РОСКОСМОС-СПОРТ

Новости

#ЦПК#Пилотируемая космонавтика
19.02.2021 01:00

100 лет со дня рождения первого начальника ЦПК

Портрет Евгения Карпова открывает галерею начальников Центра подготовки космонавтов в главном здании ЦПК. С него — полковника медицинской службы — началась история создания организации, аналогов которой не было во всем мире. Он занимался подготовкой первых космонавтов, провожал в полёт Юрия Гагарина, Андрияна Николаева, Павла Поповича. При нём к экспедициям за пределы Земли начали готовить не только мужчин, но и женщин. Карпов руководил Центром всего три года, но это была историческая веха — время первых.

Евгений Анатольевич родился 19 февраля 1921 года в селе Казацкое Киевской области. После окончания школы поступил в Ленинградскую военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова. В период Великой Отечественной войны прошел путь от врача гвардейского полка до начальника медицинской службы авиационной дивизии Дальнего действия, мог управлять боевыми самолетами. В послевоенное время работал старшим научным сотрудником в Институте авиационной медицины.

24 февраля 1960 года Евгения Карпова, уже имевшего репутацию видного специалиста в области авиационной медицины, назначили начальником Центра подготовки космонавтов. На тот момент Центр существовал только на бумаге — организационно-штатная структура была определена всего за полтора месяца до назначения начальника и закреплена директивой Главкома ВВС «О формировании штатов Центра подготовки космонавтов». Годом раньше Карпов начал заниматься отбором кандидатов в космонавтов, а также разработкой методик, определяющих степень годности человека к полётам, принял участие в разработке первой инструкции по отбору космонавтов.

«Предстояло одновременно решать три задачи: создавать Центр (комплектование кадрами, строительство, материальное снабжение), формировать первую учебно-тренировочную базу, используя опыт советской школы, и в первую очередь практики подготовки летчиков, и развернуть регулярный учебно-тренировочный процесс подготовки слушателей первого отряда космонавтов», — этот фрагмент воспоминаний Карпова опубликован в журнале «Авиация и космонавтика» за 1985 год.

На первом этапе подготовки к полётам было важно ответить на вопрос: сможет ли человек находиться в космосе без ущерба для своего здоровья, будет ли способен работать на орбите. Поэтому, рассматривая кандидатов на должность начальника ЦПК, предпочтение отдали медику. У Карпова была соответствующая специализация, а кроме того, организаторские способности и опыт. Изначально в штате ЦПК числилось 189 человек, основным подразделением был учебно-тренировочный отдел, большей частью состоящий из специалистов медицинского профиля. В его составе, к примеру, было шесть физиологов, пять психологов, шесть врачей-специалистов, следящих за самочувствием космонавтов.

Состояние здоровья Юрия Гагарина контролировалось даже в ночь перед стартом. Карпов не спал, так же как Королёв и другие специалисты, готовящие первый запуск корабля с человеком на борту. 12 апреля 1961 года начальник ЦПК был в числе тех, кто провожал первого космонавта до стартового стола. Считается, что именно он нанёс краской надпись СССР на шлем Гагарина. Аргументы в пользу этой версии приводила одна из дочерей Карпова Наталья Евгеньевна, которую цитирует «Парламентская газета». Она же рассказала о трогательной семейной традиции:

«Спустя два дня после исторического полета, Гагарина чествовали на Красной площади. Среди гостей на боковой трибуне стояла радостная делегация Центра подготовки космонавтов, которой предстояло участвовать в торжественном приеме в Большом Кремлевском дворце. В ее рядах находились и наши родители. После митинга делегация двинулась по площади, влившись в ряды ликующих демонстрантов. Проходя мимо мавзолея, где среди руководителей страны стоял Гагарин, отец понял, что Юра их просто не увидит в многолюдной толпе. Поэтому он поднял над головой руки и стал ими обнимать себя, пpивлекая внимание первого космонавта. Юра заметил этот жест, обрадовался и ответил рукопожатием. Этот безмолвный диалог запечатлен на кинопленке. Из года в год в торжественные дни 12 апреля вся наша семья у телевизоров ловит этот привет нашего тогда молодого 40-летнего отца и деда», — рассказывала Наталья Евгеньевна, дочь Евгения Карпова.

Значимую роль Карпов сыграл не только в судьбе первых космонавтов. Своего водителя Григория Теркуна он сподвиг на поступление в Московский государственный университет. Об этом Григорий Александрович в свое время рассказал корреспонденту «Парламентской газеты». Наказ начальника водитель выполнил — окончил физфак МГУ, большую часть своей трудовой деятельности связал с НИИ радиотехнической аппаратуры, стал лауреатом Госпремии в области науки и техники.

«Должен заметить, что при последующем близком с ним знакомстве он оказался широко эрудированным милейшим человеком, плохо вписывающимся в жесткие армейские политические, идеологические и дисциплинарные рамки», — делился воспоминаниями конструктор Борис Черток в своей книге «Ракеты и люди. Горячие дни «холодной войны».

Но маловероятно, что именно эти свойства помешали Карпову остаться на должности начальника ЦПК. Убедительней выглядит другая версия. Летом 1962 года Центр был выведен из подчинения начальника Института авиационной и космической медицины и подчинен заместителю начальника боевой подготовки ВВС. В январе 1963 года штат ЦПК увеличился до 382 человек, уже было предусмотрено наличие двух отрядов космонавтов и отряда слушателей-космонавтов. Появились новые задачи, связанные с их подготовкой, перемены коснулись и руководства организации: на смену военному врачу пришли военные лётчики.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".