РОСКОСМОС-СПОРТ

Новости

#Роскосмос#Русский космос#Набор 2018#Пилотируемая космонавтика
03.10.2021 16:51

Победители жары

Третий в этом году цикл тренировок по «выживанию» перенес космонавтов и инструкторов ЦПК в казахстанскую степь. Здесь ребята 2018 года набора прошли подготовку к действиям после посадки космического аппарата в знойной пустыне. О том, как справились с испытанием космонавты-испытатели Константин Борисов, Александр Горбунов, Александр Гребёнкин, Алексей Зубрицкий, Кирилл Песков и Олег Платонов, рассказывает редактор журнала Госкорпорации «Роскосмос» — «Русский космос» Светлана Носенкова.

Раннее утро. Вокруг — только песок и редкая растительность. Плюс 40°C. И это еще не предел — ведь солнце пока не в зените. Укрыться от палящих лучей и сухого обжигающего ветра негде. Вокруг — ни души, и на призывы о помощи никто не ответит. Самая серьезная проблема — жажда, которая становится все сильнее и постепенно занимает все ваши мысли. А запас воды очень ограничен... Думаете, это сценарий реалити-шоу в жанре «Последний герой»? Нет. Это обязательная тренировка российских космонавтов-испытателей, которым через несколько лет предстоит отправиться в свой первый полет.

По легенде спускаемый аппарат приземлился в нерасчетном районе: в полупустыне, с характерными перепадами температуры днем и ночью, где возможны пылевые бури и даже дожди и грозы. Когда прибудут спасатели — неизвестно. Но экипаж должен сохранить себе жизнь и здоровье в любых условиях, применив все знания и навыки, которые дали ему инструкторы Центра подготовки космонавтов (ЦПК).

 

Спрятаться от солнца

Зной раскаленным утюгом начинает раскатываться по песчаному морю с самого утра. В это время космонавтов-испытателей высаживают в полупустыне и оставляют с ней один на один. Для усложнения задачи тренажера спускаемого аппарата здесь нет. С участниками «выживания» только парашют, ложементы кресел «Казбек», блоки носимого аварийного запаса (НАЗ) и комплект снаряжения.

Тренировка началась. Первым делом космонавты снимают с себя скафандры «Сокол», прячут от палящего солнца блок № 1 НАЗа (воду), расчищают площадку и начинают строить укрытие. Оно отличается от тех, что сооружают экипажи на «выживании» в других климатогеографических зонах. В пустыне укрытие многофункционально: днем оно защищает от солнца, а ночью — от ядовитых насекомых, пауков, скорпионов.

Чтобы временное «жилище» было надежным, сначала из парашюта делаются стойки укрытия и «якоря», за которые с помощью строп парашюта будут крепиться края тента. Ткань режется на куски, куда насыпается грунт (песок, глина). Наполненные мешки кладутся друг на друга, образуя стойки, которые расставляют по периметру, и на них потом помещается упакованный в несколько сложений парашют. Такие же мешки закапываются в грунт в качестве «якорей»: привязав к ним стропы, растягивают крышу укрытия. В качестве стоек можно использовать и кресла «Казбек», которые также частично вкапываются в землю.

Сверху укрытия настилают серебристые медицинские накидки отражающей стороной вверх, чтобы уменьшить воздействие солнечных лучей. Под тент кладут одежду, снаряжение, чтобы мягче было лежать. Ведь днем главная задача экипажа — как можно меньше двигаться и разговаривать, поскольку беседа тоже ведет к влагопотери, а воду необходимо экономить.

По периметру укрытия космонавты выкапывают ров подручными средствами, такими как мачете, крышка медицинской аптечки, нож, чтобы обезопасить себя от затопления в случае дождя и от попадания в укрытие различных ползающих насекомых.

«Ты должен пролежать с товарищами порядка 12–14 часов дневного времени в тени укрытия, на нескольких квадратных метрах, почти не двигаясь и не разговаривая. Глаза закрыты, но спать не хочется, потому что каждый час экипаж выходит по рации на связь. А еще потому что жарко и парашют с накидкой шелестят без остановки прямо над головой. Состояние полной пассивности довольно непривычно, особенно на второй день, когда ты тут уже долго», — рассказывает командир первого условного экипажа Константин Борисов.

На ночь, когда солнце не печет, космонавты сдвигают «якоря»-растяжки к центру. Тент проседает, и они перебираются на него, чтобы защититься от всяких «ползучих тварей». Но спать приходится по очереди, так как и ночью необходимо постоянно вести радиообмен со спасателями. Примечательно, что у первого экипажа был позывной «Прибой». Именно этой морской свежести так не хватало ребятам в те поистине жаркие дни.

 

Не дать себе засохнуть

Главные особенности «выживания в пустыне» — это жара и жесткие ограничения по водопотреблению. В распоряжении трех членов экипажа всего шесть литров питьевой воды. При этом тренировка идет 48 часов, но по трехсуточной схеме, то есть по окончании испытания в канистре должно остаться два литра воды. Каждый может позволить себе только 80–100 мл живительной влаги раз в три часа. Это всего несколько глотков, которые не могут утолить чувство постоянной жажды. Поэтому инструкторы ЦПК учат космонавтов собирать водяной конденсат из атмо­сферной влаги и растений.

«Есть несколько способов сбора воды в подобных условиях. Например, вырывается лунка глубиной в метр. В нее кладется растительность, которая может отдавать влагу. Внутрь ямки на растительность ставится емкость: к примеру, металлическая аптечка из НАЗа. Затем лунка накрывается медицинской накидкой, и в центр кладется грузик. Накидка проседает, образуя воронку, а края накидки засыпаются песком для фиксации. Вся эта конструкция нагревается на солнце, влага из растений испаряется, попадает на внутреннюю поверхность медицинской накидки, конденсируется, и капельки скатываются в емкость, которая находится внутри ямки. Таким образом набирается вода», — объясняет начальник отдела экстремальных видов подготовки космонавтов ЦПК Анатолий Забрусков.

Еще один способ — обернуть ветки кустов полиэтиленовым пакетом, в котором хранятся рационы питания, или кульком из той же меднакидки и обвязать кусты. За сутки в пакетах собирается вода. Она, конечно, своеобразная, но ею можно умыться или отфильтровать для питья. Делать фильтры из подручных средств также учат инструкторы ЦПК. Например, можно процедить воду, сложив парашютную ткань в несколько слоев.

И все же добытая вода не могла восполнить потерю жидкости из организма. На долю первого условного экипажа в составе Константина Борисова, Кирилла Пескова и Олега Платонова выдалась самая жаркая погода. Столбик термометра поднимался до отметки +46°C. И космонавты реально чувствовали признаки обезвоживания: состояние вялости, слабости, сухости во рту. Помните, раньше крутили рекламу: «Имидж — ничто, жажда — всё. Не дай себе засохнуть!» Без иронии можно сказать, что это про них.

«Вообще я люблю жару, — признается Константин Борисов. — Бывал в походах с ночевкой в Синайской пустыне. Я примерно представлял, что нас ждет. Но дефицит питьевой воды сильно сказался на нас. За первый день мы сбросили по 3.5–4.5 кг. Шесть литров воды в блоке НАЗа — это то, чему мы уделяли наибольшее внимание, о чем заботились. Например, в первую ночевку я потратил около 3 часов на выкапывание ямки: закопать бак поглубже в землю, чтобы вода была похолоднее. Наливали аккуратно, чтобы не пролить ни капли. Все мысли были об этой канистре. Я, наверное, на всю жизнь запомню, как этот бак выглядит, как пахнет, как открывается и закрывается (улыбается). Вода — это самое важное!»

Всё под контролем

Вечером первого дня после 45-градусной изнуряющей жары пошел дождь. Сложно сказать, хорошо ли это в пустыне. Ведь потом повышается влажность воздуха, трудно дышать, сушить одежду. Тем не менее экипаж смог собрать четыре литра дождевой воды, что, безусловно, улучшило настроение космонавтов и дало ощущение спокойствия. В случае реальной аварийной посадки экипаж, используя дождевую воду, мог бы продержаться до эвакуации еще несколько дней. А во время тренировки обезвоживание космонавтам точно не грозит. Этого не допустил бы дежурный врач ЦПК, который контролирует ход подготовки вместе с инструкторской бригадой.

Дважды в день лагерь «выживающих» посещали врач, психолог и инструктор: следовало проверить выполнение элементов циклограммы, взвесить космонавтов, померить температуру, понять психологическое и физическое состояние.

«Бывали случаи перегрева, когда приходилось принимать решение о досрочном завершении тренировки, но не в этот раз, — поделился Анатолий Забрусков. — Дежурная смена располагается в таком месте, откуда есть возможность вести прямое наблюдение за экипажем, не нарушая при этом принцип автономности. Кроме этого, происходит постоянный радиообмен. В случае какой-либо нештатной ситуации в процессе тренировки космонавты могут сами выйти на связь и рассказать, что случилось. Если требуется вмешательство извне, мы в любое время готовы помочь. Есть врач, есть необходимые средства — охлаждающие пакеты, медикаменты. Всегда найдем способ уберечь экипаж от опасности получить нехорошие последствия для здоровья».

К тому же космонавты сами могут оказать первую помощь товарищу. Это отрабатывается в ходе тренировки. К исходу вторых суток, когда «выживание» близится к завершению, космонавты покидают свой лагерь и перемещаются в место, откуда их должны эвакуировать. Во время перехода экипажу дается вводная: один из них перегрелся или укушен ядовитым насекомым. Если случился перегрев, космонавты должны приподнять ноги товарища — подложить ложемент или рюкзак, чтобы шел кровоток к голове, дать пострадавшему воды, смочить лоб. Накрыть его светоотражающей медицинской накидкой — минимизировать тепловую нагрузку на организм.

«Чтобы космонавты не получили уколов от растительности и укусов насекомых, мы на тренировке даем им готовые резиновые бахилы. В случае же реальной нештатной посадки в пустыне они сделают себе сапожки, отрезав их от гидрокомбинезона „Форель“. Но даже если случится укус, космонавты смогут выполнить стандартные процедуры: сделать кровопускание, отсосать яд, наложить жгут», — добавил Анатолий Забрусков.

Тимбилдинг в пустыне

Каждое «выживание» несет в себе и психологическую составляющую. В ходе испытания космонавты приобретают уверенность в своих силах и веру в товарищей. И такой своеобразный тимбилдинг (сплочение коллектива) происходит по-разному. Так, Константин Борисов, Кирилл Песков и Олег Платонов вечером первого дня испытаний разожгли небольшой костер, вскипятили на нем воду и посидели за кружкой чая.

«Есть совсем не хотелось, но мы достали фруктовые батончики из сушеной айвы, яблока с орехом. Они кисленькие и похожи на мармеладки. После такого напряженного дня это был приятный момент расслабления, переключения», — вспоминает командир первого условного экипажа.

Все обязанности в экипаже распределяются поровну. Космонавты дежурят по очереди — каждый по три часа, укрытие и конденсаторы влаги строят вместе.

«Важно эффективно распределить обязанности с самого начала. Но мы еще до тренировки договорились: Кирилл первым делом сделал всем головные уборы, потом мы с ним складывали парашют, увязывали его, а Олег нарезал куски парашюта, чтобы делать столбики и „якоря“. А когда укрытие готово, работы немного — собирать воду, следить за временем и просто лежать. Хотя тут, конечно, важна психологическая устойчивость — лежать и ничего не делать, как ни странно, не всем удается легко», — рассказал Константин Борисов.

То, что «выживание» — отличное средство сплочения команды, отметил и второй условный экипаж, в который входили Александр Горбунов, Алексей Зубрицкий и Александр Гребёнкин.

«Тренировки в экстремальных условиях, такие как различные „выживания“, специальная парашютная подготовка, приводят к тому, что начинаешь чувствовать себя комфортно в сложных условиях. С каждой такой тренировкой пределы организма — как физиологические, так и психологические — отодвигаются, „зона комфорта“ расширяется. И с каждым таким испытанием достичь предела все сложнее», — считает командир второго экипажа Александр Горбунов.

Возможно, до предела второй экипаж не дошел, потому что им достались совсем другие погодные условия. Если у первой команды температура ночью упала с +45°C всего до +30°C и было душно после дождя, то второй экипаж ночью укутался по полной программе — в теплозащитные костюмы. У них днем температура воздуха была +38°C, а ночью — +16°C.

«У каждой тренировки есть свои особенности, — рассказал Александр Горбунов. — Зимой — мороз, на море — теснота, укачивание, высокая температура в спускаемом аппарате, а здесь — перепады температуры. Ночью было холодно, зато не мучила жажда. Ели только орешки, печенье, сухофрукты. В НАЗе также есть сублимированный творожок, но его в пустыне никто не употребляет, потому что после него очень сильно хочется пить».

Инструкторы ЦПК высоко оценили действия всех космонавтов 2018 года набора. Несмотря на перепады температур, сильные порывы ветра, дожди, они выполнили всю программу с хорошим результатом.

«Ребята были подготовлены. Укрытия сделали на совесть — и использовали достаточное число сложений парашютной ткани, и создали запас прочности на весь цикл тренировки. Даже при внезапном порыве ветра, который повредил укрытие дежурной смены инструкторов, тент космонавтов остался цел. Были и осадки, а это редкое явление в данное время года. И к этому они тоже подготовились, окружив свои укрытия рвами. Так что оба экипажа молодцы!» — подытожил начальник отдела ЦПК Анатолий Забрусков.

 

Готовы к новым испытаниям

Космонавты вместе проходят все этапы подготовки уже три года и хорошо знают друг друга. Но каждая тренировка дает им что-то новое.

«„Выживание“ в пустыне научило меня терпению, ответственности, оптимальному распределению сил и ресурсов и в очередной раз позволило убедиться, что ребята у нас в группе очень надежные. На каждого из них можно положиться. Приятное ощущение — ведь придет время, когда мы и в космосе будем вместе работать», — отметил Константин Борисов.

Между тем до первого космического полета каждому предстоят еще несколько лет интенсивной подготовки. И уже совсем скоро — в сентябре — их ждут тренировки по действиям после посадки в горах.

Русский космос

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".