РОСКОСМОС-СПОРТ

Интервью

#СМИ#ТАСС#Интервью#Пилотируемая космонавтика#Вызов#Союз МС-19
15.11.2021 08:30

Антон Шкаплеров рассказал, чему научился у киноэкипажа

Космонавт Роскосмоса Антон Шкаплеров стал первым командиром корабля «Союз МС», который отправился на Международную космическую станцию (МКС) сразу с двумя непрофессиональными участниками полета — актрисой Юлией Пересильд и режиссером Климом Шипенко. Для Шкаплерова это уже четвертая длительная экспедиция на МКС.

14 ноября исполнилось десять лет с момента его первого полета на орбиту. 17 октября первые в мире представители киноиндустрии, которые побывали в космосе, вернулись на Землю с космонавтом Олегом Новицким, а Антон Шкаплеров вместе с коллегой Петром Дубровым продолжил космическую командировку.

О том, как проходили съемки фильма «Вызов» в космосе, чему космонавты научились у представителей киноиндустрии, о предстоящих экспериментах и сроках выхода в открытый космос в интервью ТАСС с борта МКС рассказал Антон Шкаплеров.

***

— Антон Николаевич, вы принимали участие в съемках первого художественного фильма в космосе с рабочим названием «Вызов». Какие впечатления?

— Работа понравилась тем, что она была очень интересной. Впервые я участвовал в съемках настоящего художественного фильма. Этим занимался профессиональный режиссер Клим Шипенко.

— У вас возникали сложности во время съемок?

— Сложности, конечно, были. Я не профессиональный актер, поэтому самое первое, с чем я столкнулся, — это необходимость учить текст, чем я раньше не занимался. Обычно мы на камеру или рассказываем своими словами, или читаем текст, который бежит по экрану. Здесь надо было выучить не просто какое-то стихотворение, а именно живую прозу, разговор, который должен соответствовать сценарию.

Вторая сложность была в том, что потребовалось снимать очень много дублей. Это было связано не только с тем, что режиссер хотел услышать определенную интонацию той или иной фразы (даже одно предложение можно было снимать десять и более раз, пока режиссер не добивался той интонации, которая ему нужна), но и с постоянной сменой светотеневой обстановки на станции. Основной свет при съемках мы получали из иллюминаторов, при этом каждые 45 минут происходит рассвет и закат, поэтому и Климу приходилось постоянно поддерживать определенную световую обстановку за счет искусственного освещения. То есть ему постоянно приходилось включать те или иные светильники, направлять их в определенную сторону, чтобы, когда люди будут смотреть фильм на экране, они не заметили изменения светотеневой обстановки.

— Вы для себя переняли опыт работы с камерой?

— Мы поняли, что светотеневая обстановка — это очень сложное дело, поэтому перед съемками необходимо добиться, чтобы то, что мы хотим увидеть на экране, было в хорошем освещении. Также необходимо готовить к съемкам так называемую съемочную площадку — то, что окружает нас, то есть добиваться того, чтобы на экране не попадались ненужные вещи, которые портят картинку.

— Какими работами вы занялись с Петром Дубровым на МКС в первую очередь после отстыковки «Союза МС-18» с киноэкипажем?

— Во-первых, мы выспались. Расстыковка проходила ночью, и мы только под утро (около шести утра) пошли спать. Поэтому первое, что мы сделали, — выспались, учитывая, что 12 дней съемок на станции проходили в очень плотном графике, нам приходилось съемками заниматься не только в рабочее, но и в свое личное время. Подустали.

После того как мы выспались, мы начали приводить станцию в порядок. Ведь за время работы киноэкипажа российский сегмент был адаптирован для съемок, очень много предметов и оборудования перемещалось из одного модуля в другой, было необходимо привести все в соответствие с базой данных, которая находится на станции.

— Основная часть съемок проходила в многоцелевом лабораторном модуле (МЛМ) «Наука»?

— Нет. Основная часть съемок проходила не там. Думаю, 30% было снято в многоцелевом лабораторном модуле «Наука», где-то треть была снята в нашем главном служебном модуле «Звезда», около 30% осталось на все остальные модули.

— Какие эксперименты сейчас проводятся в модуле «Наука»?

— Пока в модуле «Наука» не проводятся никакие эксперименты, потому что мы занимаемся его интеграцией ко всей станции: устанавливаем необходимое оборудование, чтобы проводить эксперименты. Думаю, что в ближайшем будущем, когда хотя бы их часть будет установлена, мы начнем первые эксперименты в модуле «Наука». На сегодняшний день я проверяю блоки и оборудование системы регенерации воды из урины, которая установлена в МЛМ. Надеюсь, в ближайшее время мы ее запустим и она будет работать, давать нам дополнительную воду на станцию.

— Первым жильцом каюты в модуле «Наука» стал Олег Новицкий, который 17 октября покинул МКС. Сейчас каюта пустует?

— Через несколько дней после посадки «Союза МС-18» Петр Дубров занял каюту в МЛМ, объяснив тем, что, отлетав полгода (космонавт находится на борту МКС с апреля — прим. ТАСС), хочет сменить обстановку, в чем я его и поддерживаю. Я был не против.

— Следующий выход в открытый космос по программе интеграции модуля «Наука» ожидается в следующем году. Когда он планируется?

— Первый выход в открытый космос ожидаем в конце января следующего года.

— Ранее Роскосмос сообщил, что Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова и Центр подготовки космонавтов изобрели многослойный полимер — углеродный композит для защиты от космического воздействия. Его планировали испытать во время вашей экспедиции. Когда стартует эксперимент?

— Доставка оборудования ожидается на февральском грузовом корабле «Прогресс МС-19», поэтому эксперимент начнется буквально по прибытии на станцию корабля. Он будет проходить не один месяц, а годы, чтобы получить данные, как этот полимер защищает от космической радиации. Первая часть эксперимента будет проходить внутри станции. Вторая — за ее пределами. То есть экспонироваться этот материал будет в том числе на внешней стороне станции, в открытом космосе.

— В чем будет заключаться эксперимент?

— На станцию будет доставлено оборудование: тубус, сделанный из специального композитного полимера, который защищает от радиации, в него будет помещен датчик-дозиметр, такой же дозиметр будет экспонироваться рядом. Внутри станции, я думаю, они будут размещены в одной из кают, в которой проживают космонавты, с периодичностью где-то раз в две недели — месяц будут считываться данные с дозиметра, чтобы понять, в какой степени композит защищает от радиации.

— Во время этой экспедиции вы впервые добирались до станции при помощи двухвитковой схемы. Как вы ее оцениваете?

— Стыковку со станцией через три часа после старта я оцениваю очень хорошо. Мне есть с чем сравнить. В первом полете я летел двое суток до станции, понимаю, как тяжело находиться втроем в очень маленьком, тесном объеме, где, к сожалению, даже невозможно подогреть себе пищу, да и сам процесс адаптации шел довольно тяжело. На станции, где большой объем, адаптироваться намного легче.

— Как быстро в этот раз вы адаптировались к невесомости?

— Я думаю, что адаптации практически не было, я не почувствовал смены для организма земных условий на невесомость, видимо, сказался опыт полуторагодовой жизни в космосе и организм это вспомнил без каких-либо проблем, медикаментов. После прилета спокойно начал жить и работать на станции.

Беседовала Екатерина Москвич

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".