрузка, становится трудно дышать и говорить. От трения в спускаемом аппарате повышается температура. Что касается визуальных ощущений… Для меня их просто не было. Вид Земли в ВСК (визир специальный космонавта) воспринимался мной, как опорная точка для построения и поддержания ориентации корабля в процессе спуска. Я сидел в центральном кресле, непрерывно вел репортаж и мониторил информационные табло».
Правда, как меняется цвет плазмы от буро-красного до яркого, как огонек, и обратно, командир корабля все-таки может видеть. Все это сопровождается ступенчатой перегрузкой, которая затем спадает. Кроме перегрузки вход в атмосферу сопровождается сильной вибрацией, как если бы ваша машина едет по хорошим кочкам на одних дисках, без шин. Прибавьте к этому сильнейший гул, больше, чем в метро.
Затем характерный звук и удар – это момент выхода строп и открытия парашюта, сначала вытяжного, затем основного. Снова перегрузка, сильнейшая болтанка и раскачка. Затем перецепка и закрутка. Экипаж все это чувствует физически и прекрасно понимает, что происходит. И вот они спускаются под парашютом. С ними связывается поисково-спасательный самолет, интересуются самочувствием экипажа и параметрами входа в атмосферу. Последнее важно для баллистиков, чтобы рассчитать координаты приземления.
Следующий этап – отстрел лобовой теплозащиты и выравнивание давления. Вертолеты ведут космонавтов до самой Земли. Начиная с высоты 450 метров, наступает режим «тишина» - нельзя разговаривать, чтобы не откусить себе язык и не сломать челюсть во время посадки. Руки скрещены на груди, бортовая документация лежит на коленях. Совсем чуть-чуть и… удар о Землю. Очень сильный. Все! Ты вернулся!
С возвращением на родную Землю, Сергей, Андрей и Шейн!