Блог космонавтов МКС (архив)

Дмитрий Кондратьев. Два дня автономного полета ПКК «Союз ТМА-20»
21.12.2010 11:06

День старта был наиболее ожидаемым для экипажа за весь период подготовки в течение нескольких лет. Подготовка к старту шла согласно заранее отработанному плану. Все мероприятия проводились в заданное время четко, без спешки, основательно.

Старт был ночной, поэтому экипажу было выделено время на дневной отдых. Потом специальные медицинские мероприятия, которые проводятся во избежание попадания нежелательных веществ и микроорганизмов на станцию.

Крайний ужин в гостинице «Космонавт» вместе с дублерами. Потом традиционные росписи на двери номеров, где жили члены экипажа и  - в автобус до специальной «площадки», где происходит одевание скафандров, проверка их герметичности, крайнее предполетное напутствие руководителей Роскосмоса, НАСА, Европейского космического агентства, конструкторов, близких. Настроение было приподнятое, но в то же время сосредоточенное на предстоящих задачах по управлению кораблем во время предстартовой подготовки и проверки систем, старта, операций после выведения на орбиту.

Заняли свои места в корабле в расчетное время. Все происходило ритмично и четко, как будто экипаж делал это много раз. После проверки всех систем с экипажем начал беседовать руководитель Роскосмоса Анатолий Николаевич Перминов. Беседа продолжалась с небольшими перерывами во время старта и выведения. Такая поддержка придавала уверенности в успешном завершении запуска корабля.

Во время старта три ступени работали очень ровно. Все основные этапы выведения очень хорошо ощущались физически – начало работы основных двигателей, набор скорости, коррекция траектории движения ракеты, отделение отработавших ступеней, включение в работу новых ступеней, окончание работы третьей ступени и отделение корабля от третьей ступени ракеты. Перегрузка на выведении была несколько меньше, чем обычно бывает при пилотаже истребителей, но гораздо продолжительнее по времени.

 

 

 

 

Конечно, после выведения невесомость добавила новых ощущений. Однако все внешние воздействия, такие как шум, вибрации, толчки, невесомость, перегрузки не оказали заметного влияния на работоспособность экипажа. Здесь сказался опыт – все члены экипажа имеют большой опыт летной работы.

 

 

 

Сразу после выведения экипаж выполнил запланированные проверки состояния всех систем корабля, герметичности всех отсеков, проверку системы управления. Через несколько часов был проведен маневр подъема орбиты. Все прошло штатно. После всех проверок экипаж снял скафандры и одел удобные полетные костюмы.

 

 

 

 

Наземные тренировки по уменьшению влияния факторов невесомости не могут совсем устранить негативное влияние невесомости, но значительно снижают степень её воздействия на организм. Через несколько часов появились первые симптомы, но их уровень был невысокий и не мешал экипажу работать. К концу первых суток негативные симптомы практически исчезли.

 

 

 

 

 

За двое суток мы дважды имели многочасовой отдых для сна. Для сна члены экипажа могли выбрать любое удобное место и произвольную ориентацию в пространстве. В остальное время мы учились принимать пищу в невесомости, наблюдали Землю, разговаривали с ЦУПом, проверяли работоспособность систем корабля.

 

 

К концу вторых суток стали готовиться к стыковке.

 

 

 

 

 

Установили лазерный дальномер в бытовом отсеке, который необходим в случае перехода на ручной режим сближения и причаливания.

 

 

 

 

Одели скафандры, в заданное время включили все системы корабля. Стыковка прошла штатно в автоматическом режиме. Но экипаж был готов в любой момент среагировать на нештатную ситуацию и в случае необходимости перейти на ручное управление.

Для меня самым интересным впечатлением остался момент, когда появилась возможность наблюдать МКС визуально с близкого расстояния. Станция была хорошо освещена. Были хорошо видны даже самые мелкие детали конструкции.

За нашей стыковкой в ЦУПе наблюдали не только руководители космической отрасли и специалисты, но и наши друзья и родные. Сын Кейди Колман и мой сын наблюдали в ЦУПе за стыковкой вместе.

 

 

После стыковки мы провели несколько часов в корабле до момента открытия переходных люков. Это необходимо для выполнения операций стягивания, проверки герметичности стыковочного узла.

После открытия переходных люков и перехода на станцию экипаж не отправляется сразу на отдых. Несколько часов интенсивной работы требуется для консервации систем корабля, переноса срочных грузов с корабля на станцию, прокладки воздуховодов, переноса оборудования, необходимого при действиях в аварийных ситуациях, со станции на корабль. С этого момента ПКК является частью МКС и начинает жить по её законам и распорядку. Стыковка состоялась вечером 17-го, но только под утро 18-го экипаж завершил все необходимые операции и ушел на отдых.

 

 

Дмитрий Кондратьев

21 декабря 2010 года

МКС