РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#Роскосмос#Русский космос#Пилотируемая космонавтика#МКС-65#Союз МС-18
10.04.2021 17:10

Петр Дубров: «Испытание, к которому я готов»

Братья Дубровы: Ярослав, Роман и Пётр. 2003 год Братья Дубровы: Ярослав, Роман и Пётр. 2003 год
Семья Петра Дуброва: мать Наталья Петровна, бабушка Мария Карповна, младший брат Ярослав,  отец Валерий Иванович, старший брат Роман и сам Пётр Семья Петра Дуброва: мать Наталья Петровна, бабушка Мария Карповна, младший брат Ярослав, отец Валерий Иванович, старший брат Роман и сам Пётр
Пётр приехал в Москву в 2001 году Пётр приехал в Москву в 2001 году
Программист Пётр Дубров на работе. 2003 год Программист Пётр Дубров на работе. 2003 год
Пётр Дубров покоряет Саяны. 2016 год Пётр Дубров покоряет Саяны. 2016 год
Пётр во время турпохода по горам Кавказа. 2012 год Пётр во время турпохода по горам Кавказа. 2012 год

Как только транспортный пилотируемый корабль «Ю.А. Гагарин» (Союз МС-18) отделился от третьей ступени ракеты-носителя «Союз 2.1а» и вышел на околоземную орбиту, Пётр Дубров стал 125-м отечественным космонавтом. О том, как сложился путь в «звездную» профессию у скромного хабаровского парня, рассказывает заместитель главного редактора журнала Госкорпорации «Роскосмос» — «Русский космос» Игорь Маринин.

Прочитав биографию Петра Валерьевича Дуброва, я обратил внимание на некоторые факты, которые меня удивили, и мне захотелось поближе познакомиться с этим человеком. После успешного окончания Хабаровского государственного технического университета Пётр устроился в родном городе инженером-программистом с перспективой быстрого карьерного роста и работой за границей. Правда, идея жить не в России его не привлекла: чувствовал, что там он никогда не сможет стать своим. В то же время и возможности Хабаровска казались ему тесными с точки зрения самореализации. Решено было перебираться в столицу. В Москве Пётр быстро нашел работу по специальности: хорошая зарплата, есть куда расти. Казалось бы, что еще надо? Однако Пётр еще раз изменил плавный и комфортный ход своей жизни. Почему он так поступил? Попробуем разобраться.

***

Мечта детства

Тяга к небу у него проявилась еще в детстве. Научился читать еще до школы, и ему, пятилетнему пацану, попалась книга Алексея Леонова «Выхожу в космос». В ней Алексей Архипович простым, понятным для ребенка языком рассказал о космическом полете и выходе в открытый космос, снабдив книгу своими замечательными иллюстрациями. Петя представлял себя на месте Леонова и как бы его глазами смотрел на Землю через иллюминатор корабля или забрало космического скафандра. Видимо, тогда в его душе поселилась мечта о странствиях во Вселенной. Но путь к профессии космонавта оказался далеко не прямым.

В детстве Пётр не отличался крепким здоровьем: часто болел, хотя врачи и обнадеживали, что с возрастом все трудности пройдут. Уже в восемь лет он решил, что путь в небо для него закрыт и стать летчиком, как отец и дед, — несбыточная мечта.

Дед космонавта Пётр Сутурин — военный летчик. Отец Валерий Дубров летал бортрадистом на самолетах. Так что о небе Пётр с самого детства знал не понаслышке. Особенно ему запомнился первый полет на самолете из родного Хабаровска на Камчатку к родственникам. Мальчика потрясли виды моря, заснеженных вулканов с высоты в 10 км. Врезались в память детали посадки: голубое небо, снежные шапки гор, потом нырок под облака — и вот уже зеленый ковер травы и листвы вокруг. Этот резкий переход из зимы в лето произвел неизгладимое впечатление.

К окончанию школы Пётр перестал мечтать о полетах. Он, как и многие в этом возрасте, увлекся компьютерами и всерьез занялся программированием, которое после окончания лицея информационных технологий и университета стало его специальностью.

 

Лестница в небо

Впрочем, через некоторое время Дубров вновь услышал этот настойчивый призыв души. Тогда он решил: раз уж нельзя стать летчиком, то можно попробовать подняться в небо и ощутить магию высоты в прыжках с парашютом. Уже работая программистом, Пётр познакомился с девушкой-коллегой, которая была инструктором парашютного спорта. Она собирала группы новичков и организовывала для них полеты с прыжками. Пётр записался. Прибыв на аэродром, он прошел необходимую подготовку, но прыжки отменили: возникли проблемы с топливом для самолета. Через некоторое время — вторая попытка, и опять неудача. На этот раз соседний военный аэродром из-за своих полетов на время «закрыл высоту». Осечки повторялись еще не раз: вылет срывали то непогода, то сильный ветер, то банальная неисправность техники.

По приезде в Москву идея совершить прыжок с парашютом Петра не отпускала. Вскоре он нашел единомышленников среди новых коллег. В назначенный день приехал на подмосковный аэродром Дракино. Уже в который раз прошел инструктаж, надел парашют и был готов к посадке на борт, но... Опять не повезло: самолет с предыдущей группой не смог набрать высоту из-за технических проблем, и прыжки отменили. Однако команда подобралась очень настойчивая, и в тот же день все поехали на другой аэродром — Волосово. Первое, что они увидели: парень на носилках с перебинтованной ногой и наложенной на нее шиной. Казалось бы, судьба подает Петру сигналы, что небо не хочет заключать с ним союз. Между тем такое фатальное невезение лишь раззадорило Петра: ему еще сильнее захотелось прыгнуть. И наконец это случилось!

«На всю жизнь мне запомнилось ощущение первого прыжка: когда открывается купол, ты зависаешь на лямках, раскачиваясь на стропах. Кругом горизонт, вверху — Солнце, внизу — нереально изумрудная трава. И восторг переполняет душу!..»

Пётр решил, что будет учиться мастерству парашютиста. С тех пор он совершил более 640 прыжков различной сложности на многих типах парашютов, стал членом Федерации парашютного спорта России, участвовал в чемпионатах страны. В составе команды «Касаясь неба» он завоевал звание кандидата в мастера спорта в дисциплине «групповая акробатика».

 

Новый поворот

Перед каждым прыжком следовало проходить медкомиссию, и Пётр это добросовестно делал. Оказалось, что предсказания врачей о преодолении с возрастом детских болезней сбылись. Как будто небо стало лечебным бальзамом, который уверенно поправлял его здоровье. И когда перевалило за 30 лет, он задумался о смене профессии. Но военным летчиком в таком возрасте стать уже проблематично, и он искал возможность поступить в гражданское летное училище, чтобы работать пилотом пассажирского самолета. При этом случайно наткнулся на объявление Федерального космического агентства о первом открытом наборе в отряд космонавтов.

 

Первый шаг

Поначалу Пётр не очень верил, что шанс стать космонавтом — реальный. Ведь на отбор наверняка придут достойные кандидаты, в том числе летчики, думал он. Но попробовать все-таки решил.

Нашел на сайте ЦПК список документов, стал их собирать. Начал активно заниматься физическими упражнениями. Благодаря спорту он был в неплохой форме, но суровые требования отбора заставляли оттачивать ее для пущей уверенности. На тренировки ушло довольно много времени, а набор уже заканчивался. Чтобы не потерять драгоценного времени, Пётр решил не посылать документы по почте, а привезти лично в ЦПК. Нашел в интернете адрес Звёздного городка, сел на электричку и через пару часов был на проходной. Набрал номер, позвонил. Ответили не сразу, но наконец он услышал: «Ждите, сейчас к вам выйдут». Отдав документы, Дубров вернулся домой и стал ждать звонка. Первый шаг к орбите был сделан.

«Я ждал и продолжал тренироваться, — вспоминает Пётр. — Наконец раздался звонок — и произошло маленькое чудо: меня пригласили на первый, очный, этап отбора. Затем — на второй. После каждого этапа были недели ожидания и неизвестности: прошел ли или скажут, не подхожу? Каждый звонок из ЦПК был как что-то невероятное. И уже когда меня пригласили на Межведомственную комиссию, я понял, что готов принять на себя огромную ответственность за коллег и за технику, которую доверяют космонавтам, и, если меня выберут, то посвящу свою жизнь космонавтике».

На Межведомственной комиссии 8 октября 2012 г. Петру Дуброву и еще семи соискателям объявили, что они успешно прошли отбор. 28 октября его зачислили кандидатом в космонавты-испытатели.

 

Тренировки в экстремальных условиях

С тех пор прошло почти девять лет. Два года из них заняла общекосмическая подготовка, шесть лет — тренировки и занятия в составе группы, затем подготовка в дублирующем экипаже. За это время случались различные неожиданности. Двое коллег по набору, не выдержав темпа и нагрузок, сошли с дистанции.

Общекосмическая подготовка внесла в размеренную и упорядоченную жизнь бывшего инженера-программиста много нового и интересного. Большое впечатление произвели тренировочные полеты на самолете Л-39 с Чкаловского аэродрома. И хотя управление крылатой машиной было не вполне самостоятельным — опытный инструктор выполняет взлет и посадку, помогает, когда необходимо, — пилотирование самолета, выполнение фигур пилотажа, виды земли и неба, в том числе ночью, вызвали яркие эмоции.

Самой легкой, казалось бы, должна была стать парашютная подготовка. Несмотря на то, что за плечами были уже сотни прыжков, этот вид тренировок оказался непростым. В ЦПК программа направлена на отработку навыков работы в экстремальных условиях свободного падения. Непривычным было отсутствие соревновательного элемента, как в спорте. Шла отработка новых, незнакомых навыков — ведения репортажей, логического мышления, принятия решений во время свободного падения.

«Хорошо запомнились и тренировки по выживанию на случай посадки космического корабля в различных климато-географических зонах, — рассказывает Пётр Дубров. — Выживания зимой мне были более привычны, так как я ходил в зимние походы и имел определенные навыки. Намного труднее были „морские“ тренировки при „посадке“ на воду. Мы их проходили на озере в Ногинске на базе МЧС. Это было летом, в страшную жару. Мы в скафандрах в нагретом солнцем спускаемом аппарате качаемся на волнах. В тесноте нам нужно снять скафандры и, несмотря на жару, надеть шерстяные полетные костюмы, а также синтепоновую теплозащитную одежду из состава носимого аварийного запаса (НАЗ) корабля „Союз“. Эту же одежду мы надеваем и на „выживаниях“ зимой. Нужно хорошо защититься — ведь неизвестно, сколько придется пробыть в воде. И только потом надевается гидрокостюм „Форель“. При этом температура тела повышается, бывает очень тяжело. После этого мы должны выбраться наружу и, находясь на плаву, ждать эвакуации. Во время всего процесса инструкторы раскачивают корабль, имитируя трехбальную волну. Были случаи, что на таких тренировках теряли сознание».

Особое место в подготовке космонавта занимают тренировки для выходов в открытый космос. Работа за бортом космической станции — одна из самых сложных и ответственных задач на орбите, «вершина мастерства» космонавта. И подготовка к ней требует особых усилий. Работа со скафандром, подготовка оборудования, операции шлюзования — выход из модуля и возвращение в него — и, конечно же, сама работа за бортом — все эти элементы требуют слаженной работы всех членов экипажа: и тех, кто выходит наружу, и тех, кто помогает внутри станции. Поэтому тренировки на тренажере «Выход-2» и в гидролаборатории, несмотря на сложность и физические затраты, не только полезны, но и интересны.

Невзирая на эмоциональные и силовые перегрузки, непрерывную учебу, постоянные тренировки и кропотливую отработку нужных навыков до совершенства, уверенность в своих силах, настойчивость и трудолюбие помогали Дуброву преодолевать минуты слабости и все ближе подводили к исполнению мечты — космическому полету.

Он первым из набора получил заветный шанс. Для начала вместе с Олегом Новицким и американцем Марком Ванде Хаем они дублировали экипаж «Союза МС-17», который сейчас находится на орбите.

«Во время дублирования я глубоко прочувствовал всю ответственность, которая возлагается на экипажи, — делится Пётр Дубров. — Наш полет планировался в октябре 2021 г., но из-за изменения в составах экипажей наш старт перенесли на апрель, и время подготовки сократилось на полгода. Из-за этого, а также из-за ожидаемых запусков новых модулей (на второе полугодие 2021 г. планируется запуск двух модулей — „Наука“ и „Причал“. — Ред.) программа тренировок нашего экипажа стала еще интенсивнее и интереснее. Это помогает собраться и с достоинством преодолеть все трудности».

 

Космонавт, программист и романтик

Все будни и большая часть выходных дней накануне старта посвящены подготовке к полету. Тем не менее космонавт нашел время для встречи. В одно из воскресений ровно в полдень раскрасневшийся с мороза Пётр Дубров вошел в каминный зал профилактория ЦПК, где я его ждал. Согласно требованиям эпидемиологичес­кой безо­пасности, мы были в масках и соблюдали необходимую дистанцию. Расположившись в креслах у потухшего камина, начали беседу.

— Пётр, объясни пожалуйста: зачем надо было ломать устоявшуюся жизнь, напрягаться столько лет, не имея никакой гарантии, что полет состоится?

— В космонавтике я вижу огромные возможности для человечества преодолеть сложности, которые сейчас существуют: отсутствие взаимопонимания между странами, проблемы экологии и другие. Космонавтика поможет познать Вселенную, понять место, которое занимает человек в этом мире. Космонавтика объединяет людей и страны. И быть ее частью — для меня очень много значит.

— Что ты можешь сказать о своих коллегах по экипажу?

— Олег Новицкий — прирожденный командир от Бога и опытный космонавт. Он требовательный, но всегда подскажет, поможет, никогда не отчитывает по пустякам. А управляет многотонными модулями в ручном режиме так, словно тренировалcя с самого детства. Благодаря ему я очень многому научился. С ним очень легко и приятно работать. Он замечательный человек и профессионал высшего уровня.

Марк Ванде Хай давно в России, хорошо владеет русским языком и даже стал чем-то похож на русского. В 2012–2013 гг. возглавлял офис NASA в ЦПК, дважды был дублером, потом совершил полугодовой полет на «Союзе» и МКС. Четырежды работал в открытом космосе, потом еще дублирование и еще подготовка с нами, теперь уже ко второму полету. Марк — замечательный профессионал, во время тренировок не отстраняется и не ограничивается своими обязанностями, а старается помочь другим. Подготовку он проходил по американской системе, но и нашу хорошо освоил, поэтому у него можно многому научиться. У него открытый, дружелюбный, без нарочитой показухи, характер. Очень общительный, много интересного рассказывает, часто шутит, нередко даже над самим собой, и этим быстро завоевывает расположение к себе.

— Программа вашего полета уже в основном сверстана. Что в ней для тебя наиболее интересно?

— Из всей программы полета самое важное — это ввод в эксплуатацию нового модуля «Наука». Мы изучаем систему ТОРУ (телеоператорный режим управления. — Ред.) и бортовые системы для управления его стыковкой в ручном режиме. Нам с Олегом предстоит до пяти выходов в отрытый космос для ввода модуля в состав станции. Кроме того, мы прошли подготовку в Хьюстоне для работы на американском сегменте. Олег сертифицирован для выхода в американском скафандре EMU, а я получил сертификат оператора манипулятора SSRMS для поддержки выходов в открытый космос и захвата грузовых кораблей партнеров по МКС. Это на тот случай, если пополнение на Crew Dragon задержится и в экипаже останется один астронавт.

— Планируется, что осенью на станцию полетят актер и режиссер для съемок российского фильма «Вызов», первого в истории на борту МКС. Как ты к относишься к тому, что тебе, возможно, придется задержаться в космосе еще на полгода?

— У меня в связи с этим возникают противоречивые чувства. Конечно, это очень интересно: больше научных экспериментов, возможность участвовать в расширении российского сегмента новыми модулями. В то же время я понимаю, что даже для опытного космонавта находиться год в космосе нелегко. Неизвестно, как мой организм адаптируется — ведь в его «мышечной памяти» пока нет информации об условиях, в которых ему придется оказаться. Неизвестно, как организм будет адаптироваться после посадки. Тем не менее этот опыт может быть полезен с точки зрения подготовки к миссиям за пределы орбиты Земли, поскольку вероятность того, что полетит космонавт без опыта полета, будет выше. Поэтому для меня такое развитие событий еще и испытание, к которому я готов.

— Есть ли научный эксперимент, которым тебе больше всего будет интересно заниматься на орбите?

— Сложно выделить что-то особенное. Наверное, это эксперимент «Ураган» по фотосъемке земных катаклизмов. Очень интересен эксперимент «УФ-атмосфера» по исследованию «спрайтов», «эльфов» и других явлений в верхних слоях ночной атмосферы в ультрафиолетовом диапазоне высокоскоростной камерой. Это пока малоизу­ченная область, и неизвестно, какие открытия она в себе таит. Есть перспективные медицинские исследования. Ну и, конечно, съемки Земли.

— А какие у тебя есть увлечения?

— Прежде всего это, наверное, программирование. Я им увлекся еще в школе. Во время подготовки я участвовал в работах по созданию нового космического корабля «Орёл» и разработал программу для макетирования и эргономической отработки его интерфейсов. Эта программа использовалась на динамическом стенде в РКК «Энергия». Кроме того, я придумываю программы, которые могут быть полезны на борту. Например, разработал программу, которая помогает экипажу в нештатных ситуациях. Есть идеи по расширению в кораблях «Союз» функционала планшетов, которые сейчас используются практически только для чтения бортовой документации, хотя вполне могут быть полезными помощниками экипажу. Все это на уровне хобби, но в то же время польза будет не только мне.

Другое увлечение — фотографирование. Я стараюсь учиться делать не только качественные и информативные снимки, что важно для экспериментов, но и художественные фотографии, чтобы было интересно смотреть. Часто беру фотоаппарат на прогулки и ищу интересные кадры. И на МКС, думаю, свободное время буду проводить у иллюминатора с камерой.

Еще люблю путешествовать, в основном по «природным» местам. Когда отдыхаю на море, занимаюсь дайвингом. Люблю горные лыжи. С моим другом Андреем Шубиным — спасателем Бурятской республиканской поисково-спасательной службы, который много лет участвовал в специальной подготовке космонавтов, тренировал и нас, и наших инструкторов, — мы восходили на гору Мунку-Сардык (3491 м), самую высокую гору Восточных Саян. Это одно из самых запоминающихся путешествий.

— Расскажи немного о своей семье.

— Дедушка Пётр Михайлович Сутурин окончил летную школу в городе Тулун под Иркутском, служил на Дальнем Востоке, участвовал в войне с Японией в 1945 г. Кавалер ордена Красной Звезды, ордена Ленина и многих других наград. После войны долгое время работал в гражданской авиации на Дальнем Востоке: открывал новые трассы, возил пассажиров и грузы, работал пилотом-инструктором и обучил более 50 летчиков. В 1967 г. ему было присвоено почетное звание «Заслуженный пилот СССР». Его жена, моя бабушка, Мария Карповна в военные годы в возрасте 15 лет работала техником-наблюдателем на метеостанции в городе Иман в Приморском крае. Работать порой приходилось в сложнейших погодных условиях, при этом теплой одежды и обуви не хватало, все, что могли, отправляли на фронт. За свою работу награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Отец Валерий Иванович всю жизнь проработал в пассажирской гражданской авиации. Летал бортрадистом на гражданских самолетах Ил-62М, Ту-204 и других, побывал почти на всех континентах. Сейчас на пенсии. Мама Наталья Петровна — профессиональный педагог, работала воспитателем в детском саду. За свою карьеру она много детей провела от ясельной до подготовительной группы в школу. Сейчас также на пенсии.

Старший брат Роман — инженер 1-й категории, работает в Хабаровском аэропорту в аэронавигации Дальнего Востока. Младший Ярослав окончил Хабаровский медицинский институт по специальности «провизор-технолог», сейчас работает в Краевой клинической больнице № 1. Все живут в Хабаровске.

— Какие черты для тебя наиболее характерны и какие по жизни тебе мешают?

— Сложный вопрос. Каждый человек обладает множеством особенностей, как картина, которая состоит из многих мазков художника. Моя самая характерная черта, наверное, — скрупулезность. Она и помогает что-то тщательно изучить, и мешает, так как из-за нее порой слишком углубляюсь в детали. Другая характерная черта — рассматривать все в комплексе. Изучив детали, стараюсь рассмотреть их во всех сложностях взаимосвязей как единое целое. Есть и другие черты, например целеустремленность и настойчивость. Они помогают мне двигаться вперед несмотря на трудности и порой позволяют сделать то, что казалось невозможным. Но иногда могут перерасти в упрямство — вплоть до упертости, а это уже мешает отбросить что-то ненужное, не тратить лишние силы и время.

— Ты дважды менял жизненный путь: когда из Хабаровска переехал в Москву и когда ушел из коммерческой компании, став космонавтом. Кто помогал тебе в эти трудные моменты?

— Конечно, все это было бы невозможно без помощи других людей. Безусловно, прежде всего я благодарен своим родителям, которые всегда меня поддерживали, хотя из-за своих решений и увлечений я не раз заставлял их волноваться. В Москве я бы не чувствовал себя как дома, если бы не наши родственники здесь: моя тетя Людмила Дружинина, ее дочери Алина и Елена и их семьи. Еще мои лицейские и институтские друзья — семьи Козаченко и Куликовых. Мне было бы гораздо труднее решиться на переезд в Москву, если бы не их помощь. Мы до сих пор поддерживаем теплые отношения, я очень им благодарен.

Мой бессменный напарник по парашютной команде — Николай Пятилетов. Мы вместе прошли через многие спортивные испытания, и я очень рад, что мы до сих пор дружим. И еще многие, многие люди. Порой новые встречи в жизни нам кажутся случайными. Но, оглядываясь назад, я понимаю, что почти все, кого я встречал, чем-то мне помогли или чему-то научили. Каждому хочу отдельно сказать спасибо.

 

Вот так: Пётр Дубров — технарь-программист и космонавт-испытатель — в душе остается романтиком. Что касается семейного положения, то напряженная подготовка, требующая огромной самоотдачи, пока не позволила Петру встретить любимого человека, но одиночества он не ощущает. Поддерживает дружеские отношения с одноклассниками, с товарищами по парашютной спортивной команде, да и с ребятами, с которыми предстоит лететь в космос, отношения вполне приятельские.

Открыта подписка на журнал «Русский космос» на 2021 год. Вы можете найти нас в каталоге агентства «Урал-пресс»
Наш индекс: 013856

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".