РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#СМИ#Интервью#РИА Новости#НПО Энергомаш#РД-171МВ#Союз-5#Союз-6#Ангара
08.04.2021 11:40

Игорь Арбузов: мы делаем все, чтобы наша продукция была конкурентной

В феврале 2021 года было объявлено о завершении формирования холдинга ракетного двигателестроения во главе с Научно-производственным объединением «Энергомаш» имени академика В.П. Глушко (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос»). Процесс длился с 2015 года. Теперь в одном холдинге собраны практически все отечественные компетенции в области ракетного двигателестроения и двигателей для космических аппаратов.

О новой структуре, разработке ракетных двигателей на метане и водороде, о стоимости двигателей для ракеты «Ангара», поставках продукции в США и отношении к Илону Маску в интервью РИА Новости в преддверии Дня космонавтики рассказал генеральный директор НПО Энергомаш Игорь Арбузов.

***

— Одна из работ, которую вы должны завершить в ближайшее время — создание двигателя РД-171МВ для ракеты «Союз-5». Расскажите, как идет работа над двигателем? Когда планируется изготовить первый серийный образец?

— В конце прошлого года мы начали испытания первого доводочного двигателя, а до этого для примерочных испытаний отправили макет еще одного РД-171МВ в Самару. Дальше будет собран двигатель для постановки в макет ракеты. Всего до конца года наша задача — собрать четыре двигателя для различных испытаний, в том числе огневых в составе первой ступени. В 2022 году мы начинаем поставку РД-171МВ для летных испытаний, и нет никаких сомнений, что мы выполним свои обязательства.

— Сколько всего двигателей предполагается изготавливать в год?

— По сегодняшним оценкам — по 3-4 серийных двигателя в год после 2023 года. Все будет зависеть от того, как будет формироваться спрос на рынке пусковых услуг на ракету «Союз-5».

— Что отличает РД-171МВ для «Союза-5» от РД-171М для «Зенита»?

— В новой версии двигателя мы полностью поменяли всю систему управления на российскую. Кроме того, за небольшим исключением практически все узлы и агрегаты были подвергнуты изменениям с учетом того опыта, который мы получили при создании двигателей РД-180 для ракет Atlas 5 и РД-191 для «Ангары», в первую очередь с точки зрения прочностных характеристик, надежности, качества выпускаемой продукции.

— Можно ли модернизировать под ракеты «Союз-5» оставшиеся в запасах двигатели для ракеты «Зенит»?

— С учетом требований, заложенных в ракету «Союз-5», имеющиеся двигатели невозможно модернизировать. Пока судьба их непонятна.

— Раньше звучала идея разработки более мощного двигателя РД-175 на базе РД-171М. Сейчас в каком она состоянии?

— Периодически возвращаемся к этой идее. В свое время по РД-175 были проведены работы, сделан эскизный проект, но пока на этом остановились.

— В прошлом году было завершено изготовление двигателей РД-276 для ракет «Протон». Сколько комплектов двигателей осталось использовать до завершения программы? Не планируется ли возобновлять их производство?

— В начале 2020 года мы отгрузили в Центр Хруничева (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос») последние два комплекта двигателей. На этом их производство закончено. Сегодня вся оснастка законсервирована, оборудование находится в состоянии мобилизационной готовности. Никаких решений по поводу возобновления производства двигателей пока нет.

— Ваше предприятие производит двигатели для ракеты «Ангара», которая сменит «Протон». Когда планируется изготовить первый двигатель РД-191М для модернизированной «Ангары-А5М»?

— Сейчас практически полностью завершена разработка конструкторской документации на этот двигатель. Полностью изменена кооперация. Практически все, что раньше закупалось вне интегрированной структуры ракетного двигателестроения, теперь изготавливается на предприятиях холдинга. В Перми завершается строительство нового, современного завода для производства этого двигателя, и ведется закупка материалов для изготовления первых двух РД-191М. Первый экземпляр планируется изготовить в середине 2022 года и в том же году на площадке в Химках приступить к его испытаниям. В 2023 году мы должны поставить серийные двигатели для летных испытаний.

— Новая версия двигателя для «Ангары-А5М» будет дешевле первоначальной версии для «Ангары-А5»?

— Мы делаем все возможное, чтобы снизить цену двигателя, сделать ракету конкурентной. Для этого проводится целый комплекс мероприятий — это и перевод на пермскую площадку, и применение современных технологий, и оптимизация процессов производства. Все эти шаги позволят добиться снижения цены.

— Сможет ли по объемам производства двигатель для «Ангары» для пермского предприятия «Протон-ПМ» (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос») стать заменой ранее выпускавшегося двигателя для ракет «Протон»?

— Мощностей для производства двигателей хватает. Но таких объемов, когда в самые напряженные времена производилось по 16 комплектов двигателей РД-276 в год, а пуски Протона были раз в месяц, наверное, уже не будет.

— Можете пояснить: производство двигателя для «Ангары» передается в Пермь, у вас остается производство двигателей для ракеты «Союз-5». Что еще будет производиться на подмосковной площадке, а что в филиалах?

— НПО «Энергомаш» сохранит производство РД-171МВ, а производственная база будет использоваться как опытный завод для создания перспективных образцов ракетных двигателей. Из-за того, что на «Энергомаше» производятся два типа двигателей для США, двигатели для «Ангары» и «Союза-5», мы не можем сконцентрироваться на создании опытных образцов перспективных двигателей, не мешая серийному производству. Освобождая производство, мы даем себе возможность ускорить процессы разработки новых двигателей до 3-4 лет. Скорость вывода двигателя на рынок очень важна, даже принципиальна. Темпы, которые мы позволяли себе раньше, по 10-15 лет, никого в мире не устраивают. И потенциальных партнеров интересует наша возможность поставить для них двигатели максимум за 3-5 лет. На этом рынке очень высокая конкуренция. И еще надо понимать, что все страны, в основном, пытаются локализовать производство двигателей у себя, потому что это продукция двойного назначения.

В Перми на «Протон-ПМ», как уже было сказано, будет развернуто производство РД-191М, а также производство газотурбинных электростанций, компонентов авиационных двигателей.

Что касается Воронежского центра ракетного двигателестроения, то там продолжат производить двигатели для вторых ступеней ракет «Союз» и «Ангара», будет вестись работа по водородной и метановой тематике. С местом размещения производства коммерческого двигателя мы пока не определились. Рассматриваем варианты.

— Какие перспективы у двигателя РД-180МВ для ракет «Союз-6», и где он будет производиться?

— Все зависит от решения, которое будет принято по «Союзу-6» и сверхтяжелой ракете, в которой двигатель должен стоять на центральном блоке. Если решение о создании ракет будет принято, будем производить его в Химках.

— Как вы упомянули, метановая тематика будет сконцентрирована в Воронеже. Сообщалось, что до конца этого года планируется изготовить демонстрационный метановый двигатель РД-0177. Эти планы сохраняются?

— Да, мы сегодня ведем над ним активную работу.

— Какие перспективы имеются у метанового топлива? Какие преимущества и недостатки вы могли бы назвать?

— Сегодня метановая тема захватила весь мир, стала модным трендом. Все начали заниматься метаном. Ближе всего к реализации американцы с ракетой Vulcan и двигателем BE-4. Обещают, что в 2022 году полетят. Метановой тематикой занимаются Китай и Япония. Если говорить о преимуществах метана, то, в первую очередь, он выгоден в многоразовых системах. Во-первых, метан дешевле керосина. Во-вторых, практически не образует сажи, которая является главным препятствием для сокращения сроков и затрат подготовки двигателя для повторного применения. Есть и недостатки — из-за низкой плотности по сравнению с керосином требуются большие по размерам баки.

В свое время основатель НПО Энергомаш Валентин Петрович Глушко, возглавляя совет по ракетным топливам при Академии наук, исследовал комбинации веществ в качестве окислителя и горючего применительно к ракетным топливам. Была исследована практически вся таблица Менделеева, в том числе и метан. И в результате было показано, что при более высоком удельном импульсе (на примерно 10-15%), чем у кислородно-керосиновых жидкостных двигателей, баки ракеты с метаном той же массы, что и керосин, будут тяжелее. Поэтому идея создания метанового двигателя была отложена, и задачи работать по этой тематике долгое время не ставились.

— Можете ли сравнить разрабатываемый в России РД-0169 с американскими двигателями Raptor и BE-4? Наш лучше?

— Понимаете, всегда нужно сравнивать сравнимое. BE-4 с тягой 250 тонн, наш РД-0169 создается с тягой около 100-120 тонн. Как их сравнивать? Что касается Raptor, то он тоже в другой весовой категории находится. Время покажет, кто создаст более совершенную конструкцию.

— На ваш взгляд, будет ли у американцев готов в 2022 году двигатель BE-4 — замена РД-180?

— Мне сложно судить. Пуск первой ракеты Vulcan сдвигается с 2017 года. Понятно, что создание двигателя там идет не без трудностей, но они уже вышли на стендовые испытания. Частный инвестор — компания Blue Origin — очень заинтересована в успехе, ведь в создание двигателя уже вложены значительные средства.

— Если заговорили про американцев, как вы относитесь к главе компании SpaceX Илону Маску?

— Как к конкуренту. С уважением. На самом деле, он хороший раздражитель не только для нас, но и для американского рынка. При нем пошел новый виток именно коммерческого использования многоразовости. И очевиден результат серьезного прорыва. Но мы все понимаем, что никаких особых супер инновационных решений в его двигателях нет.

— Вернемся к метановому топливу. Сообщалось, что в случае, если российская сверхтяжелая ракета для полета на Луну будет на метане, то на нижних ступенях могут поставить более мощный двигатель РД-182, чем изначально предполагавшийся РД-0169. Расскажите подробнее об этом.

— У нас была и остается идея создания более мощного метанового двигателя для нижних ступеней «сверхтяжа». Ведь при тяге РД-0169 около 100 тонн придется поставить на ракету три десятка таких двигателей. Специалисты РКЦ «Прогресс» (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос») согласны с нами, что неразумно ставить «гроздь» маленьких двигателей, поэтому предложен двигатель тягой 250 или даже 600 тонн. Есть понимание, как его сделать, и в свое время такие работы проводились на «Энергомаше».

— Расскажите о работах по созданию водородных двигателей РД-0146 и РД-0150?

— Проектирование и создание опытного образца РД-0146, предназначенного для разгонного блока КВТК (кислородно-водородный разгонный блок тяжелого класса для ракет семейства «Ангара» — ред.), было завершено в 2014-2017 годах. Потом была пауза. Но сейчас все решения по созданию двигателя приняты.

По (двигателям — ред.) РД-0150, предназначенным для третьей ступени ракеты «Ангара-А5В», проведены все работы по эскизному проектированию, теперь необходимо получить решение по нему и дальнейшее финансирование этого проекта. Пока их нет.

— То есть многолетняя задержка в создании КВТК не была связана с двигателем?

— Она была связана с отсутствием задач для этого разгонного блока. Парадокс в том, что мы стояли у истоков создания водородных двигателей, но являемся единственной страной среди космических держав, которая его не применяет. При этом высокоэффективная и самая высокоэнергетическая топливная пара — кислород и водород — особенно важна, учитывая наше географическое положение. Надеюсь, что в ближайшее время мы примем решение по использованию водородных технологий.

— А почему не сложилось с водородом?

— Потому что это влечет создание дополнительной наземной инфраструктуры. И сочетание различных компонентов топлива на одном старте является сдерживающим фактором. К тому же мы долгие годы живем с традиционными парком надежных ракет и наземной инфраструктуры. А водород требует очень серьезных инженерных решений и, соответственно, больших затрат на создание, прежде всего, заправочной инфраструктуры.
Тем не менее, я считаю, что эффект от него будет значительно выше наших традиционных решений. Это перспективный путь.

— В 1990-е годы Россия помогла Индии в создании водородного ракетного двигателя. Какие из ваших двигателей больше всего интересуют зарубежных партнеров сейчас?

— Вся гамма двигателей в зависимости от уровня развития технологий в той или иной стране.

— Ранее Китай интересовался российскими наработками в области двигателестроения для нужд создания своей сверхтяжелой ракеты. В итоге Китай на своих двигателях будет делать «сверхтяж»?

— Я думаю, что да.

— А по сотрудничеству с Индией можете что-то сказать?

— Переговоры ведутся, и интерес у этого партнера к развитию сотрудничества довольно высокий.

— В этом году планируется поставка в США шести двигателей РД-180. Это последние заказанные двигатели или планируются еще?

— Эти двигатели лежат готовые, но пандемия коронавируса не дает нам возможности вывезти их в США. Поставим их в этом году. Они последние по действующему контракту.

— Насколько ощутимым для «Энергомаша» станет завершение контрактов на поставку двигателей в США?

— Говорить о том, что это пройдет бесследно для нас, было бы необъективно, поскольку это серьезный объем работ. Помимо экономической выгоды это и постоянный обмен специалистами, и внедрение современных технологий. Но если говорить об объемах, то российских заказов довольно много. И, скажем так, мы ушли от зависимости только от зарубежных контрактов. Многообразие позволяет диверсифицировать портфель заказов и не испытывать серьезных рисков.

— А ведь когда-то зарубежный заказ спас предприятие...

— Естественно, спас. Тут можно не стесняясь говорить об этом. Это серьезно улучшило возможности и потенциал предприятия. В тот период за счет зарубежных контрактов было серьезно подтянуто качество изготовления двигателей. И система менеджмента качества, которая была внедрена, серьезно помогает нам сейчас в изготовлении двигателей для внутреннего рынка.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".