РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#ЦПК#Интервью#Пилотируемая космонавтика
06.05.2021 12:10

Интервью с юбиляром

Сегодня, 6 мая 2021 года, поздравления с 55-летием принимает Герой России, летчик-космонавт РФ Александр Скворцов. На его счету три космических полета общей продолжительностью почти 546 суток, два выхода в открытый космос. Менее полутора лет прошло с того момента, как юбиляр вернулся из третьей длительной экспедиции. Но в скором времени планирует вернуться к интенсивному тренировочному процессу в составе отряда космонавтов Роскосмоса.

Александр Скворцов не первым в своей семье решился покорить космические просторы. Его отец Александр Скворцов-старший в свое время был зачислен в отряд космонавтов третьего набора и проходил общекосмическую подготовку, а мама заведовала детским садом. Первые годы жизни Александра Скворцова-младшего прошли в Звездном городке.

***

— Александр Александрович, наверно Вы были слишком малы, чтобы запомнить тот период детства?

— Мне было почти четыре года, когда мы уехали из Звездного городка на новое место службы отца. Конечно, я радовался и гордился тем, что папа был в отряде космонавтов и подспудно мечтал о том же, но я не знал, осуществима ли мечта.

— Вашему отцу, к сожалению, не удалось побывать в космосе. И есть много других примеров, когда человек готовился, осваивал профессию, но мечта так и осталась мечтой.

— Меня это не останавливало, понимал, что у каждого своя судьба. Папа не полетел, потому что возникли проблемы со здоровьем. Перенес грипп на ногах, получил осложнение. Восстанавливаясь, пропустил много занятий. Все знают, конечно, что можно сойти с дистанции по разным причинам. И, кстати, третий набор отряда космонавтов, один из самых несчастливых, если можно так сказать. Из них мало кто побывал в космосе.

— Но у Ваших близких все равно была возможность летать, пусть и не в космос.

— Папа, младший брат Юрий и я — все мы по специальности летчики-истребители. Отец окончил Армавирское высшее военное авиационное училище, а мы с братом — Ставропольское. Потом я учился на авиационном факультете Военной академии ПВО имени маршала Г.К. Жукова в Твери.

— Как Вы оказались в Центре подготовки космонавтов?

— В ноябре 1996 года узнал, что объявлен набор в отряд космонавтов. Приехал из Твери в Москву, подал документы и в течение двух месяцев проходил отбор. Кстати, тогда же познакомился со своим будущим коллегой Анатолием Иванишиным. В 1997 году ему не удалось пройти отбор из-за высокого роста в положении сидя. Потом ограничения сняли, и спустя 6 лет Анатолия приняли в отряд космонавтов.

— Космонавтов и астронавтов тщательно готовят к полетам. К чему труднее всего подготовиться заранее?

— Наверно никто не бывает готов к тому, как поведет себя в невесомости его организм. В свой первый полет отправился вместе с космонавтом Михаилом Корниенко и астронавтом NASA Трейси Колдвелл-Дайсон. Для меня стало приятным сюрпризом, что первые двое суток, которые бывают самыми трудными при адаптации к невесомости, каждый из нас перенес нормально. Изначально ожидание было немного тревожным, зато теперь уже знаю возможности своего организма. И понимаю, что даже если на первых порах один из всего экипажа сохраню работоспособность, в определенной степени этого будет достаточно.

— Легко ли взаимодействовать с иностранцами в экипаже? Какие барьеры приходилось преодолевать?

— Даже если какие-то барьеры и бывают, они обычно преодолеваются в процессе подготовки к полету. У нас проходят совместные тренировки на выживание, сплочение экипажа, занятия на тренажерах космических кораблей. Если говорить о преодолении языкового барьера, то, например, Трейси неплохо знала русский язык и даже песни на русском пела, а Михаил хорошо владел английским.

— Вам приходилось работать не только с англоязычными астронавтами. В третьей экспедиции на МКС с Вами был Лука Пармитано.

— Лука полиглот, четыре языка знает. У нас отлично складывались отношения. Он позитивный человек и грамотный специалист. В качестве бортинженера-1 отработал просто потрясающе. Мы выполняли внештатную перестыковку. Я был убежден, что все получится.

— Что важнее: личные или профессиональные качества напарников?

— Как правило, истинные профессионалы обладают прекрасными человеческими качествами. Подметил такую закономерность. Или мне просто везло, ни разу не был разочарован в напарниках.

— И даже робот Федор не подводил Вас во время полета?

— Федора включал мой коллега Алексей Овчинин и он отвечал именно за механическое включение, проще говоря, на кнопки нажимал. Там на самом деле возникали проблемы. А я работал с экзоскелетом, и по моей электрико-механической части все было нормально. Робот четко повторял все мои действия. Вообще, создание роботов под определенные задачи и, прежде всего, для работы на поверхности космической станции считаю очень перспективным направлением.

— У космонавтов есть масса ритуалов, связанных с предполетной и предстартовой подготовкой.

— Я не очень суеверный, но когда имеешь отношение к авиации и космонавтике, стараешься соблюдать все традиции и ритуалы. Если говорить о предстартовой подготовке на Байконуре, ее можно сравнить с тем, как профессиональный оркестр настраивается перед выступлением. Видели же наверняка? Так и мы настраиваемся на полет.

— Какая из космических экспедиций Вам больше всего запомнилась?

— Третья, потому что воспоминания о ней еще свежи. Для меня она была самой продолжительной (201 сутки), напряженной и в то же время интересной.

— Какую продолжительность полета Вы назвали бы оптимальной?

— На мой взгляд, четыре месяца. Затем по ощущениям организм начинает перестраиваться и уже настолько привыкает к условиям полета, что возвращение к земной жизни дается непросто.

— А к чему легче привыкнуть: к невесомости или к жизни по возвращении из космоса?

— Мне сейчас к невесомости легче, потому что организм быстро вспоминает, что это такое. Да и на земле уже восстановление проходит легче.

— Что представляет собой рабочий день космонавта, если он не на орбите?

— Наша работа подчинена жесткому плану подготовки к полету. Индивидуальные графики для тех, кто находится в Отряде космонавтов, составляют на неделю вперед. Набор изучаемых дисциплин и комплекс тренировок зависит от того, на каком этапе подготовки находится космонавт. Мы готовимся не только на базе ЦПК. Хочется отметить, что для космонавта очень важно понять, как осуществляется взаимодействие между Центром управления полетами и экипажем на борту. Нам дают возможность примерить на себя роль главного оператора ЦУПа, который ведет радиообмен с экипажем и начинает понимать нюансы работы на борту МКС.

— В этом году проходит множество мероприятий, посвященных 60-летию Юрия Гагарина. Какое из них запомнилось больше всего?

— 12 апреля побывал на месте приземления Юрия Гагарина в Саратовской области. Сейчас там открыт масштабный Парк покорителей космоса, который посетил Владимир Владимирович Путин. Для меня это вторая встреча с главой государства на День космонавтики. Десять лет назад 12 апреля Дмитрий Анатольевич Медведев вручал мне «Золотую Звезду» Героя Российской Федерации, на тот момент он был Президентом РФ.

— Действующие космонавты не располагают большим количеством свободного времени. И все-таки когда оно появляется, как предпочитаете проводить досуг?

— Уже лет двадцать увлекаюсь бадминтоном. У нас в отряде ежегодно проводится турнир «Звездный волан» при поддержке Федерации бадминтона России. В прошлом году он не состоялся из-за санитарных ограничений. Надеюсь, в этом году проведем. Люблю рыбалку и охоту, просто получаю удовольствие от того, что брожу по лесу или нахожусь на природе.

— Если уйти от профессиональной темы в личную, о чем Вы мечтаете?

— Мечты по большей части житейские. Я ведь уже дедушка, у меня есть внучка. Семья и близкие друзья, все мы очень любим жизнь. Стараюсь обеспечивать окружающим душевный комфорт, мне от этого самому хорошо и радостно. Но работа никогда не уходит на задний план.

Источник: ЦПК

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".