МАКС-2021

Интервью

#Роскосмос#Русский космос#Интервью#НПП Квант#Павел Черенков
10.07.2021 22:00

На стороне света

Павел Геннадьевич ЧЕРЕНКОВ Павел Геннадьевич ЧЕРЕНКОВ
Установка заготовки фотоэлемента в аппарат ламинирования перед резкой Установка заготовки фотоэлемента в аппарат ламинирования перед резкой
На многих спутниках и космических кораблях стоят солнечные батареи с элементами производства НПП Квант На многих спутниках и космических кораблях стоят солнечные батареи с элементами производства НПП Квант
Специальная оснастка в виде сегмента с закрепленными пластинами ФЭП устанавливается на вращающийся потолок вакуумной камеры для испытаний Специальная оснастка в виде сегмента с закрепленными пластинами ФЭП устанавливается на вращающийся потолок вакуумной камеры для испытаний
Ответственный процесс крепления заготовок с помощью специальных держателей Ответственный процесс крепления заготовок с помощью специальных держателей
Процесс большой сборки - установка ФЭП на каркас солнечной панели Процесс большой сборки - установка ФЭП на каркас солнечной панели
Процесс формирования малой сборочной единицы - ФЭП с токовыводами, диодом и защитными лицевым и тыльными стеклами типа К-208 Процесс формирования малой сборочной единицы - ФЭП с токовыводами, диодом и защитными лицевым и тыльными стеклами типа К-208
Линия сборки солнечных элементов для космических аппаратов Линия сборки солнечных элементов для космических аппаратов

Почти все космические аппараты используют электроэнергию, получаемую от автономных аккумуляторов или солнечных батарей. Одним из ключевых изготовителей этого оборудования в нашей стране является Научно-производственное предприятие (НПП) «Квант» (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос»). Достаточно сказать, что источник питания для первого искусственного спутника Земли, а также часть системы энергообеспечения корабля «Восток», на котором совершил полет Юрий Гагарин, были сделаны именно на этом предприятии.

Последние годы «Квант» находился не в оптимальном состоянии. Решать накопившиеся проблемы и выводить предприятие из кризиса будет известный в отрасли специалист — Павел Черенков, который также возглавляет компанию «Спутниковая система „Гонец“». С новым генеральным директором НПП «КВАНТ» побеседовал заместитель главного редактора журнала Госкорпорации «Роскосмос» «Русский космос» Игорь Маринин.

***

— Павел Геннадьевич, можно узнать подробнее обстоятельства вашего назначения? Как это произошло и когда?

— В конце 2020 г. мне предложили поучаствовать в работе предприятия, чтобы прояснить сложившуюся организационную обстановку, туманно называемую к тому времени «неопределенными перспективами». Ситуация сложилась очень тяжелая: по сути требовалось антикризисное управление, и передо мной стояла задача подготовки для руководства Госкорпорации предложений по вопросам, связанным с будущим «Кванта».

Некогда могучий научно-производственный комплекс, включавший научную школу мирового уровня, мощную лабораторно-исследовательскую базу, несколько промышленных площадок, к настоящему времени оказался на третьем уровне отраслевой кооперационной цепочки. Во многом по этим причинам вопросы финансирования научных работ и удержания кадров решались по остаточному принципу. В руководстве была настоящая чехарда: директора сменялись практически раз в год. Компетенции «Кванта» сузились до превращения его в сборочную и отчасти испытательную площадку. За прошедшее время научно-исследовательские компетенции упали настолько, что, если их не восстановить, ситуация может принять угрожающий характер не только для предприятия, но и для всей отрасли в целом.

В итоге на «Квант» был организован визит генерального директора Госкорпорации Д. О. Рогозина. Мы перечислили некоторые первичные шаги, которые могли быть заложены в будущую программу финансового оздоровления. По старому верному управленческому принципу «критикуешь — предлагай и отвечай за слова» мне предложили возглавить АО НПП «Квант».

Павел Геннадьевич Черенков родился в Москве 13 января 1984 г. По первому образованию «управленец»: в 2006 г. окончил Московский государственный университет экономики, статистики и информатики по специальности «Прикладная информатика в менеджменте». Позже в Казанском национально-исследовательском технологическом университете получил квалификацию «химик-технолог». Начинал трудовую деятельность в сфере IT.

В 2010 г. стал одним из руководителей частной компании по производству оружия «Орсис». С 2012 г. по 2017 г. работал исполнительным директором в Алексинском химическом комбинате, где впервые столкнулся с космонавтикой (комбинат производил ряд материалов для предприятий Роскосмоса). Далее в течение двух лет Павел Черенков был первым заместителем генерального директора Авиационного комплекса имени С. В. Ильюшина.

В 2019 г. П. Г. Черенкова пригласили возглавить компанию «Спутниковая система „Гонец“». В 2020 г. на него дополнительно возложили обязанности заместителя гендиректора по экономике и финансам НПП «Квант», чтобы он, работая в этой должности, смог разобраться в производстве и разработать комплекс мер по оздоровлению предприятия. В мае 2021 г. его назначили гендиректором «Кванта», не освободив от аналогичной должности в «Гонце».

Павел Черенков преподает в МГТУ имени Баумана на кафедре «Системы автоматизированного проектирования» (РК6), готовит к защите кандидатскую диссертацию.

— В отрасли вы известны как гендиректор «Спутниковой системы „Гонец“». Вы остаетесь на этой должности?

— Да, я остаюсь в этой должности.

— Согласитесь: довольно редкий случай, когда человек занимает сразу две руководящие должности в серьезных предприятиях. Как вы собираетесь совмещать эти две функции?

— Развитие системы «Гонец» — это ведь не только формирование перспективного облика спутниковой группировки, но и понимание требований потенциальных потребителей, условий, в которых будет работать наземная инфраструктура. Новые перспективные задачи космической связи могут решаться в интересах АО «СС „Гонец“», но сама компания ограничена достаточно узкими функциями оператора спутниковых систем. И здесь у нас просматривается явная синергия с научно-производственным предприятием «Квант», потому что создание абонентского оборудования различного назначения невозможно без качественных систем энергообеспечения, разработка которых в отечественной космической отрасли сосредоточена на «Кванте».

Если отвечать на ваш вопрос в еще более широком контексте, следует упомянуть нацио­нальные проекты по освоению Арктики, Северного морского пути, а этот процесс касается как разработки принципиально новых систем энергообеспечения, так и охвата связью труднодоступных и малозаселенных регионов. Обеспечение суверенитета, пространственной и энергетической связности вновь осваиваемых огромных территорий требует синхронного управления техническими решениями по широкому спектру отраслевых компетенций.

История НПП «Квант» началась в 1919 г., когда, по решению Главного инженерного управления Красной армии, в Москве на базе бывшей частной мастерской было организовано производство гальванических элементов и батарей. За прошедшие годы предприятие не раз меняло название и статус. В 1957 г. оно стало Всесоюзным НИИ источников тока (ВНИИТ), а в 1976 г. — НПО «Квант».

Направление деятельности предприятия: разработка средств прямого преобразования различных видов энергии (химической, солнечной, тепловой) в электричество и создание на этой основе автономных источников электропитания и средств диагностики. С 1957 г. «Квант» специализируется на изготовлении источников тока для космических аппаратов и ракет-носителей.

Огромный вклад в становление и развитие предприятия внес его генеральный директор (в 1950–1987 гг.) — выдающийся ученый, инженер и организатор, член-корреспондент АН СССР Николай Степанович Лидоренко, входивший в Совет главных конструкторов Королёвского призыва.

За выдающиеся достижения при разработке высокоэффективных космических энергосистем предприятие награждено орденом Трудового Красного Знамени (1961 г.) и орденом Ленина (1982 г.).

— Чем занимается «Квант» и какую роль он играет в российской космической отрасли?

— «Квант» — одно из старейших предприятий космической отрасли, которое специализируется на научных исследованиях, разработке и производстве различных систем автономного электропитания и других видов энергообеспечения. Профильным направлением является космическая фотоэнергетика. В большинстве отечественных космических аппаратов используются солнечные батареи, изготовленные на «Кванте». Они применяются на МКС, на геостационарных и низкоорбитальных спутниках, космических кораб­лях, межпланетных станциях.

Как вы понимаете, без надежного электропитания на орбите не смог бы функционировать ни один аппарат, поэтому значение продукции «Кванта» трудно переоценить.

— Делает ли предприятие оборудование для других отраслей?

— Раньше «Квант» производил много различной техники. Это источники тока для морского применения и в интересах оборонной промышленности, кондиционеры для электропоездов и медицины, системы электропривода автомобилей и монорельсового транспорта. К сожалению, из-за неоптимального администрирования в течение нескольких последних лет на «Кванте» практически не осталось диверсификации. У него сохранились два основных вида деятельности: первое — производство солнечных батарей в интересах Роскосмоса; второе — производство химических источников тока.

— Вы сказали, что на предприятии было много проблем. Практически вы стали «гонцом» руководства с целью диагностировать ситуацию. Что именно вызвало беспокойство, потребовавшее экстренного вмешательства Роскосмоса?

— Прежде всего я отметил бы управленческий кризис. Предприятие вовремя не выполнило обязательства по Федеральной космической программе и гособоронзаказу, не всегда гладко исполнялись контракты с основным заказчиком — АО ИСС имени академика М. Ф. Решет­нёва, в холдинг которого входит «Квант». Как я уже говорил, произошло размывание исследовательской и научной базы. Наши талантливые инженеры и технологи и сейчас сопровождают процессы создания солнечных панелей и аккумуляторных батарей, но раньше Всесоюзный научно-исследовательский институт источников тока (прежнее наименование «Кванта») был «законодателем мод» в разработке новых систем энергообеспечения — как в сфере фотоэнергетики, так и в области химических источников тока. Значительная часть ресурсов направлялась на изобретение и создание новых энергетических систем. В настоящий момент мы не можем этого себе позволить, и именно эту ситуацию будем исправлять в первую очередь: постепенно восстановим научно-исследовательский комплекс по обоим продуктовым направлениям.

Другая серьезная проблема — низкий уровень оплаты труда наших сотрудников. Зарплата в два раза меньше, чем в среднем по Москве. Для высокотехнологичного производства это, конечно, катастрофа. К счастью, ключевые специалисты, образующие костяк трудового коллектива «Кванта», остались и поддерживают планы по выходу предприятия из кризиса и развитию производства.

Еще один повод для беспокойства — наступление города на территорию предприятия. В лихие времена часть площадей была передана Росимуществу, которое создало общество с ограниченной ответственностью «Квант-Н», занимающееся сдачей в аренду помещений коммерческим структурам. Недавно эта территория была выставлена на аукцион для жилой застройки. Но дело в том, что этот участок входит в санитарную защитную зону вокруг нашего предприятия и жилое строительство в ней запрещено. Теснят нас и с другого фланга. По соседству с «Квантом» было предприятие, которое ликвидировали. Там уже возник жилой комплекс, хотя он тоже возводился в периметре нашей санитарной защитной зоны. Тут придется искать комплексное решение — в интересах как предприятия, так и Москвы.

Ну и, наконец, жизненно важно для нас усилить борьбу за заказы. За время упадка «Кванта» в Краснодарском крае возникло новое предприятие АО «Сатурн», которое не входит в Госкорпорацию «Роскосмос», а принадлежит к группе компаний «Очаково». В результате «Сатурн», хотя и входит в отрасль, специализирующуюся на далеких от космоса сферах, стал выпускать солнечные батареи для космических аппаратов. Это, бесспорно, вызывает уважение: владельцы «Очаково» не побоялись сложностей, вложились в перспективу — в высокие технологии. Между тем часть заказов, которая могла быть нашей, ушла в Краснодар. Тем не менее конкуренции мы не боимся. В этой ситуации есть и свои плюсы: в условиях санкций наличие нескольких производителей дает гарантию, что наши космические аппараты будут обеспечены солнечными батареями.

В целом, считаю, нерешаемых проблем у нас нет, а есть пока нерешенные. Но нам нельзя сидеть сложа руки — надо расширять номенклатуру продукции, улучшать ее качество, переходить на выпуск полного цикла арсенид-галлиевых солнечных батарей.

— Если говорить о новых продуктах, вы планируете прекратить выпуск кремниевых солнечных батарей и перейти на арсенид-галлиевые?

— Нет. Мы не собираемся закрывать производство кремниевых солнечных батарей и выпускать только арсенид-галлиевые. На оба вида продукции в нашей стране есть спрос, просто у каждого свои преимущества и недостатки.

Кремниевые батареи имеют КПД всего около 20 %. На них мы даем гарантию 5–7 лет. Это немного. Среди плюсов — дешевое производство и отсутствие чувствительности к освещенности (работают при любой ориентации к Солнцу. — Ред.).

Наши арсенид-галлиевые батареи имеют КПД выше — до 30 %, и на них мы даем гарантию 15 лет. Это плюсы. Но есть и недостатки: высокая себестоимость, зависимость от зарубежных поставщиков, чувствительность к освещенности (батареи должны быть жестко ориентированы на Солнце, иначе генерация падает. — Ред.).

Наши кремниевые батареи используются на пилотируемых кораблях «Союз» и «грузовиках» «Прогресс», арсенид-галлиевые же применяются в основном на геостационарных космических аппаратах. Так что рынок есть, и отказываться от производства кремниевых элементов не имеет смысла.

Вместе с тем одним из прорывных направлений в развитии «Кванта» считаю изготовление арсенид-галлиевых фотоэлементов нового поколения.

— Расскажите о преимуществах арсенид-галлиевых элементов. Это лучшее средство, чтобы использовать энергию света?

— Спасибо за вопрос, я позволю себе тут немножко пофантазировать, чтобы сфокусировать ваше внимание на главном. Свет — это не только источник энергии, но и поток частиц, «квантов». С их помощью может происходить передача не только энергии, но и информации. А значит мы можем посмотреть на использование света чуть шире, чем обычно принято. Очевидно, что в сфере передачи информации будущее — за высокочастотными каналами связи, тем, что сейчас называют 6G, терагерцовым диапазоном, а в конечном итоге — оптическими пакетами, которые могут передаваться в космосе без помех и без проводов, как на Земле, на огромные расстояния.

Не нужно бояться заглядывать за горизонт, чтобы грамотно определять собственные оперативные задачи. Полагаю, что «Квант» может участвовать в создании принципиально новых продуктовых направлений, прежде не разрабатываемых на предприятии, но объединенных одной целью: использование новых систем связи и энергообеспечения для решения уникальных задач завтрашнего дня. К таким задачам я отношу связь нового поколения — 6G (скорость соединения до 1 Тбит/сек и гарантированная задержка сигнала 0.1–1 мс). Большая программа по этой тематике реализуется во главе со Сколковским институтом науки и технологий и финансируется по линии Национальной технологической инициативы и госпрограмме «Цифровая экономика». Это долгосрочная обеспеченная ресурсами программа с задачей достижения национального технологического лидерства. Мы общались с коллегами и можем при должной проработке встроиться в этот большой процесс.

В целом начатая нами ревизия потенциальной научной коллаборации «Кванта» показала ряд тем, по которым может быть привлечено стороннее финансирование к самым перспективным направлениям. И тут возможна синергия работ для «Кванта» и для «Гонца».

Возвращаясь к теме арсенид-галлиевых элементов, надо понимать, что это еще одно отражение удивительных свойств света и нашего высочайшего уровня знаний о его использовании. В солнечных батареях космического качества нужны технологии именно таких сложных конструкций химической физики, которые позволяют максимально повысить энергоемкость с единицы площади. Повышение энергосъема даже на 1–2° дает нам в космосе кратный эффект с точки зрения улучшения энергомассовых характеристик полезных нагрузок.

Чем более системы энергообеспечения эффективны и компактны, тем большее количество полезной нагрузки мы можем вывести в космос. Поэтому арсенид-галлиевые технологии гарантируют нам в том числе и лидерство в освоении космоса. Всего несколько стран в мире обладают полным циклом их производства, и мы, едва не утратив этот навык, в последние годы приложили большие усилия, чтобы восстановить и нарастить свой потенциал.

Таким образом, наша задача на «Кванте», используя свойства света, создавать передовую продукцию в разных областях применения.

— Кто является покупателем вашей продукции?

— Основной заказчик арсенид-галлиевых батарей — ИСС имени М. Ф. Решетнёва. Николай Алексеевич Тестоедов (генеральный директор АО ИСС. — Ред.) — очень мудрый управленец. После всех сложностей переходного периода
1990-х годов он вывел свое предприятие и российское спутникостроение в целом на принципиально новый уровень. Как выдающемуся ученому и организатору науки ему удалось не только сохранить научный потенциал ИСС, но и вывести его на передовые позиции мирового уровня. То, что Николай Алексеевич размещает заказы на солнечные батареи не только у нас, но и у АО «Сатурн», благодаря чему гарантированно получает необходимые изделия для энергообеспечения космических аппаратов, для нас является безусловным стимулом к развитию. Мы будем делать все, чтобы не снизить планку, а, наоборот, превзойти качество продукции коллег.

Помимо ИСС, для нас стратегически важно сотрудничество с РКК «Энергия», которой мы поставляем наши изделия для пилотируемой программы. Как я уже отмечал, наши кремниевые батареи устанавливаются на кораблях «Союз» и «Прогресс».

В целом заказчиками энергосистем «Кванта» являются большинство предприятий, производящих космическую технику, в том числе НПО имени С. А. Лавочкина, ВПК «НПО машинострое­ния», РКЦ «Прогресс», Корпорация ВНИИЭМ и многие другие.

— Какие организационные задачи необходимо реализовать в ближайшее время?

— Среди оперативных задач укажу сокращение кредитной задолженности, ускоренное внедрение бережливого управления производством, цифровую трансформацию предприятия, участие в корпоративных программах по развитию кадров. Все эти планы будут реализовываться в рамках Программы финансового оздоровления предприятия, которую Дмитрий Рогозин поручил нам разработать в ближайшее время.

Второе: крайне важно восстановить «Квант» в статусе научно-производственного предприятия, реанимировать исследовательские функции, привлекать молодых и перспективных ученых, возобновить кооперационные связи с передовыми отечественными вузами и НИИ.

Кроме того, и это важнейшая часть нашего ближайшего будущего, нам надо проработать перспективу и оценить количество избыточных и затратных площадей. Особенно учесть факт предстоящего введения в строй Национального космического центра на территории Центра Хруничева. Возможно, тут следует сделать какую-то разумную рокировку, чтобы наши перспективные научные кадры, которые на рубеже 2022–2024 гг. должны прийти на обновленный «Квант», не оставались в стороне от «плавильного котла новых идей и решений», которым по сути становится большой Космический кластер в Филях. Дмитрий Олегович, говоря о целях Программы финансового оздоровления «Кванта», указал нам на необходимость тщательной проработки такой возможности. Если решение будет поддержано в Госкорпорации и это не ударит по производственному процессу, то «Квант» может стать одним из первых резидентов Национального космического центра.

Необходимо также вернуть доверие заказчиков в отношении качества и сроков поставок нашей продукции. Это непросто, но мы должны это сделать в кратчайшие сроки и, разумеется, этого добьемся! Трудовой коллектив «Кванта» способен к разработке прорывных технологий для нашей страны, и в этом заключается наша основная стратегическая задача.

— Как бы вы сформулировали свое видение предприятия в будущем?

— Повторю свою мысль, может быть, в несколько пафосной, но вполне реалистичной для нас формулировке: если мы не вернем на «Квант» науку и не вернем «Квант» в мир науки, то ничего не добьемся. По реализации Программы оздоровления предприятия мы хотим получить не бедствующий, а привлекательный «Квант» — с модернизированной производственной базой и воссозданной научно-исследовательской школой, где будет конкурс на место при трудоустройстве каждого сотрудника. Тогда на горизонте 2024 г. мы увидим совершенно новое, компактное, динамичное научно-производственное предприятие, сохранившее и расширившее заделы, созданные великими первопроходцами нашей космонавтки. В нашем случае это один из основоположников отечественной фотовольтаики, легендарный директор «Кванта» Николай Степанович Лидоренко.

Русский космос, Игорь Маринин

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".