РОСКОСМОС-СПОРТ

Великая Победа советской науки

В памяти человечества еще свежи воспоминания о дне, ознаменовавшем утро новой, космической эры. Совсем недавно, 12 апреля, первый в мире летчик-космонавт майор, Юрий Алексеевич Гагарин облетел земной шар на космическом корабле «Восток». Казалось, после этого изумившего весь мир подвига человечество уже ничем не удивишь. Но триумфальный полет был лишь первой советской ласточкой в космосе. Выступая на митинге в день, когда Москва приветствовала замечательного космонавта, Н. С. Хрущев говорил; «Мы будем продолжать эту работу и впредь. Все новые и новые советские люди по неизведанным маршрутам полетят в космос, будут изучать его, раскрывать и дальше тайны природы и ставить их на службу человеку, его благосостоянию, на службу миру».

И вот мир снова потрясен. Шаг за шагом реализуя далеко рассчитанный план вторжения во Вселенную, Советский Союз 6 августа осуществил новый запуск космического корабля «Восток-2» с летчиком-космонавтом Германом Степановичем Титовым.

Повторение подвига — это всегда подвиг. Но второй космический рейс — не просто повторение полета Юрия Гагарина. Космонавту предстояло пролететь почти три четверти миллиона километров по космической трассе, пробыть в состоянии невесомости почти сутки и, совершив 17 оборотов вокруг земного шара, приземлиться в заданном районе Советского Союза.

Усложнение программы нового полета вызвано вовсе но погоней за рекордами, не стремлением к эффектам, как это иногда пытаются изобразить обозреватели западной прессы. Новая программа — крупный шаг вперед по дороге к путешествию на Луну и ближайшие планеты Солнечной системы. Существенной особенностью таких дальних межпланетных рейсов является длительное состояние невесомости космонавтов. И, чтобы уверенно прокладывать трассы за пределы околоземного пространства, надо точно знать, как человек переносит это «неземное» состояние, если оно продолжается сутки, неделю, месяц. Надо установить, как организм, успевший в известной мере привыкнуть к отсутствию силы тяжести, будет переносить быстрое возрастание нагрузки при входе в плотные слои атмосферы на пути к поверхности планеты. В земных условиях ответа на эти вопросы получить нельзя. Поэтому-то экспериментальные длительные полеты по околоземной трассе имеют исключительно большое значение для подготовки к решающим прорывам человека в космическое пространство. В этом глубокий смысл и огромная значимость полета космического корабля.

Я не буду говорить об исключительных требованиях, которые предъявляет подобный беспримерный полет к моральным и физическим качествам человека. Нужна беспредельная преданность делу коммунизма, несгибаемая воля и выдержка, великолепная физическая подготовка, чтобы спрапиться с физическим напряжением длительного полета.

Но космический полет — это подвиг не одного человека. В нем — творческий поиск, напряженный труд десятков тысяч людей, в нем воплощен высокий уровень многих отраслей советской науки и техники. В нем торжество дальновидной советской научно-технической стратегии, с самого начала штурма Вселенной поставившей главную задачу — подготовку человека к полету в космос. На достижение этой великой цели был направлен каждый шаг нашей программы исследования космического пространства.

Космические корабли и ракеты-носители — это по существу сгусток достижений современной науки и техники, яркий символ могущества индустрии страны, строящей коммунизм. В них сплавлены воедино раздумья математиков и стремительность электронно-вычислительных машин, высокий творческий накал мысли физиков и химиков, вдохновенный труд радиотехников и специалистов в области автоматического управления, годы работы конструкторов и технологов. В них вложены душа и золотые руки рабочих.

Во всем мире известно бесспорное превосходство нашей ракетной техники. Именно это обстоятельство позволяет нам сейчас выводить на околоземные трассы многотонные космические корабли. Мощность наших двигателей поистине фантастична. Если в поршневых авиационных моторах заключены тысячи, а в современных реактивных двигателях десятки тысяч лошадиных сил, то в двигательную установку, которая вывела на орбиту космический корабль «Восток», была впрессована мощь, какой не знала техника. 20 миллионов лошадиных сил — «от мощность, которая вынесла на орбиту многотонную громаду.

Безусловно, создание таких двигателей — это крупнейшая победа наших конструкторов, технологов, металлургов, химиков.

Красной нитью через всю работу по созданию ракет-носителей и космических кораблей проходило стремление обеспечить высочайшую степень надежности сотен агрегатов и механизмов, обеспечить безопасность полета для космонавта. Чрезвычайно трудная проблема приземления космического корабля, врывающегося в плотные слои атмосферы со скоростью, превышающей 20 тысяч километров в час (раза в три-четыре быстрее артиллерийского снаряда) была успешно решена нашими учеными и инженерами. Как показала практика, советские космические корабли приземляются с достаточно малой скоростью, без каких-либо мало-мальски существенных повреждений.

Следует сказать, что требование обеспечения наибольшей безопасности полета заставляет идти на целый ряд осложнений в конструкции космических кораблей. Нужно гарантировать высокую надежность работы автоматов, управляющих полетом, устройств, предназначенных для точной ориентации космического корабля в пространстве, что особенно важно во время подготовки к спуску с орбиты на землю, систем, обеспечивающих безопасное приземление. Я уже не говорю о том, что требование абсолютной надежности было непреложным законом для создателей систем, которые обеспечивают нормальные условия жизнедеятельности космонавта в полете — регулирование температуры в кабине, содержания кислорода, подачу пищи и так далее.

И здесь была предусмотрена дополнительная мера предосторожности. На почти невероятный случай выхода из строя систем обеспечения жизнедеятельности или разгерметизации кабины в результате, скажем, столкновения со сравнительно крупным микрометеором ученые и инженеры снабдили космонавта скафандром с дополнительной системой снабжения кислородом. Этот «космический костюм» при необходимости защитил бы человека от резкого перепада давлений, в случае «приводнения» он удержал бы его на поверхности, предохранил от переохлаждения в арктических или антарктических условиях.

По уровню оснащения различной научно-исследовательской аппаратурой космический корабль вполне можно сопоставить с крупной и притом многоотраслевой современной лабораторией. Одной из главных задач создателей космического корабля было обеспечение надежности и полноты передачи самой разнообразной медико-биологической информации с борта космического корабля. Для этой цели были созданы легкие, компактные, устойчивые к действию вибрации и перегрузок радиотелеметрические системы. Благодаря такой аппаратуре, многократно испытанной в предыдущих полетах космических кораблей, на протяжении всего рейса Земля слышала дыхание и биение сердца отважного космонавта.

Крайне важно было обеспечить и радиосвязь космонавта с Землей. Дело в том, что для морального состояния человека, летящего с громадной скоростью в космическом пространстве, очень существенным является ощущение непрерывной связи с Родиной, сознание того, что Земля следит за его полетом.

Новый длительный полет в космос был серьезным экзаменом для многочисленных систем космического корабля. Творение советской науки и техники выдержало его на «отлично». Совершенство конструкции, высокое качество исполнения, безупречная надежность действия — эти особенности присущи передовой советской технике вообще и ракетной технике в особенности. И полет Германа Степановича Титова — новое, яркое тому подтверждение.

Блестящая победа в штурме космоса принадлежит всему нашему народу, всей планете. Эта победа — символ творческих сил побеждающего коммунизма, гордость всего человечества.

Академик А. БЛАГОНРАВОВ.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".