РОСКОСМОС-СПОРТ

День века

...Формула «чудес не бывает» придумана, несомненно, чудотворцами. Убедившись, что чудесным образом чудо совершить невозможно, они, обуреваемые страстью к чудесному, решили достигать его путем разума и труда. Хитрая и правильная стратегия.

В павильоне Академии наук на Выставке достижений народного хозяйства документы и плакаты показывают историю русской и советской космонавтики. Это — внушительные материалы! Прочный, очень прочный русский цоколь был положен для кораблей «Восток-1» и «Восток-2»! Чудотворцы работали вдохновенно, осмотрительно и упорно много десятков лет!

Под вспененными облаками августа, белыми вверху и темными с днища, Москва звенела песнями целый день. Может быть, эти песни и несли корабль по орбите? Именно так. Не научно, но верно. Если подумать подробно о полете, о создателях корабля, о Германе Титове — как они стали такими, — будет ясно, что это сделал весь народ — он создал и спел эту песню о герое нашего века.

...В воскресенье, как только услышал новость, вскочил бежать куда-нибудь: нельзя быть одному в такие минуты.

Над улицами гремел голос Левитана. Люди стояли, задрав головы, в руках авоськи или чемоданы, иногда удочки, иногда баяны: воскресенье, снарядились за город па природу.

Поехал в планетарий — все-таки ближе к звездам. В садике среди цветущих флоксов — гипсовые Галилей в цепях и Джордано Бруно на костре, между ними — солнечные часы. Древние герои и древние инструменты неподвижной, созерцательной астрономии. Теперь начинается для нее новая, трассирующая эра.

В фойе — толпа, не пробиться: идет лекция о полете. Впереди стоят совершенно потрясенные мальчишки — ботинки не зашнурованы, вихры торчат, губы вытянуты и беззвучно повторяют слова лектора: сегодня — большой день в жизни этих начинающих людей. Четыре высокие фигуры в черных бурнусах с лицами кофейного цвета и руками такими длиннопалыми и тонкими, будто они просвечены рентгеном: люди из Ганы. Когда им переводят, что космонавт, пролетая над Африкой, послал приветствие ее народам, они приходят в страшное волнение, но столь вежливое, что оно похоже на танец. Несколько американцев тихо объясняют что-то своим дамам. Какой-то иностранец с помощью словаря и огромных лингвистических усилий выспрашивает что-то у работника планетария.

И вдруг из репродукторов, повешенных между созвездием Евы и созвездием Льва, вставшего на задние лапки, загремело, загрохотало, и далекий голос, пробивающийся сквозь шум космоса, крикнул нам задорно:

— Все хорошо! Майор Титов!

Это еще безусый радист, окруженный жадными мальчуганами, схватил вдруг на свою антенну голос космонавта.

...Был ли кто-нибудь когда-нибудь дальше от Родины, чем Юрий Гагарин и Герман Титов? Но был ли кто-нибудь, когда-нибудь прочнее соединен с ней? Так прочно, чтобы каждое его дыхание (буквально!), чтобы каждый удар сердца (без метафор!) был тотчас передан, услышан, записан, обдуман там, дома, лучшими врачами и всем народом.

— От восьмидесяти до ста в минуту? Это много...

— Да, это много. Может быть, у него не хватает кислорода?

— Нет, кислорода — норма.

— Тогда углекислота?

— Скорее всего — от напряжения. Ведь он работает как зверь...

— А вдруг излучение?

И вот громовой голос, от которого, кажется, могут рухнуть стены, произносит:

— Космонавт спит. Пятьдесят восемь ударов в минуту.

...Он спит. Ему двадцать шесть лет. Никто не спал в такой тишине. Как высоко его колыбель! И Мать слушает, как он дышит, — слушает в Таллине, слушает в Москве, слушает в Новосибирске. Дышит хорошо. У него все хорошо. У него порядок. Давление воздуха — одна атмосфера, влажность воздуха — 70 процентов, температура — 22 градуса... Он поужинал,.. Спи, сынок,- завтра рано вставать!

...В бесконечном пространстве, совершенно пустом, утвержден центр системы мира. Он находится в абсолютном покое. От него во все стороны простирается в бесконечность пустота. Шесть главных планет обращаются вокруг Солнца приблизительно по кругам, концентрическим с Солнцем, по тому же направлению и приблизительно в той же самой плоскости. Десять Лун обращаются вокруг Земли, Юпитера и Сатурна по концентрическим кругам, по одному направлению и приблизительно в плоскости орбит самих планет... Где-то на сверхдальних расстояниях находятся звезды, пребывающие в абсолютной неподвижности. Строгие, математически выражаемые законы управляют всей этой машиной — Вселенной, в которой каждое движение может быть объяснено и заранее вычислено.

Так представлял себе Ньютон величественную картину космоса. Многое изменилось в этой картине с тех времен!

Далее он писал:

«Такое изящнейшее соединение Солнца, планет и комет не могло произойти иначе, как по намерению и по власти могущественного и премудрого существа...»,

И тут кончалось гениальное исследование и начиналось рабство. С непонятной для нас яростью великий ученый тщился утвердить, что люди не более как рабы всемогущего космократора — управителя мира.

Если вообразить себе круг Солнечной системы диаметром в полтора километра и в середине его Солнце, то оно будет размером с арбуз, Юпитер и Сатурн — как вишни, а Земля и Венера — как булавочные головки. С чем же тогда сравнить, космический корабль «Восток-2»? А в этой стальной скорлупке с чем сравнить мозг человека? Но именно в этом мозге и отразилась картина Вселенной, человеческий мозг и создал новую «деталь» в гигантском механизме Солнечной системы, вмешался в его бездушное движение, чтобы еще глубже и еще полнее постигнуть законы природы.

Так дерзко, задорно и мудро опроверг он великого Ньютона, когда тот капитулировал перед космократором.

...Никита Сергеевич Хрущев, характеризуя первый космический полет, сказал:

— Все мы понимаем, какой новый мир идей и чувств принес нам Гагарин.

Эти слова кажутся мне особенно важными. Подвиги Гагарина и Титова — не только огромная победа нашей науки, нашей индустрии, не только новый рывок к познанию Вселенной. Эти подвиги прежде всего огромный шаг вперед в том деле, которое начато Лениным, которое есть стержень новой Программы партии в деле формирования нового человека — гражданина коммунистического общества.

Не только за смелость, за силу, за крепость любим мы наших юных майоров. Мы их любим, как лучших среди юных, как выращенных нашим строем, воспитанных Коммунистической партией разведчиков нашего будущего. Пусть юношество Страны Советов видит в них свой идеал, куда бы оно ни направляло усилия:

к познанию космоса,

к покорению пустынь,

к возведению городов,

к созиданию счастья нашего народа, строящего коммунизм.

Б. АГАПОВ

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".