Интервью

#Интервью#Главное#Роскосмос#РКЦ Прогресс
12.08.2020 09:00

Золотой фонд космонавтики: интервью с Артемом Филатовым

Госкорпорация «Роскосмос» начинает серию публикаций: «Золотой фонд космонавтики» об успешно реализовавших себя в профессии молодых ученых и специалистах российской ракетно-космической промышленности, ставших кадровыми локомотивами отрасли и ее уникальным человеческим капиталом.

Филатов Артем Викторович — главный конструктор РКЦ «Прогресс» (входит в Госкорпорацию «Роскосмос») по малым космическим аппаратам.

Родился 6 апреля 1983 года в Республике Узбекистан. В 2005 году окончил Самарский государственный университет по специальности «Физика». В 2015 году присвоена стипендия Президента РФ.

Женат, трое детей.

— Артем Викторович, расскажите немного о себе: где и по какой специальности учились, как пришли в РКЦ «Прогресс»?

— Учился в Самарском государственном университете по специальности «физика». Прийти в РКЦ «Прогресс» решил по рекомендации заведующего кафедрой, он говорил, что на предприятии есть отдел интересной тематики. Сразу после окончания университета в 2005 году пришел на работу в отдел по разработке систем управления движением космических аппаратов, в котором курировали разработку бортовой аппаратуры космических аппаратов. В наши задачи входило составление технических заданий, ведение контрактов и работа со смежниками. Тогда реализовывали проекты: «Ресурс-ДК» в завершающей стадии и «Фотон» — это был первый аппарат, при запуске которого я участвовал в управлении полетом в ЦУПе, далее был «Ресурс-П».

— Почему выбрали именно физический факультет?

— Физикой увлекся в 9 классе лицея. У нас был потрясающий учитель физики Татьяна Федоровна, которая привила мне любовь к этой науке.

— Была ли у Вас детская мечта?

— Конкретной мечты не было. А школьная мечта была как раз с 9 класса — серьезно заниматься глубокой теоретической физикой, открытием новых частиц. В то время как раз строился Большой адронный коллайдер и мечта была работать на нем. В итоге я от этой мечты отошел немножко в сторону, но моя работа тоже очень интересная.

— Как Вы получали необходимый опыт? Как строился Ваш карьерный путь?

— По-моему, знания, которые даются в университете, — это знания, необходимые для выполнения базовых операций. На работе набор этих стандартных операций совершенно другой. Практически знания, которые я получил на предприятии, я получил при выполнении определенных работ. Даже каждая допущенная ошибка давала определенный опыт и в следующий раз подобная ошибка не повторялась. Каждое новое задание от специалиста требует множества различных навыков: чему-то научился, что-то прочитал, что-то нашел в библиотеке, в Интернете, посмотрел, как делается на других предприятиях, спросил у старших товарищей... Это все формирование опыта. Чем больше заданий выполняешь, тем больший опыт получаешь.

— Как Вам удалось пройти путь от инженера-конструктора до ведущего инженера-конструктора за 3 года? Это достаточно быстрый карьерный рост для нашего предприятия.

— Во-первых, я отношу себя к той категории людей, которые не любят терять время впустую. Мне необходимо как можно больше работать, получать новые знания. Я всегда брался выполнять свою работу и обязательно помогал выполнять работу коллегам.

Во-вторых, я проявлял инициативу, не ждал, когда мне поручат выполнение задания, а всегда сам выступал с предложением сделать какую-либо работу.

В-третьих, я работаю на перспективу. Если я могу сделать что-то лучше, знаю, как усовершенствовать стандартный набор операций, я всегда предлагаю это.

Эти три принципа давали мне возможность продвигаться дальше, может быть, быстрее, чем другие специалисты.

— Что для Вас, выпускника вуза, было самым сложным?

— Самым сложным для меня было принять, что существует определенная структура, правила и порядок как должна быть оформлена задача, чтобы впоследствии ее выполнить.

— Какой из рабочих проектов запомнился Вам больше всего?

— Это два проекта. Первый — малый космический аппарат «ТУС» («Трековая установка»). Мы в РКЦ «Прогресс» разрабатывали только эскизный проект этого малого космического аппарата. Потом эту тему передали в Корпорацию «ВНИИЭМ» (входит в Госкорпорацию «Роскосмос»), и они уже запустили этот аппарат вместе с «Аистом-2Д» в ходе первой пусковой кампании с космодрома Восточный в апреле 2016 года. А наш следующий проект был МКА «Аист-2Д». За реализацию этого проекта в отделе отвечал я, система управления этим МКА была придумана мной. Мы существенно изменили идеологию построения МКА по сравнению с тем, что было на других аппаратах. То, что мы придумывали на «ТУСе», здесь мы воплотили в реальном «железе».

— По Вашему опыту, необходимо ли молодому руководителю получать дополнительное образование?

— Дополнительное образование необходимо получать всем, не только молодым руководителям. При этом, под дополнительным образованием подразумевается не только второе высшее, — это самостоятельное прочтение книг, курсы повышения квалификации: управленческие или узко специализированные, участие в конференциях — все это и есть образование.

— Вам удавалось найти время на участие в конференциях, симпозиумах?

— Ежегодно сотрудники моего отдела и я лично участвуем в конференциях: мы рассказываем о своей работе, выступаем перед коллегами, это необходимо потому, что специалистов, которые занимаются системами управления, мало, ведущих инженеров-конструкторов в этой области и вовсе можно по пальцам пересчитать. По моему мнению, участие в конференциях — это хороший обмен опытом и требование времени.

— В чем заключается Ваша текущая работа, и что считаете наиболее интересным в ней? Чем занимается главный конструктор малых космических аппаратов?

— Моя текущая работа заключается в принятии взаимосогласованных взвешенных решений и технических, и управленческих, которые позволили бы сочетать ТТЗ и условия контракта по созданию аппарата с требованиями каждого отдела-разработчика своей системы, чтобы это приводило к оптимальному решению задач с точки зрения техники и финансов.

С технической точки зрения мы должны все «увязать» и указать, кому как продвигаться и как сделать, чтобы в итоге это дало больший суммарный эффект. И, конечно, чтобы все это выполнить в срок.

Наиболее интересное в работе — это ее разноплановость. Раньше я занимался системой управления КА, которая состоит из многих разнородных приборов плюс алгоритмы их работы. Сегодня у меня есть возможность влиять на разработку всех систем и делать это так, как считаешь правильным. В итоге получается не маленький «продуктик», а большой продукт, который конкурентен и соизмерим с тем, что делается на Западе. Сейчас мы работаем над ОКР «Аист» в составе двух картографических аппаратов «Аист-2Т». Контракт был заключен в декабре 2019 года, а уже в конце 2022 года эти два аппарата должны быть готовы к запуску.

— Почему сейчас большее внимание уделяется малым космическим аппаратам?

Во-первых, потому, что те характеристики, которые достигаются на больших аппаратах с учетом развития современной техники, можно достичь и на малых спутниках.

Во-вторых, возможность увеличить количество МКА. Хоть большой аппарат и отработан, и показал свою надежность и качество, но он один. Малых же аппаратов можно запускать на одной ракете сразу несколько. Пусть даже один малый аппарат не обеспечит захват такой полосы съемки, как большой, но запуск нескольких малых КА по цене не превышает запуска одного большого КА. С одной стороны, набирается та же производительность (они несколькими малыми полосками сделают то, что и один большой за один раз), а с другой стороны повышается периодичность. Так как МКА несколько, можно снимать либо большую площадь, либо одну и ту же точку много-много раз.

Сейчас это общая тенденция, и Запад, и мы идем в этом направлении ­— запустить много малых аппаратов, либо набирать производительность, как и у большого, либо в каких-либо чрезвычайных ситуациях все эти ресурсы можно пустить на съемку одной точки каждые нескольких часов или даже секунд. С одной стороны, в этом заключается перспектива малых КА, а с другой стороны, на российском рынке сейчас большая конкуренция, малые космические аппараты разрабатываются и ВНИИЭМ, и РКК «Энергия», и ИСС (входят в Госкорпорацию «Роскосмос»). Поэтому задача «Аиста-2Д» была показать, что мы можем делать качественные малые аппараты, с характеристиками не хуже, а даже лучше, чем у них. Будем надеяться, что развитие малых аппаратов будет перспективным.

— Опишите свой рабочий день.

Мой рабочий день начинается в 07:45. В 09:00 оперативное совещание у генерального директора. В 10:00 я провожу совещание у себя в отделе, чтобы рассказать текущее состояние дел, донести наиболее важные моменты и распланировать наш день. Рабочий день главного конструктора посвящен решению технических вопросов и принятию управленческих решений.

— Вы руководили отделом, были заместителем начальника отделения. Был ли у Вас свой стиль управления?

Стиль руководства... Точно не либеральный, скорее авторитарный с признаками демократии. Когда мне как руководителю необходимо, чтобы работа была выполнена четко по определенному алгоритму, я авторитарен. На этапе обсуждения какого-либо проекта, конечно, я демократичен, потому что хочется услышать профессиональное мнение коллег, все обдумать и потом скомандовать: «Делаем вот так».

Но меня отличает то, что я всегда пытаюсь общаться не с руководителями, а с конкретными исполнителями, ответственными за ту или иную работу. С одной стороны, казалось бы, тратится больше времени на общение со всеми исполнителями, но зато экономится время на корректировку задания. Когда работаешь с непосредственным исполнителем, получаешь от сотрудника обратную реакцию, понимаешь, как он думает. Моя цель — не просто дать команду, а именно объяснить, почему это так, передать знания исполнителю. Это позволяет расти сотруднику, более грамотно выполнить работу. Это помогает и мне, руководителю, происходит и мое развитие по конкретному вопросу.

— Когда Вам предложили должность главного конструктора как Вы собирали команду?

При формировании отдела мне определили конкретное количество сотрудников. Это должны были быть люди очень грамотные и активные, так как перед нами поставлены очень жесткие сроки на реализацию задачи.

Мои сотрудники — это команда высококлассных специалистов. Все мы очень разные, у каждого — своя сфера ответственности: направление планирования и контроля, направление проектного отдела, направление специнформации, ее получения, обработки и распространения, конструкторское и технологическое направление.

— Можно ли назвать работу главного конструктора творческой?

Абсолютно. На этапе, когда нужно решить не конкретную задачу, а общий вопрос, то это своего рода творческая работа.

— Бывает, что Вас покидает вдохновение? Что Вы делаете в такой ситуации?

Когда ничего не решается, и работа не движется с места, я стараюсь поменять тему. Нужно на какое-то время заняться совершенно другими вопросами, например, семейными, на которые, к сожалению, в связи с загруженностью, наверное, как и у всех, не хватает времени. Это помогает отвлечься и с новыми силами приступить к решению задачи.

— Коллектив подключается к решению задачи?

Именно сообща эта задача и решается. Собирается небольшая рабочая группа из представителей нескольких отделов и принимается решение, которое доводится до руководства и исполнителя.

— Что нужно делать, чтобы быть успешным в карьере?

Во-первых, работать больше чем остальные, во-вторых, работать инициативно, а не просто выполнять работу, в-третьих, расширять свои знания, в-четвертых, работать не просто долго и много, а на перспективу (создание новых продуктов, сокращение сроков изготовления).

— Нужно ли быть лидером в карьере?

Смотря какой карьерный рост рассматривается. Если именно технический рост, то это не столько лидерство, сколько развитие знаний, здесь нужно быть грамотным специалистом. Если рассматривать управленческий рост, то здесь нельзя без лидерства.

— Как Вы видите свое будущее профессиональное развитие?

Плох тот солдат, который не хочет быть генералом! (улыбается)

Конечно, хочется сделать что-то важное, чтобы можно было смело говорить, что данный аппарат или система сделана, в том числе, и мной. Хотелось бы иметь возможность не только выполнять требования сверху, но и влиять на задания, на необходимость того или иного аппарата, на его характеристики, иметь заказ, востребованный не только на российском, но и на мировом рынке.

— За какой проект Вам была присвоена Президентская стипендия?

По совокупности заслуг за разные проекты, это и МКА «Аист-2Д» и «Ресурс-ДК». За разработки новых решений, позволяющих восстановить работу аппаратов. Днями и ночами все наше отделение, группа специалистов под моим руководством, трудились над решением проблем. Был момент, когда я трое суток находился на работе.

Блиц-опрос

  • Охарактеризуйте себя в двух словах: стремление, достижение цели.
  • Самое большое достижение: разработка системы управления МКА «Аист-2Д», создание отдела по разработке систем управления движением космических аппаратов, его автономная работа.
  • Любимые книги, фильмы: «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевского, из фильмов — «Побег из Шоушенка», «Форест Гамп».
  • Хобби: увлечения детей.
  • Миссия: Сосредоточить проекты создания оптических аппаратов ДЗЗ на исторической площадке в Самаре.
  • Девиз: Безвыходных ситуаций не бывает!
  • Лучший отдых: общение с детьми и семьей.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".