Новости

#ЦПК#Главное#Пилотируемая космонавтика#Союз МС-15
21.08.2019 15:13

Новый экипаж показал отличное знание ручного управляемого спуска

Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина
Фото: ЦПК им. Гагарина Фото: ЦПК им. Гагарина

У участников основного экипажа МКС-61/62/ЭП-19 — Олега Скрипочки и Джессики Меир — сегодня, 21 августа 2019 года, прошла экзаменационная тренировка по ручному управляемому спуску на тренажёре ТС-7, расположенном на базе центрифуги ЦФ-7. Он имитирует перегрузки, которые космонавты и астронавты испытывают при возвращении на Землю в спускаемом аппарате, когда он входит в плотные слои атмосферы.

Билет для каждого члена экипажа состоит из четырёх режимов управляемого спуска с различными начальными условиями, о которых экзаменуемый узнаёт уже в процессе тренировки. Комиссия оценивает действия космонавта/астронавта по каждому режиму с учётом перегрузок и дальности от расчётной точки посадки.

«Сегодня на экзамене мы охватили весь диапазон возможностей, — отметил командир корабля „Союз МС-15“ Олег Скрипочка. — Был режим и с большим недолётом, два перелётных режима и один — близкий к штатному времени входа в атмосферу. Для каждого режима есть своя методика, которую мы отрабатывали ранее».

Максимальные перегрузки, которые сегодня перенесли космонавт и астронавт — 4,5-4,8 g. В билетах Олегу Скрипочке и Джессике Меир попались как большие перелёты — 40 секунд, на которых как раз бывают сильные перегрузки, так и маленькие.

«Перегрузки соизмеримы с реальностью, но твои ощущения отличаются, — пояснил Олег Иванович, за плечами которого уже два космических полёта. При старте и на посадке перегрузки примерно одинаковые, однако после длительного периода невесомости воспринимаются тяжелее».

Несмотря на то, что в реальном полёте режим управляемого спуска ни разу не использовался, командир корабля «Союз МС-15» отмечает, что нужно быть готовым ко всему. В частности, экипажу нужно будет перейти на этот режим, если отказал главный компьютер спуска, отвечающий за автоматическое управление после входа в атмосферу, или если промах составил больше 30 секунд. Каждая секунда промаха в атмосфере, если не предпринимать каких-либо действий, будет равна 8 км по земле, а спускаемый аппарат должен приземлиться там, где его ждут поисково-спасательные службы.

Задача экзаменуемых — при возникновении нештатной ситуации приземлить корабль максимально близко к заданной точке. При этом важно не превысить допустимые параметры перегрузок, действующих на экипаж во время приземления. Именно расстояние от заданной точки посадки и значения перегрузок, с которыми были выполнены режимы, являются критериями оценки экзаменационной комиссией действий операторов.

По итогам экзаменационной тренировки на центрифуге ЦФ-7 комиссия высоко оценила действия экипажа при выполнении ручного управляемого спуска и заключила, что Олег Скрипочка и Джессика Меир справились со всеми поставленными задачами на «отлично».