Интервью

#СМИ#Интервью#Главное#Пилотируемая космонавтика#МКС#МКС-64#Союз МС-17
13.10.2020 16:44

Никакого «вау!» Только работа. Интервью Сергея Кудь-Сверчкова

Восхождения в горы – одно из увлечений Сергея Кудь-Сверчкова Восхождения в горы – одно из увлечений Сергея Кудь-Сверчкова
Свой коричневый пояс по карате Сергей Кудь-Сверчков (второй слева) заслужил упорными тренировками Свой коричневый пояс по карате Сергей Кудь-Сверчков (второй слева) заслужил упорными тренировками
Сергей в качестве оператора робота Skybot F-850 Сергей в качестве оператора робота Skybot F-850
Сергей в американском скафандре для выхода в открытый космос во время подготовки в Центре Джонсона NASA Сергей в американском скафандре для выхода в открытый космос во время подготовки в Центре Джонсона NASA
Кандидаты в космонавты набора 2010 года в Гагаринской беседке космодрома Байконур: Иван Вагнер, Сергей Прокопьев, Алексей Хоменчук, Сергей Кудь-Сверчков, Святослав Морозов, Денис Матвеев и Андрей Бабкин Кандидаты в космонавты набора 2010 года в Гагаринской беседке космодрома Байконур: Иван Вагнер, Сергей Прокопьев, Алексей Хоменчук, Сергей Кудь-Сверчков, Святослав Морозов, Денис Матвеев и Андрей Бабкин
Сергей с родителями на Центральной площади города Ленинска (ныне г. Байконур) Сергей с родителями на Центральной площади города Ленинска (ныне г. Байконур)

Очередным дебютантом, который следом за космонавтом Роскосмоса Иваном Вагнером откроет в этом году счет своим космическим стартам, станет космонавт Роскосмоса Сергей Кудь-Сверчков. Как складывался путь на орбиту у бортинженера корабля «Союз МС-17», выяснил заместитель главного редактора журнала «Русский космос» Игорь Маринин.

***

Совсем немного времени осталось до первого космического полета Сергея Кудь-Сверчкова. Но именно эти «крайние» недели заполнены у космонавта до предела. Наш разговор состоялся в выходной день, когда у него появилось небольшое окно между занятиями и долгожданным общением с семьей.

 

В рабочем графике

Зная, что в период предстартовой подготовки время космонавта расписано буквально по часам, я попросил Сергея подробнее рассказать, в каком графике он живет и работает. По его словам, будний день начинается с подъема в 6:30, далее зарядка, завтрак, быстрые сборы. В 7:30 — отъезд в Звездный. От дома в г. Королёве до Центра подготовки космонавтов (ЦПК) — 25 км, но на дорогу уходит не менее часа. В 9 часов, а иногда и раньше, начинаются занятия.

«На 9 утра запланировано, что мы с Сергеем (Рыжиковым, командиром экипажа. — Авт.) сдаем экзамен по телеоператорному режиму (ТОРУ), — делится подробностями Сергей Кудь-Сверчков. — Вначале он управляет, а я ему помогаю, потом меняемся местами. Тренируемся по ТОРУ мы обычно в одиночку, но на борту в контроле стыковки участвует весь экипаж, поэтому и экзамен сдаем вместе». В этот момент Сергей сделал паузу, видимо, мысленно представляя, как этот процесс будет проходить там, в космосе.

«В час дня — обед, в два — экзамен по системам жизнеобеспечения станции, — продолжает он. — Мы должны показать навыки по ремонту и обслуживанию штатных систем очистки воздуха и воды, выработки кислорода, газоанализаторов, туалета. Отрабатываем типовые операции, которые нам предстоит ежедневно выполнять на борту. В это время инструкторы выполняют роли специалистов Центра управления полетом. В общем, почти полная имитация работы в космосе. Экзамен продлится до шести вечера. Потом еще час или два займет самоподготовка. Дома раньше девяти вряд ли появлюсь. После ужина буду готовиться к следующему дню, который будет не менее насыщенным».

Мне сразу понравился стиль общения Сергея — откровенный, доброжелательный. Никаких намеков на позерство и неискренность. Его рассказ о трудовых буднях — насыщенный рабочий день, задержки по вечерам, частые ночевки в Звездном — звучал строго по-деловому. Он десять лет готовился к своему первому полету и прекрасно понимает всю значимость и важность этих недель перед стартом.

Видимо, поймав мой слегка сочувственный взгляд, он объяснил, что его случай не совсем типичный — ведь ему предстоит полет в основном (летном) экипаже сразу, без предварительной обкатки в качестве дублера. Поэтому приходится не только в будни, но и в выходные дни постигать мастерство и наверстывать. «Чтобы как можно лучше подготовиться к полету, надо нагонять», — поясняет свою позицию бортинженер.

 

Спасают «Вотсап» и «Вайбер»

Последние месяцы перед стартом члены экипажа проводят в ЦПК. Но космонавты должны быть готовы к работе не только в российском сегменте МКС. Пока не окрепла уверенность, что американские корабли станут регулярно летать на орбиту, необходимо кое-что понимать и в других модулях станции. В мае этого года Сергей Кудь-Сверчков и Сергей Рыжиков улетели в Хьюстон. Там за восемь недель им пришлось пройти интенсивную доподготовку по обслуживанию американских модулей МКС. Кроме того, Кудь-Сверчков отработал выход в открытый космос в «штатовском» скафандре, а Рыжиков — управление канадским манипулятором. Из США экипаж отправился в Германию, где в Кёльне в течение недели изучал европейский модуль.

Я поинтересовался, не сказывается ли постоянная занятость, командировки и задержки на работе на семейной жизни. Сергей спокойно отнесся к такой деликатной, личной теме: «К счастью, за годы подготовки мы с женой выработали взаимопонимание. Поначалу, конечно, были трения из-за огромного количества различных тренировок. Ведь Ольга выходила замуж не за космонавта, а за инженера с нормированным графиком работы, и, наверное, рассчитывала на вполне спокойную жизнь». Он пару секунд помолчал, и его лицо в этот момент озарилось мягкой, доброй улыбкой.

«А когда я стал космонавтом, все изменилось, — продолжил Сергей. — Бывали случаи, когда мы неделями не виделись с женой, и ей приходилось одной справляться с домом и детьми. Такое понравится не каждой женщине, но Ольга поняла, что космический полет — это дело всей моей жизни. Девятилетняя дочка Софья в этом году пошла в 3-й класс и разлуку со мной воспринимает не так остро. В школе, на улице у нее свои дела, много общения со сверстниками. А вот двухлетний сын Гриша скучает: когда я после долгой разлуки появляюсь дома, радуется очень сильно. Как ни смешно, спасают „вотсап“ и „вайбер“. Если бы не средства связи, наверное, вообще забыл бы отца».

 

От Байконура до Королёва

Примечательно, что Сергей родился в легендарном Байконуре (тогда город Ленинск). Тем не менее в детстве космосом он не увлекался. Но со временем судьба стала брать свое. Большое влияние на него оказал отец, который занимался монтажом спецоборудования на различных военных объектах, в том числе на космодроме Байконур, а позднее в Куру и на Восточном. Огромная фотография Гагаринского старта со стоящей на нем ракетой долго висела в квартире на самом видном месте. Правда, Байконура Сергей не помнит, ведь когда он с родителями переехал в Подмосковье, ему было всего три года. В свою первую школу он пошел в Мытищах, а затем семья перебралась в г. Королёв.

Здесь он попал в «космическую обстановку»: город носил имя главного конструктора, родители друзей работали на космических предприятиях города, все названия улиц были связаны с космосом. По окончании 10-го класса школы № 20 желание поступить в МГТУ имени Баумана — кузницу инженерных кадров для космоса — оказалось для Сергея естественным, тем более что факультет «Ракетно-космическая техника» располагался здесь же, в Королёве. Частично обучение проходило в основном здании в Москве.

На третьем курсе Сергей попал на практику в НПО «Энергия», что и предопределило выбор места работы после университета. Сергея взяли в отдел, связанный с проектированием модулей космических станций. При его участии разрабатывался узловой модуль «Причал». Начальник отдела Сергей Стойко «заразил» его своим живым интересом к межпланетным полетам, исследованиям дальнего космоса. Вглядываясь в будущее, Сергей Кудь-Сверчков рисовал на бумаге модули для лунных и марсианских экспедиций. И в какой-то момент пришла отчетливая мысль: чтобы проектировать технику для будущих пилотируемых полетов, необходимо самому проверить ее в космосе, на себе испытать, что такое невесомость и замкнутое пространство!

«Как-то раз, еще работая в „Энергии“, я приехал в ЦПК и залез в тренажер „Союза“, — оживленно рассказывает Сергей. — Восторг переполнял душу! Все настоящее: ложементы, тумблеры, индикаторы, ручки управления. Это был настоящий космический корабль!» Вдруг его лицо становится серьезным: «Сейчас, несмотря на то что предстоит первый полет, такого восторга, конечно, уже нет — есть только чувство ответственности за предстоящую работу, никакого вау! После 10 лет подготовки сажусь в „Союз“ почти как в автомобиль. Даже с закрытыми глазами знаю: где и что должно быть, какая ручка, какой переключатель...»

 

Не с первой попытки

Свою первую попытку поступить в отряд космонавтов Сергей сделал в 2006 г. Руководство на родном предприятии дало «добро» и направило на медобследование в Институт медико-биологических проблем. Через три недели он вышел оттуда со списком замечаний по состоянию здоровья... Другой смирился бы, бросил мечтать и вернулся к привычным каждодневным заботам. Но Сергей проявил упорство и настойчивость. На устранение замечаний медиков ушло два года, и наконец в конце 2008 г. вожделенный вердикт «годен к спецподготовке» был получен. Но это был лишь первый шаг.

Дальше надо было пройти квалификационную комиссию на предприятии, которая оценивала, насколько он подходит для работы космонавтом-испытателем с точки зрения знания космической техники, интеллекта и психологической зрелости. «Гоняли» по всем предметам и областям знаний. Обязательным было и собеседование с действующими космонавтами, которое проводили космонавты-ветераны Павел Виноградов, Александр Лазуткин, Александр Калери, Юрий Усачёв. Сергей благополучно выдержал и этот экзамен. Как раз объявили очередной набор — и 26 апреля 2010 г. он вместе с Андреем Бабкиным, Святославом Морозовым и Иваном Вагнером был зачислен в отряд космонавтов РКК «Энергия».

 

О командире
«Сергей Рыжиков очень дисциплинированный и ответственный командир. У него ко всему системный и серьезный подход. Профессионал с большой буквы. Требователен к себе и к нам, готовится очень основательно. Его бескомпромиссный настрой, серьезность передаются всему экипажу».

 

Годы подготовки

Общекосмическая подготовка в ЦПК — это серьезное испытание. Известно немало случаев, когда люди не выдерживали нагрузок и покидали отряд. Так, к примеру, произошло с членом первого легендарного отряда космонавтов Анатолием Карташовым. После одной из тренировок на центрифуге врачи обнаружили на его спине мелкие кровоизлияния. В дальнейшем это стало поводом для прекращения подготовки и ухода из отряда. К сожалению, были и совсем трагические эпизоды. Так, Валентин Бондаренко из того же первого отряда погиб во время тренировки в барокамере. Сергей Возовиков из набора 1990 г. утонул в море, запутавшись в рыболовных сетях во время «выживания» — отработки действий экипажа после приземления в незапланированном районе.

Есть у этого многолетнего цикла подготовки и другой аспект, связанный с внутренним и внешним психологическим давлением.

«Самое трудное — это продолжать усердно работать на фоне долгого ожидания полета, сроки которого неизвестны, — объясняет Сергей Кудь-Сверчков. — Проходя все виды спецподготовки (парашютные прыжки, полеты на самолетах, погружения с аквалангом, разные виды выживаний), надо помнить, что целью все-таки является космический полет. Поэтому безопасность и сохранение здоровья имеют наивысший приоритет».

Вероятно, именно эта мысль резанула сознание, когда в 2015 г. во время специальной парашютной подготовки космонавтов (СППК) у него отказал основной парашют. «Я оценил обстановку — отцепил его и ввел в действие запасной, — вспоминает Сергей. — Времени раздумывать не было — все действия отрабатывал „на автомате“».

В итоге он справился со всеми трудностями и стал космонавтом-испытателем. Эти годы, полные надежд и ожидания, прошел благодаря вере в себя, терпению и выдержке.

О Кэтлин Рубинс
«Наш второй бортинженер Кэтлин Рубинс — надежный товарищ. Она очень внимательна и тонко чувствует детали, всегда делится со мной своим опытом. С ней легко общаться. Охотно отвечает на все вопросы по американскому сегменту, подсказывает без снобизма. Хороший, открытый человек».

Увлечения, повлиявшие на принципы

«Когда надо, я могу сосредотачиваться на чем-то важном, правда, бывает, иногда распыляюсь, — признается Сергей. — Хочется все увидеть, все попробовать, все успеть, а времени не так много. Но я научился с этим бороться».

В детстве он увлекался склеиванием моделей самолетов. Они были везде: на шкафах, полках, висели на тонкой леске. Если при переездах они ломались, Сергей их ремонтировал. Лучшим подарком для него была новая модель. Даже сейчас у него дома остались коробки с несобранными моделями американского шаттла, китайского «Шэньчжоу», лунного модуля Eagle. Жаль, времени на сборку нет!

«В школе начал заниматься карате, — с некоторой ностальгией вспоминает Сергей. — Дошел до коричневого пояса. С поступлением в отряд пришлось прекратить тренировки, это все-таки травмоопасно. И все же годы тренировок научили дисциплине и укрепили веру в свои силы».

А еще Сергей очень любит путешествовать, бывать в местах, не часто посещаемых туристами, — в горах, в пещерах. Его привлекает возможность испытать себя, достичь нового рубежа. В таких походах, кроме себя, можно надеяться только «на руку друга», доверять только своему напарнику, как и в космическом полете. Особенно яркие впечатления у Сергея остались от восхождения с друзьями на гору Белуха в Горном Алтае на высоту 4509 метров.

«Я к этим походам, восхождениям долго готовлюсь, у меня есть разряды, специальная подготовка, — увлеченно рассказывает Сергей. — Каждый раз оцениваю обстановку и всегда готов сделать „шаг назад“, если это действительно опасно. Вовремя отступить — непросто. Иногда это требует даже больше усилий, чем идти дальше».

Об экипаже
«У нас очень интересный, разноплановый экипаж: командир — военный летчик, один бортинженер — инженер по квалификации, другой — ученый-вирусолог. У всех разные интересы, жизненный опыт, характеры тоже разные. Самое важное, что все мы ответственно, профессионально относимся к своему делу. Мы понимаем друг друга и настроены на выполнение задачи».

Цель близка

Время нашей беседы подошло к концу. Меня ждали заботы и радости обычного выходного дня, а моего собеседника — очередные занятия и тренировки. Ведь, пока не настали мгновения волнующего ожидания в кабине корабля на космодроме, нельзя терять ни минуты времени, отведенного для подготовки. Поэтому каждый день — это новый вызов, новый уровень, новая высота.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".