РОСКОСМОС-СПОРТ

Космос, человек, мир

Он летел без неба над головой. То, что мы называем небом, — течение и свечение облаков, синее и зеленое мерцание воздуха, — оставалось под ним. А над ним была только фиолетового оттенка чернота с непривычно выпуклыми звездами и косматым солнцем — не низ, не верх, но даль, а бездна выси, бездна низа, бездна дали. Бесконечность пространств и миров. Семнадцать с лишним витков вокруг планеты, семнадцать раз за одни сутки видел он восходы и закаты на земле. Он отдыхал восемь часов, по оптимальной земной норме, а за это время для него промелькнуло несколько ночей и дней. Это было как раз то, что привыкший к земным масштабам разум, вооруженные лишь земной мерой чувства воспринимают со скепсисом не только в фантастических романах, но и в доказательных статьях ученых. И все же это была такая же реальность, как то, что Герман Титов советский человек и наш современник.

Мы знаем великую, полную драм и трагедий — как писал один поэт, «с гробами в небе», — битву человека, рожденного бескрылым" за отращивание собственных крыльев. Он и отрастил их, но как долог был этот процесс и какую цену пришлось за него уплатить! Однако под крыльями был воздух, привычная сравнительно среда, опора. Битва за полет без крыльев вне воздушной среды, в безднах Вселенной короче, но яростнее, накаленнее, напряженнее. Она требовала не только технической сметки и смелости одиночек, а неизмеримо большего — просвещенности, высокоинтеллектуального развития всего народа, научного и технического гения целых коллективов, фантастических возможностей промышленности, высшего личного мужества. В ракете работает сила тяги, равная по мощности величайшим электростанциям земного шара, — только советскому гению удалось ее сконцентрировать в таком небольшом объеме. Метеоры сгорают, входя в атмосферу, а наши ракеты в озарении пламени и со шлейфами искр невредимыми возвращаются на землю — это сделано впервые на земле советским гением. В корабле-спутнике работает электроника, выполняющая функции математика, астронавта и врача одновременно, электроника, чем-то схожая, с высокоразвитым мозгом, — это сделали наши современники, с которыми мы запросто встречаемся на улице, в метро и в театре. Наконец при полете в воздухе, как бы ни был он опасен, человек психологически все еще связан с Землей, все еще чувствует ее привязь и опору, Человек в космосе отделяется от Земли, летит вместе со своим кораблем по законам небесной механики. Он сбрасывает с себя самую постоянную для нас со дня рождения силу — силу земного притяжения, и живет в условиях невесомости. Только радиоволны связывают его с Землей, Великое одиночество, которое неизбежно приходит к нему — о страшной, деморализующей силе этого одиночества почти единодушно пишут американские фантасты, — может быть морально преодолено только воспитанным с детства чувством связи с коллективом, со своим народом.

Первый шаг в эту неведомую дотоле сферу сделал Юрий Гагарин — он обогнул Землю по океану космоса. Второй шаг сделал его товарищ Герман Титов — гигантский шаг, по длине равный расстоянию до Луны и обратно. Он уже не проста проплыл по космическому океану, а жил в нем — работал, ел, спал, может быть, видел сны. Спал, пролетая над Азией и Африкой, Европой и Америкой, Работал, пролетая над океанами и материками. За секунду до запуска ракеты Юрий Гагарин сказал весело и непринужденно, как говорят ребята, начиная спуск на санках с горы: «Ну, поехали!» Одолев немыслимое расстояние в четверть миллиона километров, Герман Титов пожелал москвичам спокойной ночи и, вероятно улыбаясь, прибавил: «Я сейчас ложусь спать. Как хотите вы, а я ложусь спать».

Для того чтобы улыбаться и с ребяческой непосредственностью шутить в такие минуты, мало личного мужества. Необходимо, чтобы пламя такого мужества и решительности горело в самом народе, необходимы тысячи и миллионы больших и малых побед народа. Это революционное пламя, зажженное в нашем народе коммунистами, горит, и притом все ярче; эти миллионы побед, на которых покоится моральный и психологический фундамент мужества и веры, одержаны. И потому в удивляющем весь мир оптимизме Юрия Гагарина и Германа Титова, в этой чудесной непосредственности и раскованности мышления при самых грозных испытаниях проявляются не только индивидуальные характеры — они, между прочим, отнюдь не стопроцентно схожи, эти характеры Гагарина и Титова, а великолепные качества советского молодого человека вообще, жизнелюбие и оптимизм миллионов их сверстников.

В космос, на его длинную и широкую дорогу с уверенностью и безаварийностью, какой не знала история борьбы человека за крылья, вышла не просто страна, а социалистическая страна и социалистическая система, не просто человек, а человек социалистического мира. Он, этот человек, не болел недугами частнопредпринимательства и приобретательства, себялюбия и индивидуализма, его великолепнейшее духовное здоровье выпестовано в условиях коллективизма, любви человека к человеку. И когда он шутит перед прыжком в бездну, и когда он желает своим землякам спокойной ночи и сам ложится спать в соседстве со звездами, в этом выражается победа коммунистического мышления и воспитания, не меньшая, чем сам полет в космос.

А мир? Что думает он?

Современный мир един лишь постольку, поскольку он размещается на одной планете. Во всем остальном есть два мира, находящихся в идейном и идеологическом борении, которое определяет динамику всех событий и характер всех комментариев. Мы без иллюзий верим в сосуществование, как в альтернативу чудовищным бедствиям термоядерной войны, но было бы иллюзией допустить сращение коммунизма и капитализма в нечто среднее. Это было бы уродливое дитя на хилых ногах. Две идеологии — это две дороги, одна из которых, старая и трагическая, больше никуда не ведет, и другая, новая, которая открывает на земле жизнь подлинно свободную, изобильную, разумную. Гигантский прорыв в космос майора Германа Титова на корабле «Восток-2» треть человечества на новой, социалистической дороге воспринимает как закономерное свое торжество и подтверждение правоты своего пути. Миллионы людей на старой дороге, поднимая глаза к звездам, где летел легендарный «кремлевский корабль», размышляли, сравнивали и «левели» — не потому, что они в этот миг уже сразу и все до конца поняли, а потому, что, будучи разумными существами, они честно ищут наилучшего пути для себя и своих сограждан. Полет Германа Титова — это еще один солидный довод на чашу весов, склоняющихся в пользу коммунизма. К тому же в их — да, чего уж греха таить, не только в их, а и в нашем, и даже врагов наших, — сознании блестяще, даже с какой-то артистической точностью завершенная программа полета ассоциируется с коммунистической Программой на двадцатилетие и ее завершением. Скажем прямо, никто не гарантирован от каких-то случайностей в будущих космических полетах, но уже ни у кого нет сомнения, что они будут преодолимыми частностями, что человек никогда уже не станет на четвереньки и не уползет в пещеру, а будет летать все дальше к звездам. Никто не гарантирован, что в выполнении программы КПСС, проект которой сейчас обсуждается, не будет временных трудностей. Они были, они будут — не те же, а новые. Таков закон развития. Но даже «специалисты по русским делам» в Нью-Йорке и Бонне, изливая на страницы газет казенный скепсис, точно знают, что они лгут, что они обманывают без надежды обмануть. Мы дожили до замечательной, таящей в себе громадные благотворные перемены поры, когда лозунги антикоммунизма становятся темой сатириков всего мира, когда неверие в силы и возможности Советского Союза становится признаком невежества и глупости даже в буржуазном обществе!

Флагманский корабль капитализма — Америка — давно плывет под идеологически изодранными парусами системы «частного предпринимательства». Он, этот флагман, отдан на волю волн, так как его паруса не захватывают ветер двадцатого века. И напрасно его капитаны до боли в глазах смотрят в подзорные трубы — они не видят берега, который мог бы стать достойной целью плавания для страны и народа; напрасно потеют рулевые у штурвалов — судно, у которого нет энергии движения, неуправляемо. До самых последних лет они хвастались своей промышленностью и техническим превосходством. Спутники и лунники с «кремлевской маркой» положили на это превосходство не одну жирную красную черту, а полет Германа Титова на корабле «Восток-2» перечеркнул его еще раз от края до края. В Уругвае происходит совещание латиноамериканских стран по программе «Союз для прогресса», разработанной «командой Кеннеди». Многие латиноамериканские обозреватели, понимая, в чьи ворота должны лететь мячи, называют его «Союзом против прогресса». А когда под приэкваториальными звездами прошел корабль «Во-сток-2», у многих присутствующих на конгрессе, как сообщают телеграфные агентства, возник здоровый скепсис, который может быть выражен так: «С чего бы это Америке и президенту Кеннеди рядиться под лидеров прогресса, если они сами не могут догнать Советский Союз и плетутся в хвосте?»

Здравый вопрос. Опасный для капиталистической Америки вопрос.

Сказать, что человечество имело когда-нибудь время для ничегонеделания и безмятежного созерцания, значит поставить факты с ног на голову. Жизнь есть движение, а где движение, там не может быть ни застоя, ни покоя. Но с весны этого года нервы мира находятся под особой нагрузкой, как провода высокого напряжения. И основной вклад в эту предельную нагрузку делает американская политика. Тут нет необходимости заниматься ее подробным анализом, но кое о чем нельзя не сказать. Полет Юрия Гагарина, и отнюдь не по нашим патриотическим оценкам, а по выводам мировой прессы дал человечеству гордое сознание того, что оно перешло в новую эру своего бытия — в космическую эру. А через несколько дней по нервам человечества ударила весть о нападении на Кубу, Это нападение организовали и благословили из Белого дома, а осуществили его политические подонки, которые, подобно свинье, по своей природе не могут поднять голову к звездам от корыта с месивом. Потом, наспех смазав патентованными средствами дезинформации ожоги самолюбия, руководители Америки организовали два запуска высотных ракет, один из которых чуть не стал трагедией под занавес. Мы приветствовали это достижение американских ученых и техников — это ведь тоже достижение — и самообладание Шепарда и Гриссома. Но, отдавая эту дань, весь мир понимал, что по сравнению с полетом Гагарина вокруг земного шара это всего лишь подпрыгивание на небольшом куске планеты, весьма далекое от совершенства, явленного советской космонавтикой. И все же это куда лучше и достойнее, чем связываться с политическим отребьем для авантюры по мотивам экономического корыстолюбия.

Но мы уже сказали, что американский флагман капитализма неуправляемо носится по волнам. Из неизбежности послевоенного урегулирования германской проблемы «команда Кеннеди» сотворила проблему «западноберлинского кризиса». И ударили барабаны войны. Военный бюджет Америки подскочил выше ракет Шепарда и Гриссома. Снова погнались в строй старые корабли и самолеты. По радио, телевидению, газетам пронесся вопль: «Больше оружия, атомных и термоядерных бомб!» Заплакали жены, дети, родственники более чем двухсот тысяч резервистов, которые должны быть призваны на службу в армию. Объявлено о приспособлении зданий под противоядерные убежища — наивная программа укрытия капустным листом от термоядерной бомбы. И все это — под предлогом защиты «свободы» и американского «авторитета».

А что означает на самом деле этот политический рок-н-рол?

Президент Кеннеди, оправдывая поспешное обнажение томагавков и выход на тропинку войны, в одной речи чуть не двадцать раз произнес слово «свобода», которую Америка якобы исторически призвана защищать. Но ведь это слово в устах американцев давно приобрело значение, мягко говоря, ему несвойственное и даже скандальное. Попытка и все еще лелеемые планы удушения Кубы — это защита свободы? Лобызания с диктатурой Франко — это дань свободе? Роман с Португалией, у которой руки в крови африканских народов, — это серенада свободе в бронированной беседке НАТО? Признание Чан Кай-ши, марионетки на острове, «лидером Китая» и недопущение в ООН, международную «организацию справедливости», народного Китая с шестисотмиллионным населением — это уважение к свободе народов? Упрятывание в тюрьму американских борцов против расизма, участников «Рейсов свободы» — это образец свободы?

Да полно врать-то! По своей глубокой сути американские разглагольствования о свободе — это обшарпанный от долгого употребления образец политической демагогии. И самое главное — какова идея, какова конечная цель американского движения? Таковых не обнаруживается. Просто «статус-кво», нечто вроде лошади на круге и белки в колесе. Но кто пойдет за пророком, который не знает, куда зовет и ведет? Разве что те, кому уже нечего терять в этом мире...

Еще любопытнее обстоит дело с «авторитетом». Скажем «команде Кеннеди» вполне доброжелательно, но не вдаваясь в подробности: отставание США в космосе, в науке, в самых современных проявлениях техники, в просвещении, в культуре подрывает «авторитет» США куда безоговорочнее и быстрее, чем любые разумные международные переговоры, в том числе по Западному Берлину. Если не верят, пусть подсчитают плоды «политики с позиции силы», когда эта сила у них еще была. И прикинут, хотя бы с помощью электронной машины, урожай, который даст им «позиция силы», когда этой силы в наличии-то уже и нет. Когда пишутся эти строки, говорят, что президент Кеннеди пожелал Герману Титову благополучного возвращения из космоса и выразил надежду, что достижения подобного рода пойдут на пользу переговорам по важным проблемам. Если это искренне, то это умно и полезно, то это можно приветствовать. А бряцание оружием нашей воли не сломит. Не те мы люди. Но зато заведет бряцающих туда, куда, как говорится, и Макар телят не гонял.

Так в полете корабля-спутника «Восток-2» сливаются проблемы космоса, человека и мира.

И мы недаром в радостном возбуждении и ожидании финиша забывались тревожным сном при включенных приемниках, когда Герман Титов спокойно спал в кабине корабля, выполняя задание, — его полет уже есть выполнение части Программы Коммунистической партии Советского Союза в пору, когда она еще является проектом.

Но проект станет Программой.

А программа будет выполнена, хотя для этого потребуются всенародные усилия и время.

Мы ведь живем и работаем в превосходном, оптимистическом мире, для которого широко открыта дорога и в космос, и в коммунизм!

Николай ГРИБАЧЕВ.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".