Интервью

#СМИ#Главное
18.09.2019 18:00

Интервью Дмитрия Рогозина агентству «Анадолу»

Генеральный директор Госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин в беседе с турецким агентством «Анадолу» прокомментировал перспективы сотрудничества России и Турции в оборонной и космической сферах.


— Турция создала свое национальное космическое агентство в конце прошлого года. Как вы оцениваете амбиции Анкары в космической сфере на фоне активного сотрудничества Турции и России?

 

— Турецкая Республика — большая современная страна, отстаивающая интересы в различных регионах мира. Это страна, которая участвует в крупных альянсах, влияет на ситуацию на Востоке и Западе. Поэтому неудивительно, что наступил период, когда Анкара осознала свои интересы в космосе. Это абсолютно естественный процесс. Многие государства устремились в клуб космических держав. Стремительно развивается Китай, активно наращивает свои усилия в освоении космоса Индия, проявляют повышенный интерес другие страны.

Космические агентства разных стран не имеют физических возможностей развивать программы в силу самых разных причин, например, географических или экономических. Но о космосе мечтают все. Мы с большим уважением относимся к интересу Турции к космической сфере. Если Анкара определит Россию в качестве стратегического партнера, мы будем этому рады.

 

— Во время визита президента Реджепа Тайипа Эрдогана на выставку МАКС-2019 вы заявили о готовности российской стороны помочь Турции отправить астронавта в космос к 2023 году. Как на это отреагировал турецкий лидер? Начались ли переговоры с Турцией по этому вопросу?

— Президент Эрдоган в ходе телемоста с Международной космической станцией (МКС) имел возможность поучаствовать в диалоге с российскиэкипажем, пообщаться с нашими космонавтами. Для любого человека это, безусловно, очень важное, незабываемое событие.

Сегодня Российская Федерация активно развивает свою пилотируемую программу, мы всегда были лидерами в этом вопросе, долгие годы именно наши корабли доставляли и продолжают доставлять на МКС международные экипажи. Мы готовимся к расширению рабочего пространства станции, в будущем году и в течение следующих нескольких лет собираемся отправить на Международную космическую станцию новые модули, которые расширят место для работы и жизнедеятельности российского экипажа.

Это создаёт дополнительные возможности для того, чтобы на МКС появились представители ведущих стран, которые интересуются развитием своей космической программы. В этом году «Роскосмос» планирует отправить на МКС международный экипаж вместе с космонавтом из Объединённых Арабских Эмиратов. Большой интерес к участию в совместных полетах проявляет и Саудовская Аравия, и другие мусульманские страны. Возникает вопрос — почему до сих пор нет турецкого астронавта? Поэтому предложение от «Роскосмоса» прозвучало абсолютно естественно. Мы хотели бы видеть турецких пилотов и других специалистов в нашем Центре подготовки космонавтов и готовы оперативно подготовить и основного астронавта, а также его дублера с тем, чтобы они в ближайшие годы могли отправиться на Международную космическую станцию.

Это не символическое действие, это большая тяжёлая работа, которая откроет для Турции возможности быть равноправным участником клуба мировых космических держав. Я считаю, что такой шаг полностью соответствует и здоровым амбициям, и национальным интересам Турции. Россия с удовольствием предоставит свои возможности для подготовки экипажа от Турецкой Республики. И мы будем рады, если такое решение будет принято.

Турецкий лидер ответил на наше предложение с большим позитивом, и теперь мы ждём уже его конкретных поручений космическому агентству и другим структурам власти Турции, чтобы такая работа началась. Я ещё раз повторяю — мы готовы!

 

— Если договоренность о сотрудничестве в космической сфере будет достигнута, успеет ли Россия подготовить турецкого астронавта к полету на МКС к 2023 году?

— Скоро будет большой юбилей турецкой нации. Мы считаем, что времени на подготовку экипажа Турции достаточно, чтобы в 2023 году отправить первого турецкого астронавта на Международную космическую станцию.

Сразу после посещения господином Эрдоганом авиасалона МАКС мы провели дополнительные консультации с турецкими коллегами, подтвердили свое предложение, попросили зафиксировать его в протоколе встречи и ждём ответной реакции. Уверен, что она будет позитивной.

 

— В последние годы Турция стала уделять особое внимание сфере технологического развития. Недавно «Роскосмос» объявил о готовности поделиться технологиями с Турцией. Что это за технологии и как вы смотрите на разработку совместных технологий?

— Мы начали сотрудничество с Турцией в очень чувствительных сферах. Представить себе такое раньше было сложно. Сотрудничество между Россией и Турцией находится на очень высоком уровне. Отношения на уровне народов всегда были близкими и тёплыми. Огромное количество россиян с удовольствием посещает Турцию, у нас много общего бизнеса. Мы — соседи, совместно с другими странами охраняем безопасность и экологию Чёрного моря.

Очень важным является сотрудничество по Кавказу, Балканам и другим регионам мира. А после того, как было заключено соглашение и подписан контракт на поставку системы С-400, наше сотрудничество вышло на новый уровень.

То, что мы передаём самые современные технологии Турции, говорит о многом. Мы знаем, какое давление выдержала Турция, проявив себя как очень достойное государство. Турция сделала то, что соответствует ее интересам вне зависимости от каких-то угроз и шантажа. Это очень достойный поступок, и во всем мире это оценили.

В российском обществе и среди моих международных партнёров все с большим уважением стали относиться к Турции и президенту Эрдогану. Подписание контракта — это важный шаг, и он может иметь продолжение.

В сфере авиации, например, Россия безусловно готова обеспечить поставки самых современных боевых самолетов для Турции, которые полностью смогут сформировать основу безопасности ее воздушного пространства. У нас очень хорошая боевая авиация. По стоимости она дешевле, а по эффективности — не уступает американской, а, возможно, даже более эффективна.

Ну и, конечно, космос — это тоже безопасность страны. Это не только гражданские программы, но и возможность видеть и слышать все, предвидеть многое. Для Турции это особенно актуально, поскольку страна находится в непростом окружении, от которого исходят угрозы, возникают риски ее безопасности. Поэтому сотрудничество с Россией в области развития орбитальной группировки космических аппаратов, способных делать детальную съемку и давать точные прогнозы развития ситуации, было бы очень выгодным для наших турецких коллег. В этой сфере мы готовы договариваться.

Кроме того, я считаю, что это нормально, когда у страны есть здоровые амбиции иметь собственные ракеты и средства выведения. Правда, здесь есть одна особенность — сама территория Турции не очень благоприятна для строительства космодрома.

Потому что при создании такого инфраструктурного объекта необходимо учитывать баллистику полета ракеты, которая имеет отделяемые части — первую ступень, вторую ступень. Эти ступени должны падать в тех районах, которые находятся под контролем страны, запускающей ракеты. В этом смысле у Турции есть выход из ситуации —сотрудничество на космодроме Байконур. 


Байконур — это Казахстан, дружественная и для Турции, и для России страна, близкий народ, тюркоязычный. Мы с моими казахскими друзьями уже говорили на эту тему. И если Турция сочтёт необходимым для себя создавать ракетные технологии, то мы готовы помогать двигателями, передачей определенных технологий.«Роскосмос» готов предоставить свои ракеты, чтобы Турция могла выводить свои космические аппараты. Причем это необязательно и даже не нужно делать с турецкой территории. Вместо этого мы могли бы сделать проект на три страны и воспользоваться уникальной инфраструктурой Байконура. Участниками такого проекта были бы Турция как страна, которая организует эти пуски, Россия, которая оказывает содействие в передаче технологий, и Казахстан, который предоставляет свой уникальный космический порт. Я думаю, это хорошая перспектива.

Говоря о передаче технологий, я бы на первое место поставил навигационные технологии ГЛОНАСС. Вы знаете, что Россия обладает глобальной уникальной навигационной системой, которая даёт высокую точность и имеет гражданское применение, например, для создания беспилотных транспортных машин, для контроля транспортных потоков, для контроля любых грузов, которые проходят через территорию страны. Можно было бы поставить вопрос о размещении на территории Турции наземных станций ГЛОНАСС, которые позволят сделать сигнал ещё более точным. Поставить эти станции в морских портах Турции, в аэропортах.

Мы готовы передавать соответствующие технологии, готовы подготовить турецких специалистов в наших высших учебных заведениях для того, чтобы вы своими силами могли осваивать данные технологии.

Мы могли бы поставить отдельные комплектующие к некоторым турецким проектам, например двигатели, системы управления и многое другое. Мы не видим здесь серьезных ограничений, и в этом плане Турция может рассчитывать на поддержку России.

 

— Турция наладила производство беспилотных летательных аппаратов. Видите ли вы потенциал технологического сотрудничества России и Турции в сфере военной авиации?

— Беспилотники — это, прежде всего, умная машина, которая должна долго держаться в воздухе и выполнять целевую задачу. Но сделать это невозможно, если нет понимания карты местности. Мы можем снабдить эту машину навигацией ГЛОНАСС для того, чтобы беспилотник точно ориентировался.

В любом случае технологии боевой техники: ракет, авиации, беспилотников должны быть основаны на возможностях, которые идут от космоса. Космос видит все, соответственно, ориентироваться нужно именно исходя из возможностей космических аппаратов, которые дают точные сигналы. Это и сигналы связи, ретрансляция связи, и поддержание постоянного контакта с беспилотником, и навигатор, и карта, по которой он двигается, видит объекты и на них реагирует. Наши беспилотные машины основаны на такой системе, поэтому мы полностью решаем свои задачи.

Борьба с терроризмом для Анкары так же важна, как и для Москвы.

Турция и Россия активно сотрудничают по ситуации в Сирии и видят существующие угрозы. Для Анкары они даже более острые, чем для Москвы, просто потому, что Турция — сосед Сирии.

Наши технические специалисты готовы представить любые решения, главное, чтобы была политическая воля. Мне кажется, что когда господин Эрдоган был в Москве, он эту волю демонстрировал всем — и турецкой нации, и российским гражданам, и руководству Российской Федерации, и вообще всему миру. Для России иметь Турцию в друзьях очень важно. Для Турции иметь Россию в друзьях также очень важно.

Многие века нас пытались сталкивать друг с другом, это была ошибка. Когда Турция и Россия вместе, мы можем сделать очень многое на благо наших народов. Поэтому «Роскосмос» готов участвовать в этой работе.

 

— «Роскосмос» недавно отправил робота по имени Федор на Международную космическую станцию. Как вы смотрите на будущие разработки в области космических технологий?

Космос для нас — это три основных направления: оборона, безопасность и наш стратегический потенциал.

Долгие десятилетия именно наличие в России стратегического потенциала и ракетных вооружений было основой стабильности и безопасности не только нашего народа, но и в целом в мире. Второе направление — это экономический космос. С помощью космической орбитальной группировки можно обеспечить высокое качество жизни людей и рост экономки. Третье направление — это наука, мы всегда будем пытаться ответить на вопросы, которые нас беспокоят — откуда мы пришли, куда мы двигаемся, одни ли мы во Вселенной или есть ещё какая-то жизнь за пределами нашей планеты.

В том числе поэтому мы сегодня активно развиваем робототехнические средства. В частности, «Роскосмос» провел успешное испытание — первым в мире использовал андроида, который проявил себя с наилучшей стороны. Из этой работы мы извлекли многие уроки и будем двигаться дальше.

Для чего в космосе нужны такого рода роботы? Робот никогда не станет полной заменой человека, но он может стать его надёжным помощником в ситуациях, когда деятельность космонавта сопряжена с риском для здоровья и жизни, а также работать там, где человеку вообще лучше не появляться. Подобный робот может выполнять задачи обеспечения деятельности орбитальных станций, освоения дальних планет, а человек, фактически воплощая себя в этой машине, будет находиться там, где присутствует робот.

В перспективе мы ожидаем дальнейшего развития высоких технологий, которые необходимы для создания компьютеров, способных находить ответы и давать подсказки космонавтам. Это — роботы, созданные заменять людей в определённых ситуациях и управляемые с помощью современных видов связи, например, с помощью лазера.

Космос создаёт уникальные технологии в целом для того, чтобы их потом можно было применять на Земле. Вот, представьте себе, например, простую вещь: Венера — это планета с колоссальным атмосферным давлением, которое намного превосходит земное. Но если мы сможем создать аппарат, способный работать на Венере, те же самые технологии мы сможем применять на дне Мирового океана, где похожее давление. Освоение космоса стало уникальным импульсом для развития технологий страны. Вот почему для Турции важно этим заняться. Одно рабочее место, которое создаётся в космической промышленности, автоматически создаёт ещё девять рабочих мест в других отраслях. Этот процесс является мощным стимулом для того, чтобы толкнуть вперёд науку, технологии и всю промышленность в целом.

Когда нация понимает, что она является членом клуба избранных наций, находясь в небольшом списке космических держав, это даёт ощущение достоинства и самоуважения. Я считаю, что Турция однозначно будет в этом списке, у вас все для этого есть. И если вам кто-то попытается помешать, мы вам поможем! Мы ждём ваших гёкмэнов (космонавтов — прим. ред.).