Новости

#ЦПК#главное#пилотируемая космонавтика#Союз МС-13
20.06.2019 10:15

Новый экипаж сдал экзамен по ручному управляемому спуску

Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина

У участников основного экипажа 60/61-й длительной экспедиции на МКС — Александра Скворцова (Роскосмос) и Луки Пармитано (ESA) — прошла экзаменационная тренировка по ручному управляемому спуску на тренажёре ТС-7, расположенном на базе центрифуги ЦФ-7.

Данный тренажёр имитирует перегрузки, которые космонавты и астронавты испытывают при возвращении на Землю в спускаемом аппарате (СА), когда он входит в плотные слои атмосферы. Билет для каждого члена экипажа состоит из четырёх режимов ручного управляемого спуска с различными начальными условиями, о которых экзаменуемый узнаёт уже в процессе тренировки. Экзаменационная комиссия оценивает действия космонавта/астронавта по каждому режиму с учётом перегрузок и дальности от расчётной точки посадки.

«Этот экзамен сам по себе необычен, потому что режимы разнообразны и не знаешь, в какую ситуацию попадёшь, — отметил командир корабля „Союз МС-13“ Александр Скворцов. — Конечно, у нас есть определённые наработки, опыт, как правильно строить кривую посадки, но всё равно бывают нюансы. Например, сегодня четвёртый режим был для меня немного неожиданным — недолёт с достаточно большими разбросами, пришлось управлять очень динамично».

Максимальные перегрузки, которые перенесли космонавт и астронавт — 5 g. «ЦУП рассчитывает, когда аппарат должен зайти в атмосферу, и от этого строится управление, — пояснил инструктор ЦПК Вячеслав Скакун. — Но если вдруг произойдут какие-то неполадки, можно промахнуться, и заход корабля в атмосферу произойдёт позже или раньше. А каждая секунда промаха в атмосфере, если не предпринимать каких-либо действий, будет равна 8 км по земле. Т.е. минутой позже — и уже перелёт 480 км. А СА должен приземлиться там, где их ждут поисково-спасательные службы. Допустимый промах на экзамене — не более 30 км».

В билетах Александру Скворцову и Луке Пармитано попались как большие перелёты — 45-48 секунд, на которых как раз бывают сильные перегрузки, так и маленькие — 6-8 секунд. Но чем ближе к нулю, тем больше вариантов управления и тем труднее сделать правильный выбор.

«Сейчас мы тренированные, находимся в хорошей физической форме, поэтому перегрузки воспринимаются организмом хорошо, — рассказал Александр Скворцов. — Но если бы это был реальный спуск, после длительного нахождения в невесомости, я бы всё-таки поберёг экипаж и дал полегче перегрузки, перелетев на лишние пару километров. Благо, мне на практике применять ручной управляемый спуск не доводилось, всё проходило штатно».

Оба участника основного экипажа МКС-60/61 сдали экзаменационную тренировку на «отлично». Комиссия под председательством начальника 1-го управления ЦПК, Героя Российской Федерации, лётчика-космонавта РФ Валерия Корзуна отметила, что Александр Скворцов и Лука Пармитано летают уверенно, чётко, спокойно прогнозируя ситуацию.