Ru En

Интервью

ИЗВЕСТИЯ. СЕРГЕЙ КРИКАЛЕВ: «ЛУНА - ЭТО ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ЭТАП»

19.10.2017 14:53

Россия и США подписали соглашение о создании Международной орбитальной окололунной станции. О перспективах участия России в этом проекте, завершении развертывания российского сегмента МКС и привлечении частного капитала в космическую деятельность «Известиям» рассказал исполнительный директор Госкорпорации «РОСКОСМОС» по пилотируемым космическим программам, летчик-космонавт, Герой СССР и России Сергей КРИКАЛЕВ.

 

- На Международном астронавтическом конгрессе в Австралии Россия и США подписали соглашение о создании Международной орбитальной окололунной станции. Расскажите, в чем цель этого проекта?

 

- Пока ни одна из стран не имеет гарантированного финансирования этого международного проекта. Обсуждение находится в первоначальной фазе, позволяющей оценить целесообразность ряда мер - чтобы каждая из стран-участниц впоследствии искала финансовые возможности для реализации задуманного. Сейчас речь идет о создании окололунной станции на высокоэллиптической орбите. Предварительно обсуждались разные варианты, включая строительство станции на низкой окололунной орбите. Естественно, если говорить о полете на поверхность Луны, то самым эффективным является прямой полет с Земли. Но выбран вариант, который дает больше возможностей для исследования дальнего космоса, сохраняя возможность высадок на поверхность Луны.

 

- Какое участие в проекте может принять Россия?

 

- Идет рассмотрение участия России в создании шлюзового модуля. Но в дальнейшем возможны разные варианты участия, в том числе и использование нашей транспортной системы - ракет-носителей и космических кораблей, участие наших автоматических аппаратов серии «Луна» в выборе мест высадки человека на поверхность. Сама Луна - это промежуточный этап движения к расширению пространства обитания человечества. Это полигон для отработки технологий вне магнитного поля и радиационных поясов Земли.

 

- Какие еще модули в будущем могла бы изготовить Россия, помимо шлюзового?

 

- Трансформируемый модуль - один из вариантов развития лунной инфраструктуры. Возможно создание Россией и дополнительного энергетического модуля.

 

- Когда к станции полетит лунная версия нашего корабля «Федерация»?

 

- Полет в сторону Луны на корабле тяжелого класса возможен, когда будет создан носитель сверхтяжелого класса.

 

- То есть после 2028 года?

 

- Да, корабль технически привязан к сверхтяжелой ракете.

 

- Сколько российских космонавтов может войти в экипаж окололунной станции?

 

- Пока такой вопрос не обсуждается. Но, скорее всего, ситуация будет такой же, как при обсуждении формирования экипажей МКС перед ее строительством. Всё будет зависеть от баланса вкладов, а поскольку сейчас финансирование со стороны каждой страны не просчитано, то разговор пока идет об инженерной оценке проекта.

 

- Будет ли Россия продолжать свою национальную лунную программу, если мы будем участвовать в Международной орбитальной окололунной станции?

 

- Эти программы - составные части друг друга. Есть наша лунная программа, есть американская, есть европейская. Конечно, они пересекаются. Когда мы говорим про международную программу, это значит «вместе», а не «вместо».

 

- Учитывая стоимость разработки сверхтяжелой ракеты, целесообразно ли для России создавать подобный носитель, а не пользоваться американской техникой?

 

- Вопрос экономической целесообразности на единичных проектах очень трудно оценивать. Предыдущий опыт говорит о том, что в космосе всегда нужны альтернативы. В программе МКС были две параллельные системы - шаттлы и корабли «Союз». Сначала предполагалось, что все ротации экипажей будут проводиться американскими челноками, а корабли «Союз» будут использовать как спасательные капсулы. Как только случилась катастрофа с шаттлом «Колумбия», все пересели на наш «Союз», который и сейчас единственный доставляет экипажи на МКС. Отсутствие резервных технологий в космосе может оказаться дороже, чем вклад в их создание. Если произойдет сбой и все останутся без доступа к развернутой у Луны инфраструктуре, экономические потери окажутся колоссальными.

 

- Сможет ли Россия содержать две станции - российский сегмент МКС и модуль окололунной станции?

 

- Партнеры по созданию окололунной станции понимают, что, уходя к Луне, бросать низкую околоземную орбиту нецелесообразно, здесь мы точно останемся. Будет ли это один свободнолетающий модуль, будет он посещаемым или постоянно обитаемым, пока обсуждается. Очевидно, что необходимо создавать более эффективные средства выведения, удешевлять доступ в космос, создавать системы с длительным сроком эксплуатации и минимальным обслуживанием, миниатюризировать системы станции, выделяя дополнительный объем на МКС, привлекать коммерческих пользователей, которые будут использовать станцию, взяв часть затрат на себя.

 

- Привлекать частников в окололунную станцию не планируется?

 

- Окололунная станция будет развиваться за государственный счет. Утверждения, что в США есть «главный инноватор всея Земли» Илон Маск, который станет двигать человечество за пределы низкой околоземной орбиты, нельзя воспринимать всерьез. Бизнес приходит только туда, где уже сняты большие риски. Пока мы учились запускать спутники, выходить в космос - риски были большие и никто, кроме государства, не мог потянуть такую задачу. Как только задачи становятся повторяющимися, когда становится понятно, как просчитать затраты и где получить прибыль, сразу подтягивается бизнес. Он будет приходить в освоение низкой околоземной орбиты, где всё стало проще и понятнее. А проекты, где ошибка может привести к возрастанию расходов в разы, - прерогатива государства.

 

- Чем можно привлечь частников на МКС?

 

- Сейчас часть ресурсов американского сегмента МКС отданы в пользование частных компаний. Ресурс продают потребителям, которым требуется провести эксперимент в космосе. Масштабы, правда, пока не те.

 

- Один из способов коммерциализации - доступ на станцию космических туристов. Россия заключила соглашение с ОАЭ о помощи в формировании отряда космонавтов этой страны. Предусматриваются ли полеты их космонавтов на российских кораблях?

 

- Это возможно. Они хотят отправить космонавта. Но программа, которую сейчас декларируют ОАЭ, подразумевает не единичный полет на орбиту, а построение полномасштабной системы доступа в космос. РОСКОСМОС готов оказать им помощь.

 

- С весны 2017 года численность российского экипажа МКС сокращена с трех человек до двух. Когда можно ожидать возвращения численности?

 

- Это произойдет после запуска многофункционального лабораторного модуля (МЛМ).

 

- Насколько оперативно после него к МКС могут быть отправлены следующие модули?

 

- Запуск следующего модуля возможен в короткие сроки после МЛМ, потому что он готов и находится на хранении в РКК «Энергия». Речь идет об узловом модуле. Следующий за ним научно-энергетический модуль (НЭМ) - в процессе производства. Его оболочка изготавливается по новой технологии - сваркой трением с перемешиванием. Поначалу производитель не мог обеспечить необходимую форму, но сейчас технология освоена. Сначала пойдет МЛМ, запуск узлового модуля - 2018 год. НЭМ пока стоит на 2019-й.

 

- В случае завершения эксплуатации МКС в 2024 году из этих модулей планировалось создать национальную Российскую орбитальную станцию. Планы сохраняются?

 

- Такое предложение было спровоцировано тем, что изготовление новых модулей задерживалось, а станцию предполагалось эксплуатировать изначально до 2015 года. Когда запуск МЛМ перенесли, возник вопрос, зачем его делать, если станции не будет. Возникла идея - отделить новые модули и на их базе строить российскую национальную станцию. Это была скорее защитная реакция отрасли. Сейчас партнеры по МКС сходятся в том, что в станцию вложено много средств - и, уничтожив такую платформу для научных космических исследований, создать ее заново будет тяжело. Думаю, что возобладает мнение о продлении ее работы и после 2024 года.

 

У меня сейчас прямо дежавю, ведь подобные разговоры в конце 1990-х годов шли о судьбе станции «Мир». Оптимально тогда было бы построить новую станцию на базе старой, т.е. добавить международные модули к станции «Мир». И даже если на «Мире» отказали какие-то системы, то осталась бы сама оболочка, которая держит объем и температуру, в ней можно находиться и работать. Ведь такой модуль тоже дорогого стоит, приносит новые знания. Например, через 10 лет эксплуатации на станции «Мир» потекла система терморегулирования. Мы начали разбираться, в чем дело, на ходу учились ремонтировать, хорошо, что она изначально была сделана ремонтопригодной. Полученный опыт тогда заложили в конструкцию новой станции - МКС. Опыт МКС, в свою очередь, мы используем на окололунной станции.

 

Дмитрий СТРУГОВЕЦ

https://iz.ru/659276/sergei-krikalev-luna-eto-promezhutochnyi-etap

Новости