Интервью

#Русский космос#Интервью#СМИ
27.05.2020 16:16

Интервью Василия Гуднова

6 апреля 2020 года президент США Дональд Трамп подписал указ «О поощрении международной поддержки в области добычи и использования космических ресурсов». Этот документ, подчеркивающий намерения американцев идти своим путем в выборе правовых оснований для добычи ресурсов на Луне и других небесных телах, вызвал резкую реакцию официальных российских властей.

Почему в сложившейся ситуации лучшим ответом будет разработка и реализация собственной национальной космической политики и совершенствование национального законодательства в области космической деятельности, изданию «Русский космос» рассказал начальник отдела взаимодействия с международными организациями Департамента международного сотрудничества Госкорпорации «Роскосмос» Василий Гуднов.

***

— Василий Михайлович, как бы вы оценили реакцию российских официальных лиц на нашумевший указ Трампа?

— Я бы не называл оценки, которые МИД России и Госкорпорация «Роскосмос» дали положениям названного указа, резкой реакцией. Абсолютно адекватное высказывание по данному вопросу прозвучало и в комментарии пресс- секретаря Президента России: необходимо провести тщательный правовой анализ документа. Сославшись в опубликованном документе на отсутствие в настоящее время общепризнанных международно-правовых механизмов регулирования деятельности по освоению и использованию минеральных космических ресурсов, США заявили о неэффективности и противоречивости соответствующих положений двух международных договоров, которые входят в число источников и составляют основу международного космического права. Это Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 1967 г. и Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах от 1979 г. Ряд сделанных ими заявлений соответствует действительности, но выводы и решения весьма спорны.

— На ваш взгляд, о каких ресурсах и полезных ископаемых идет речь в указе? Как планируется их использовать?

— Я согласен с мнением ряда специалистов, что добывать и везти природные ресурсы Луны на Землю нерентабельно. Если только в рамках какой-то сверхзадачи, когда материальная выгода не является приоритетом: например, в условиях грозящей всему человечеству гибели. Гораздо интереснее использование таких ресурсов на месте в ходе реализации перспективных проектов освоения Луны и дальнего космоса: для строительства объектов космической инфраструктуры, их функционирования, создания систем жизнеобеспечения. К природным космическим ресурсам относятся не только полезные ископаемые. Участки лунной поверхности, представляющие интерес и пригодные для освоения, частотный и орбитальный ресурс — все они уникальны и конечны. Луна может рассматриваться не только как форпост для дальних космических исследований, но и как большая лаборатория для научных экспериментов и отработки технологий. Понимаете, освоение Луны все равно когда-нибудь начнется. Можно спорить о сроках, но это уже не из области фантастики, а скорее из обозримого будущего.

Представьте: вы разработали проект, инвестировали в него огромные средства в привязке к определенным зонам небесного тела, организовали экспедицию, а там уже разворачивается чья-то инфраструктура. И вам говорят: «Извините, занято» — и предъявляют некий документ о регистрации права собственности. При этом ваши конкуренты ссылаются на положения Договора 1967 г. о свободе доступа в космическое пространство, напоминают, что в отношении всех объектов в космическом пространстве сохраняется юрисдикция, права собственности запускающего государства, и не возражают, что вы имеете право посещать их объекты по согласованию. Вот только процедура этого согласования вряд ли вас устроит. Однако возразить вам будет нечего. Формально ни в каком захвате небесного тела обвинить другую сторону не получится. Кроме того, с ростом числа государств, разделяющих такой подход, возможность доказать свою правоту будет стремиться к нулю. Предпринимаемые нашими зарубежными коллегами действия не означают, что они уже завтра помчатся осваивать Луну. Тем не менее они последовательно готовят почву для этого: создают правовую основу, изучают и формируют общественное мнение, разрабатывают технические решения. Налицо системный подход.

— Что касается правового режима. Особый интерес вызывает упоминание в указе некоего «применимого права», в соответствии с которым американские компании получают юридические полномочия для работы на Луне. Что подразумевается под этим термином? И как эти полномочия могут быть реализованы на практике?

— Учитывая, что в международном праве нет прямого запрета на добычу и использование природных ресурсов небесных тел, а также нет ряда необходимых юридически значимых терминов и определений, относящихся к такой деятельности, американцы фактически провозгласили свободу действий для лиц, находящихся под юрисдикцией США, заниматься добычей и использованием природных космических ресурсов в соответствии с нормами общего (прецедентного) права.

Речь идет по сути о создании на национальном уровне некоего правового механизма, который обеспечил бы легитимность и возможность коммерциализации деятельности по добыче и использованию природных ресурсов американцами и их партнерами на Луне, Марсе и других небесных телах, с последующей его имплементацией на международном уровне. И здесь действительно обращает на себя внимание термин «применимое право». Не международное, а именно применимое. Попадают ли под это определение американцев существующие международные договоры, общепризнанные принципы и нормы международного права? Как видно из опыта, не всегда.

Представляется, что это также очередная попытка США создать прецедент транспонирования своего национального законодательства на международные отношения в области исследования и освоения космического пространства, которые до настоящего времени выстраивались в соответствии с нормами международного права. Занятая американцами позиция как бы поощряет коммерческую деятельность по освоению ресурсов Луны и предоставляет индульгенцию бизнесу, освобождая от необходимости обращать внимание на положения того же Договора 1967 г. В ней заложена гарантия государственной поддержки и защиты участников такой деятельности от международных исков. Если международные нормы не соответствуют интересам США, то они будут считаться неприменимыми — таков подтекст. Если мы внимательно посмотрим на внешнюю политику, роль и действия США в решении различных международных проблем, так было всегда. Указ Трампа — это далеко не первый шаг наших американских коллег по созданию условий для доминирования в космическом пространстве, и он является логичным продолжением на пути реализации принятой в США политики, направленной на обеспечение исключительно собственных национальных интересов. Российская Федерация и ранее, в том числе и на площадке ООН, неоднократно высказывалась: стремление отдельных государств, заявляющих о своем исключительном праве на свободу действий в космическом пространстве, может привести к серьезным межгосударственным конфликтам. К сожалению, многие страны стали отходить от принципа верховенства международного права во всех областях деятельности. Соответствующие международные нормы рассматриваются ими как ограничительные рамки в выборе методов и средств реализации собственной космической деятельности.

— В указе подчеркивается, что США должны принимать меры для международной поддержки своей позиции. С чем это связано?

— Американцы уверены в своей правоте, однако им необходимо признание избранной ими позиции и создание прецедентов, чтобы обеспечить легитимность своих действий по формуле общего права. Они отдают себе отчет, что некоторые их тезисы противоречат положениям подписанного ими Договора 1967 г. Сейчас будет происходить анализ мнений других государств с целью определить, есть ли оппоненты, способные противопоставить себя американской экспансии, и союзники, готовые примкнуть к ней. Используя тезисы о собственной исключительности и превосходстве, о наличии у США «наилучшего опыта», можно с уверенностью сказать, что далее последует попытка объявить придуманный США механизм по добыче и использованию космических ресурсов лучшим решением, достойным для подражания (отсюда и призыв в указе обеспечить международную поддержку) и для включения в свод документов международного космического права. США будут сотрудничать с теми, кто будет готов разделить американские подходы. В последнее время видны попытки США выстраивать отношения не в рамках международных проектов, где все участники равноправны, а по схеме «американский проект с международным участием», подразумевающей, что правила и нормы задает американская сторона. Далее будет попытка создать альянс и представить мировому сообществу некую правовую основу такой деятельности, сформировавшуюся де-факто.

— А слово «коммерческий» в указе Трампа вас не настораживает?

— Само по себе наделение американских компаний правами вести какую-либо деятельность не вызывает опасений. Это просто вопрос лицензирования того или иного вида работ. Проблема может возникнуть, когда будет определяться механизм реализации этих прав. В основном она будет заключаться в установлении и регистрации прав собственности на определенные участки небесных тел, на добытые ресурсы. Это неизбежно. Космические исследования требуют огромных вложений. Создавая условия для частных компаний, государство привлекает их к этой деятельности и тем самым перераспределяет финансовую нагрузку. Согласитесь, вряд ли бизнес будет вкладывать деньги в освоение Луны только ради высоких идеалов. Его правило — инвестиции должны работать и приносить прибыль. И сейчас идет этап изучения коммерческих перспектив проекта. Это раньше было соревнование идеологий и на первый план выходили политические амбиции. Времена освоения космоса ради «установки флагов» прошли. Однако следует помнить, что государство отвечает за деятельность в космическом пространстве всех лиц, находящихся под его юрисдикцией.

— Кроме упреков по дипломатическим каналам, нашей стране есть еще чем ответить?

— Недостаточно только критиковать чужую позицию — надо самим предлагать что-то конструктивное взамен, чтобы обрести поддержку других участников космической деятельности. Учитывая сегодняшние реалии, ожидать, что в короткие сроки появится общепризнанный правовой механизм регулирования деятельности по добыче и использованию природных космических ресурсов, недр Луны и общие правила ее колонизации, не приходится. На площадке Комитета ООН по космосу нам просто не позволят этого сделать. Более того, некоторые наши зарубежные коллеги всеми силами стремятся свести работу этого органа только к формату обмена мнениями, информирования друг друга о своих достижениях, к навязыванию своего «лучшего опыта» в качестве основы для регулятивных механизмов деятельности других стран. И здесь наши американские коллеги, пожалуй, нашли для себя приемлемый выход. Целесообразно и нам использовать подобный подход: сформировать национальную космическую политику в этой сфере; определиться со стратегическими целями, задачами, возможностями; понять, какие есть инструменты и ресурсы для ее реализации. Нам нужно иметь по весомости такую же концепцию, как у американцев.

Россия должна заявить, что космос является зоной интересов государства. Необходимо на государственном уровне четко обозначить, что от уровня космических технологий зависит развитие нашей экономики, обороноспособность и благосостояние граждан страны. И все попытки вмешаться в нашу космическую деятельность или поставить страну в невыгодное положение будут пресекаться, в том числе на международном уровне с использованием соответствующих методов и средств. Безопасность, а, чтобы не было недопонимания, лучше сказать «защищенность» космической деятельности, то есть возможность ее реализации в различных, в том числе и неблагоприятных, условиях, должна стать составной частью государственной космической политики.

— Почему в нашей стране до сих пор нет такой всеобъемлющей политики?

— Государственная политика в области космической деятельности существует. Проблема в том, что она в большей степени концентрируется на развитии космической отрасли, индустрии. Это обеспечение производства, развитие предприятий, создание космической техники, проведение ее испытаний, запусков и эксплуатации. Формулирование политических тезисов, разработка стратегии и тактики действий на международном направлении требуют выделения серьезных материальных и людских ресурсов, участия на системной основе Правительства Российской Федерации, всех заинтересованных сторон — Госкорпорации «Рос космос», Минобороны России, МИДа России, РАН и других организаций в рамках их компетенций в деятельности по созданию благоприятных условий для продвижения наших интересов в области космической деятельности, включая ее международно-правовые аспекты. Как страна с неоспоримыми достижениями в космической сфере мы тоже имеем право давать рекомендации другим участникам. У нас богатый опыт, и далеко не факт, что практики, в том числе в области правового регулирования космической деятельности, у США и их партнеров лучшие. Начать можно с формирования аналогичной национальной концепции. А предварительно следует выработать и согласовать ряд терминов и определений: таких как «космическое пространство», «космические ресурсы», «природные космические ресурсы», «минеральные космические ресурсы», «техногенные космические ресурсы», «исследование ресурсов», «добыча ресурсов», «переработка ресурсов», «использование ресурсов», «полезные ископаемые небесных тел». Данные термины необходимы для выработки предложений по нормативно- правовому регулированию деятельности по исследованию, освоению и использованию космических ресурсов. В нашем национальном законодательстве, относящемся к использованию недр, природопользованию и природоохране, в морском праве и международных соглашениях по использованию различных природных ресурсов имеются положения, которые могли бы быть взяты за основу. Надо занять активную позицию на международной арене, обрести надежных союзников. Люди и государства готовы идти за протестующим, но только если взамен идеологии оппонента он предлагает что-то конкретное и понятное, что нравится другим или хотя бы приемлемо для них.

— И все-таки, возможно ли как-то изменить позицию США? Есть ли перспективы у переговорного процесса?

— Хочется думать, что политическая воля и ответственность хотя бы двух десятков государств заставит задуматься американских коллег. Кстати, многие страны скептично оценили указ Трампа — понимают, что это чересчур. Но чтобы усадить американцев за стол переговоров, должны быть какие-то собственные аргументы, концепция, международная поддержка, иные рычаги влияния на партнеров и противников, а их пока нет.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".