Интервью

#Роскосмос#Русский космос#Главкосмос#Дмитрий Лоскутов#космический туризм#Туристы
10.05.2021 17:10

Туристические полеты в космос: взгляд изнутри

В этом году может произойти долгожданный прорыв с точки зрения возобновления частных пассажирских полетов в космос. Так, компания SpaceX Илона Маска объявила, что планирует осенью запустить корабль Crew Dragon полностью с гражданским экипажем из четырех человек. В декабре может состояться полет пилотируемого корабля «Союз МС-20» с двумя путешественниками на борту. О перспективах развития космического туризма редактор журнала Госкорпорации «Роскосмос» — «Русский космос» побеседовал с генеральным директором Главкосмоса (входит в Роскосмос) Дмитрием Лоскутовым.

***

Эпоха космического туризма началась в СССР с рейсов на станцию «Мир» японца Тоёхиро Акияма (1990 г.) и британки Хелен Шарман (1991 г.), чьи миссии оплатили спонсоры. В нулевых полетами на МКС отметились еще семь человек, выложившие за космическое путешествие уже «свои кровные», причем один умудрился побывать на станции дважды.

Несмотря на очевидные рыночные перспективы, индустрия путешествий в космос, как говорится, не «взлетела». За последнее десятилетие на орбите не побывало ни одного рядового жителя Земли, а проекты космических отелей и туристических облетов Луны хотя уже и не кажутся фантазией чистой воды, но все же остаются отдаленными планами.

Надо признать, что в отечественном экспертном сообществе так и не сложилось единого представления, нужно ли отрасли заниматься космическим туризмом. Однако отчетливо видно, что этот рынок в последнее время пришел в движение, на нем появляются новые игроки, заключаются сделки.

«Анализ ситуации в отрасли и на рынке космических услуг в мире, проведенный совместно с Роскосмосом, указал на перспективность работ в этом направлении, — подтверждает Дмитрий Лоскутов. — Мы стали включать проблематику космического туризма в наши публичные выступления на международных конференциях, семинарах. Изучаем аудиторию тематических сообществ, профессиональных форумов, привлекаем партнеров в различных регионах мира. Предполагаем учитывать эту задачу в своей выставочной деятельности, когда она вернется в off-line».

Компания «Главкосмос» известна тем, что продвигает услуги и продукцию российской ракетно-космической отрасли за рубежом. Именно она координирует знаменитый проект запуска британских интернет-спутников глобальной группировки OneWeb с помощью российских носителей «Союз-2.1б». Недавно Роскосмос поручил компании еще одну миссию: стать единым оператором в России по организации коммерческих полетов в космос.

И все-таки, как найти баланс между интересами отрасли и желанием заработать? Не противоречит ли идея космического туризма решению серьезных профессиональных задач: например, программе полетов космонавтов на МКС?

«Полученные от коммерческих полетов средства следует не проедать, а направлять на развитие пилотируемой программы, — убежден Дмитрий Лоскутов. — Это позволит снизить издержки при подготовке и отправке космонавтов на МКС или — в перспективе — на новую российскую орбитальную космическую станцию».

Какова цена?

Когда речь заходит о стоимости билета на орбиту, многие ориентируются на появляющиеся время от времени в СМИ сообщения, что место в кораб­ле «Союз» для астронавтов NASA продавалось по цене от 60 до 80 млн долл. Оставив за скобками рассуждения о достоверности этой информации, важнее признать свершившийся факт: «Союз» больше не является безальтернативным средством доставки человека в космос.

«Здесь все просто, — отмечает руководитель „Главкосмоса“. — Снижению стоимости кресла способствует появление новых американских кораблей. С одной стороны, они, конечно, разрушают нашу естественную монополию на полеты к МКС, образовавшуюся вследствие ухода шаттлов на покой. С другой — у нас появляются возможности высвободить часть мест на „Союзах“ и предложить их на рынке. Кроме того, мы сохраняем возможность регулярных пилотируемых полетов к перспективной российской орбитальной космической станции».

Действительно, в последнее время быстрыми темпами идут летные испытания корабля Crew Dragon фирмы SpaceX. Вскоре к нему присоединится Starliner от компании Boeing. Очевидно, для успешного ведения бизнеса цена места в российском корабле не должна быть выше, чем у конкурентов.

«Сейчас существует разброс, — рассуждает Д. В. Лоскутов. — К примеру, SpaceX объявила цену в 55 млн $ за кресло на „Драконе“. А вот, скажем, стоимость места на „Старлайнере“ называлась в пределах от 60 до 90 млн $. Мы считаем, что необходимо предлагать конкурентоспособную цену, то есть не выше 50–55 млн $».

Вероятно, именно эти цифры держало в уме руководство «Главкосмоса», когда заявляло в начале года о планах отправки на орбиту четырех туристов.

«Мы с Роскосмосом исходим из того, что командир корабля должен быть профессиональным космонавтом, — продолжает наш собеседник. — А поскольку на „Союзе“ три места, то два из них можно отвести для туристов. Соответственно, когда мы говорим о четырех туристах, речь идет об изготовлении двух специально выделенных кораблей. Под эти запуски будут законтрактованы ракеты-носители в РКЦ „Прогресс“ и согласованы пусковые окна».

Без конфликта интересов

По словам Дмитрия Лоскутова, возможности отрасли позволяют изготовить несколько кораблей сверх числа, предусмотренного Федеральной космической программой (ФКП). «Мы сейчас завершаем переговоры с предприятиями по созданию опережающего задела под коммерческие космические полеты, — говорит он. — С учетом цикла производства, запуск первого корабля будет возможен уже в 2023 г., если его комплектование начнется сейчас».

В случае интересного предложения может ли быть зарезервировано место на одном из кораблей, предназначенных по графику для полетов к МКС, ранее 2023 г.?

«Это не такой однозначный вопрос, — отмечает глава компании. — Мы, безусловно, понимаем чувствительность и деликатность вопроса, связанного со взаимными пересечениями интересов коммерческих участников полетов и миссиями, проводимыми в рамках ФКП. Естественно, к этому надо подходить очень аккуратно, делая все, чтобы не было конфликта интересов. В самом деле, туриста можно запустить и на корабле, построенном в рамках ФКП, поскольку у нас космонавты иногда по здоровью выбывают, к сожалению. Думаю, решение такой задачи возможно, но опять же без внесения какого-либо негатива».

Штучный товар

Путешествия в космос, пожалуй, одна из наиболее нестандартных услуг в мире. Здесь много тонкостей не только для потенциальных клиентов, но и для самих «турагентств». К примеру: как искать клиентов и где давать рекламу?

«Чаще всего интерес проявляется после какой-либо конференции или выступления, — поясняет Дмитрий. — Как правило, он исходит от посредников. Бывает, что подходят люди, представляющие так называемый „неплатежеспособный спрос“. Это те, кто хотел бы полететь, но не имеет достаточного количества средств и намерен заняться их сбором».

В космос за свои деньги слетали пока лишь семь человек. Сколько же всего в мире людей, готовых потратить десятки миллионов долларов на то, чтобы увидеть залитый ярким светом шар Земли и полюбоваться бесконечностью Вселенной, подмигивающей блестками звезд?

«Если говорить об энтузиастах космических полетов, то по всему миру таких наберется от тысячи до полутора, — прикидывает Лоскутов. — А вот если говорить о тех, у кого есть реальная возможность заплатить за билет, то таких наберется порядка нескольких десятков человек. Думаю, на первых порах массовый доступ в космическое пространство будет организован за счет суборбитальных полетов. Они обходятся существенно дешевле орбитальных, поэтому круг потенциальных клиентов здесь шире».

У экспертов со стажем наверняка всплывут в памяти эксцентричные персонажи прошлых лет, которые, будучи на словах заинтересованными в полете, в конце концов отказались от своей затеи. И чаще всего причиной указывалось то, что они просто не успевали вовремя собрать необходимые деньги.

«Так и есть, — подтверждает гендиректор „Главкосмоса“. — Но для таких форс-мажоров существует „безвозвратный платеж“. На практике все сценарии, которые могут возникнуть по ходу подготовки к полету, обсуждаются во время переговоров перед заключением контракта».

Еще один вопрос, обсуждаемый в СМИ, связан с возможностью выхода коммерческих участников полета в открытый космос. «В этом случае ценник будет выше, и, скорее всего, такая операция потребует доставки части грузов „Прогрессом“, — полагает Дмитрий Лоскутов. — Стоимость такой опции мы пока не считали и серьезных переговоров не вели, но запросы на полет с выходом есть».

 

Про конкурентов

После появления в прошлом году на телеэкранах корабля Crew Dragоn впечатлительные зрители хором запели оду новому детищу Илона Маска, особо отмечая комфорт и эргономику транспортного средства. В самом деле, визуально Crew Dragon смотрится просторнее, чем «Союз». Но не все так просто.

«Объем жилого пространства на „Драконе“ составляет порядка 9.3 м3. У „Союза“ чуть меньше — около 8.5 м3, и объем разделен на два модуля — спускаемый аппарат и бытовой отсек, — поясняет Дмитрий. — Следует отметить, что при этом у нас „удобства“ находятся в отдельном отсеке, в „Драконе“ же все в одной кабине, пусть и за шторкой... А с учетом сверхбыстрой схемы доставки наших „Союзов“ до МКС — около трех часов по двухвитковой схеме — туристы готовы и потерпеть немного. Они, что называется, „с открытыми глазами“ идут на снижение комфорта.

Кроме того, надо помнить, что, при всем моем уважении, новые американские пилотируемые корабли еще не имеют должного налета. Наш „Союз“ многократно подтвердил свою надежность. Кроме того, здесь можно отметить работу на перспективу: наверняка туристы будут привлечены возможностью побывать на российской космической станции, о которой я уже упоминал. Собственно, создание новой российской космической станции не только обеспечит возможность отправки профессиональных космонавтов, но и выведет за скобки необходимость согласовывать что-либо с зарубежными партнерами».

Немного тревожно, что американцы одновременно испытывают свою технику и предлагают какие-то варианты частникам. Не дай бог, какой-то крупный провал — и тогда космический туризм надолго будет поставлен на паузу.

Когда осенью 2014 г. в калифорнийской пустыне Мохаве потерпел крушение ракетоплан SpaceShipTwo компании Virgin Galactic, продвигающей проект суборбитального туризма, пришлось очень долго прятать лицо. Пока шло расследование катастрофы, круг людей, внесших депозит за предстоящий полет, перестал расширяться.

«Этот фактор мы понимаем и учитываем в планировании», — констатирует руководитель «Главкосмоса».

Нюансы и вызовы

Полеты на станцию возможны по разным схемам — от сверхбыстрой до обычной, двухсуточной. С точки зрения некоторых медиков, недостаток короткой схемы в том, что человек не успевает адаптироваться к условиям полета.

Глава компании «Главкосмос» замечает, что в запасе нужно держать оба варианта: «Всегда полезно иметь возможность предложить выбор. Надеюсь, к 2023 г. двух- или одновитковая схема будет хорошо отработана. Мы так клиентам и говорим, что полет до МКС будет сопоставим по времени с рейсом Москва — Брюссель. Думаю, в ходе работы в ЦПК мы сможем определиться, какая схема более оптимальна».

Еще один актуальный вопрос: время подготовки участника. Для занятых людей отход от дел на четыре-шесть месяцев — это очень много. Но современная медицина и отработанные методики позволяют значительно уменьшить необходимое время перед полетом.

«Впрочем, если потенциальный клиент захочет пройти полноценный цикл подготовки, мы возражать не будем, — улыбается Д. В. Лоскутов. — Но в целом большие временные затраты и не требуются. В принципе речь идет о сроках, сопоставимых с теми, которые предлагает, например, американская компания Axiom Space: 15 недель. Мы вместе с ЦПК обсуждаем, можно ли сократить подготовку до такого срока».

Станут ли со временем платные путешествия в космос чем-то обыденным? «Вероятно, не раньше, чем через 10–15 лет, после снижения стоимости и формирования „экосистемы“ туристических услуг, — размышляет глава компании. — Но сам космический полет никогда не cтанет рутиной. Это явление будет постоянно изменяться, развиваться, добавлять в себя что-то новое, необычное. Человечество всегда стремилось не просто заглянуть за горизонт, но и посмотреть выше — там и Луна, и Марс».

Сроки функционирования МКС официально пока ограничены 2025 годом. А что потом? Куда будут летать туристы после этого, и будет ли возможен космический туризм без станции?

«Почему же нет? — удивляется Дмитрий Лоскутов. — Даже если станции не будет, никто не запретит летать вокруг планеты на автономных кораблях. Axiom предлагает именно такие полеты на „Драконе“. Мы не исключаем, что МКС проработает и дольше, однако не думаю, что наша страна откажется от идеи создания собственной космической станции для обеспечения суверенитета, в том числе в пилотируемой космонавтике».

Для американских, европейских и японских партнеров по МКС многое будет зависеть от того, когда начнется активная фаза работ по созданию окололунной станции Gateway. И до этого момента, им, скорее всего, будет не с руки отказываться от МКС. В любом случае, собираясь уходить в дальний космос, NASA планирует передать «бразды правления» инфраструктурой на околоземной орбите частным фирмам.

«Это так, — подтверждает гендиректор „Главкосмоса“. — У некоторых компаний уже есть планы создания орбитальных отелей. Считаю, это очень интересное направление работы. Рано или поздно мы к этому придем. Все равно будут отели. Не знаю, будет там искусственная гравитация или нет. Но в России есть опыт создания блоков, модулей для МКС, опыт их выведения и сборки на орбите. Думается, что в нынешних условиях самостоятельно космический отель мы не потянем, но в возможном партнерстве с какими-либо странами — будь это частные или государственные организации — почему бы и нет?»

 

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".