Новости

#ИКИ РАН#Главное#ExoMars-2016#Марс
18.09.2020 16:40

Российский спектрометр не обнаружил фосфин в атмосфере Марса

Как показал оперативный анализ данных спектрометра среднего инфракрасного диапазона МИР (входит в состав комплекса АЦС, англ. — Atmospheric Chemistry Suite) на борту орбитального модуля Trace Gas Orbiter российско-европейской миссии ExoMars-2016, фосфина в атмосфере Красной планеты нет, чувствительность измерений составляет 2 ppb (parts per billion, частиц на миллиард).

Интерес к фосфину как возможному индикатору биологической активности появился после недавней публикации результатов об обнаружении этого вещества в атмосфере Венеры в концентрации около 20 ppb.

«Нам стало интересно посмотреть, есть ли „следы“ фосфина в данных спектрометра МИР за два года измерений. Наш прибор работает в широком диапазоне длин волн, в том числе там, где находятся полосы поглощения фосфина — 4,2 микрона», — говорит Александр Трохимовский, ведущий по спектрометру МИР, сотрудник отдела физики планет Института космических исследований Российской академии наук.

МИР (MIR — сокращение от Mid-IR, средний инфракрасный диапазон) — один из трех спектрометров в составе российского прибора АЦС, который с 2018 года работает на борту аппарата TGO. Его задача — поиск малых составляющих в атмосфере Марса, в первую очередь метана, который пока считается основным кандидатом в биомаркеры. Однако, как показывают недавние «новости с Венеры», интересным с точки зрения наличия жизни может быть не только метан.

«Спектральное разрешение прибора очень высоко, и он мог бы зарегистрировать достаточно малые концентрации фосфина, — отмечает Александр Трохимовский. — Но, как показывают наши данные, фосфина в атмосфере Марса нет или очень мало, не более 2 частиц на миллиард. К сожалению, этот биомаркер на Красной планете, видимо, отсутствует».

Эти результаты планируется опубликовать в ближайшее время.

Для Марса всё ещё актуальными остаются поиски метана. По данным АЦС, содержание этого газа в атмосфере также мало — не более 5 частиц на триллион. Тем таинственнее выглядят явления резких повышений концентраций, которые зарегистрировали приборы марсохода Curiosity — до 21 частицы на миллиард у поверхности планеты. Как происходят эти «выбросы» и почему они так быстро разрушаются в атмосфере — вопрос, на который ещё предстоит найти ответ, в том числе, в ходе второго этапа проекта ExoMars.

***

Проект ExoMars — совместный проект Роскосмоса и Европейского космического агентства. Он реализуется в два этапа. Первая миссия с запуском в 2016 году включает два космических аппарата: орбитальный Trace Gas Orbiter для наблюдений атмосферы и поверхности планеты и посадочный модуль «Скиапарелли» для отработки технологий посадки.

Научные задачи аппарата TGO — регистрация малых составляющих марсианской атмосферы, в том числе метана, картирование распространенности воды в верхнем слое грунты с высоким пространственным разрешением порядка десятков км, стереосъёмка поверхности. На аппарате установлены два прибора, созданные в России: спектрометрический комплекс АЦС и нейтронный телескоп высокого разрешения ФРЕНД. Также Россия предоставляет для запуска ракету-носитель «Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М».

Второй этап проекта (запуск в 2022 году) предусматривает доставку на поверхность Марса российской посадочной платформы «Казачок» с европейским автоматическим марсоходом «Розалинд Франклин» на борту. Россия предоставляет для запуска ракету-носитель «Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М». В рамках обоих этапов в России создаётся объединенный с Европейским космическим агентством наземный научный комплекс проекта ExoMars для приёма, архивирования и обработки научной информации.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".