Интервью

13.07.2018 15:20

ЦПК. АНДРЕЙ БОРИСЕНКО О «ВОДНОМ ВЫЖИВАНИИ»

Завершилась вторая неделя тренировок космонавтов и астронавтов по действиям после посадки на водную поверхность. Полный цикл «водного выживания» на базе Ногинского спасательного центра МЧС России прошли третий и четвёртый экипажи в составе космонавта Роскосмоса Олега Скрипочки, астронавта НАСА Кристины Кук и космонавта Роскосмоса Андрея Борисенко, астронавта НАСА Джессики Миер соответственно. О задачах данного вида экстремальной подготовки экипажей и степени его сложности рассказал пресс-службе ЦПК Андрей Борисенко:

 

— Андрей Иванович, тренировки по «водному выживанию» короткие по времени, если сравнивать, скажем, с «зимним» или «пустынным выживаниями». Можно сказать, что они из-за этого проще?

 

— Каждое «выживание», где бы и по какой программе оно не проходило, должно быть выполнено правильно, т. е. с соблюдением всех инструкций и требований. Поэтому даже лёгкая на первый взгляд тренировка таит в себе определённые сложности. Конечно, в эмоциональном плане «водное выживание» у многих космонавтов проходит легче ввиду короткого времени, но с точки зрения физических нагрузок оно довольно тяжёлое.

 

— Погода сейчас в Подмосковье не радует жарой, несмотря на середину лета. Ветер, дождь не мешают отрабатывать действия после «приводнения»?

 

— Наоборот, сейчас погода самая оптимальная для нас, потому что внутри спускаемого аппарата (СА) температура выше. Жара и качка, которые были всегда, когда мы проходили выживания на море, провоцируют расстройство вестибулярного аппарата в больше степени, чем при прохладной погоде.

 

— «Морские выживания» были сложнее, чем сейчас на подмосковном водоёме?

 

— Когда под тобой глубина 25 метров — это более эмоционально нагруженный процесс. И разница, безусловно, есть, когда СА качают морские волны или когда его раскачивают водолазы (смеётся). На море выживание сложнее, жёстче, и опыт, который при этом получает экипаж, более полный. Практически там у нас было реальное «приводнение» с той условностью, что СА выгружали с корабля, который его транспортирует. Надеюсь, придёт время, и наши «морские выживания» восстановят в полном объёме — так, как их проводили раньше.

 

— Что для вас самое важное в такой подготовке?

 

— Главная задача подобных «выживаний» — формирование у экипажа уверенности, что даже если случится непредвиденное, мы благополучно из этого выйдем. И потом, в любой нештатной ситуации нужно не раздумывать, как тебе поступить, а действовать. На тренировках мы формируем и поддерживаем навыки, позволяющие быстро и правильно реагировать в экстренных случаях.

 

— На каком языке написана инструкция по «водному выживанию»? Как наши иностранные партнёры изучают матчасть?

 

— Вся бортдокументация корабля «Союз» написана на русском языке. Поэтому наши американские коллеги усердно изучают русский язык — и в Хьюстоне, и в ЦПК. И, надо сказать, многие хорошо им владеют. Во время «выживания» мы переговариваемся на русском языке. Но если возникают сложности восприятия информации, переходим на смешанный русско-английский, чтобы добиться полного понимания процесса.

 

— Андрей Иванович, вы уже в пятый раз прошли испытание водой. После общекосмической подготовки наши космонавты проходят эти тренировки вновь для сплочения сформированного экипажа?

 

— Это с одной стороны. А с другой, любой навык, которым ты не пользуешься — а в обычной жизни, к счастью, мы не прибегаем к полученному на «выживаниях» опыту — имеет свойство утрачиваться. Поэтому их нужно периодически вспоминать. Просто времени на восстановление навыков потребуется гораздо меньше, чем для их первоначального формирования. Поэтому для опытных космонавтов такие тренировки проходят легче, чем для новичков.

 

— В какой момент реального космического полёта вы можете подумать, что придётся «приводняться»?

 

— Мы готовы к подобному всегда, поскольку нештатная ситуация может случиться как на первых минутах полёта, так и на последних, когда кажется, что ты уже дома, а на самом деле попадаешь в такие вот условия.

 

— А после полугодового пребывания в космосе реально выполнить все операции по спасанию экипажа?

 

— Безусловно, длительный космический полёт внесёт определённые сложности в выполнение такой циклограммы. Навыки, сформированные на тренировках, в случае необходимости будут точно также применяться, но дольше по времени. Хотя человек — существо очень интересное, и вполне возможно, что в условиях повышенного риска сможет вести себя более собрано, быстро и будет меньше зависеть от физической кондиции. Но, конечно, мы надеемся, что приобретённые на «выживаниях» навыки никогда не пригодятся нам ни в профессиональной, ни в повседневной жизни.