РОСКОСМОС-СПОРТ

Новости

#Роскосмос#Дмитрий Рогозин
21.03.2022 15:41

Дмитрий Рогозин на Байконуре поставил ультиматум странам-партнёрам по проекту МКС

В пятницу, 18 марта 2022 года, генеральный директор Госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин на пресс-конференции на космодроме Байконур после успешного запуска пилотируемого корабля «С. П. Королёв» (Союз МС-21) к Международной космической станции рассказал о его примечательности и важности, а также поставил ультиматум странам-партнёрам по проекту МКС.

— Учитывая международный информационный фон, ответственность во время проведения запуска на вас лежала больше?

— Пилотируемый пуск — это люди, их жизни и здоровье. Внешний фон, естественно, присутствует, но для нас запуск каждого экипажа не менее важен. Я не могу сказать, что если бы международная ситуация была бы более благоприятна, то мы меньше бы уделяли внимания подготовке всех деталей и элементов этого старта. Мы вообще не можем подвести свою страну. Мир, война — Роскосмос должен работать как часы, это правило.

За два–три дня до этого пуска мы просто отключились от внешнего мира, чтобы полностью сосредоточиться на его подготовке, не говоря про технических специалистов, которые всегда занимались только техническими вопросами. Главный критерий у нас — безопасность экипажа.

Старт примечателен тем, что впервые на МКС полетел полностью российский профессиональный экипаж. Мы этому бесконечно рады, потому что девять лет подряд мы были вынуждены сокращать наши экипажи, чтобы возить американцев, европейцев и японцев, которые оказались без своих кораблей. Сейчас у них появился первый корабль (Crew Dragon. — Ред.), скоро появится второй (Starliner. — Ред.). Тем не менее мы эту задачу выполняли очень ответственно. Мы несли колоссальную ответственность за обеспечение безопасности и жизнеспособности всей станции.

Сейчас после наращивания объёма российского сегмента МКС, после запуска модуля «Наука», мы можем отправлять туда полноценный российский экипаж, чтобы на 100% использовать те уникальные возможности и рабочие места для проведения научных экспериментов на российском сегменте МКС.

Это 80-й безаварийный пуск подряд по линии Роскосмоса. Я хочу похвалить свой коллектив за то, что они так ответственно отнеслись к тем задачам, которые мы поставили еще почти четыре года назад — прекратить аварийность, перестать расстраивать свой народ, наше общество теми авариями, которые у нас были в предыдущие годы. Две–три аварии в год — был такой период аварийности. Сейчас мы работаем безаварийно. Это беспрецедентно не только в нашей истории, но и других космических держав, у которых есть подобные проблемы. О чём это говорит? О том, что мы умеем работать, когда хотим. В этом плане данный пуск тоже был важным — 80 безаварийных пусков. Это хорошая цифра. И мы постараемся дальше действовать точно таким же образом.

Мы всем сердцем, всей душой нашей с нашей армией, мы за ребят переживаем и не имели права их расстраивать хоть какими-то помарками в ходе этого пуска.

— На днях Роскосмос отправил странам-партнёрам по проекту МКС требования отменить санкции. Пришёл ли какой-то ответ?

— Я бы не хотел быть в этом политическом вопросе предсказуемым. Я хотел бы оставить за собой пространство для манёвра. Но, в целом, надо иметь в виду, что мы с санкциями соглашаться не будем. Мы не бесхребетные. Это такая отрасль, которая не имеет права вилять хвостом. Это ракетчики. Это гордость страны. Я горжусь тем, что работаю здесь. Если санкции введены против нас, не только против «боевых» наших подразделений, против наших военных предприятий, но и против тех предприятий, которые сугубо гражданские, типа РКЦ «Прогресс» или наш головной институт ЦНИИмаш, они-то здесь причём? ЦУП то здесь причём? Пусть отменяют санкции. Никаких компромиссов не будет. Мы ждём до конца марта. Отсутствие ответа на моё обращение или отрицательный ответ станут основой для принятия нами решения. Каким оно будет — наберитесь терпения.

— Буквально на днях стало известно, что проект ExoMars подвис. Вы сказали, что мы будем продолжать его сами. Хватит ли у нас сил, какие будут сроки, как это будет выглядеть?

— Это самоубийственное решение Европейского космического агентства. По-другому не скажу. Ян Вёрнер, бывший глава ЕКА, прислал мне смс, где он крайне переживает в отношении этого решения ЕКА. Он категорически не поддерживает. Такая же позиция у моих европейских коллег, которые считают, что это самоубийственное решение ЕКА. При всех деньгах, которые есть у них, и отсутствии санкций, на какой-бы корабль они не пытались бы подсесть, это минимум шесть лет даже по их оценкам, чтобы они возобновили эту работу. Воссоздать такой посадочный модуль, который сделали мы в НПО имени Лавочкина, ещё раз говорю, это займёт шесть лет по самым оптимистичным прогнозам ЕКА.

Для нас это, конечно, тоже проблема. Для нас это горькая новость. Неприятная новость, не имеющая под собой никакой логики. Колоссальный труд тысяч энтузиастов космоса и все их старания взяли — и коту под хвост. Что могу сказать: мы отвечаем перед нашей наукой, мы обязаны будем всё равно повторить эту миссию. Мы приступим обязательно к тому, чтобы в ближайшее время развернуть работу по реализации марсианской миссии. Ракета-носитель «Ангара» скоро завершит испытания. Вторая очередь космодрома Восточный скоро будет сделана. К концу года стройка там закончится, а к концу 2023 года мы уже начнём там лётно-конструкторские испытания («Ангары». — Ред.) с Восточного.

Повторить посадочный модуль «Казачок», который мы делали под миссию ExoMars, не представляет труда. Все чертежи есть, это наша работа. Нужен ли там некий марсоход, возможно и не нужен, потому что сама посадочная платформа является самостоятельной научно-исследовательской станцией, которой будет достаточно для реализации этой миссии. Мы это сделаем, а вот сделают ли европейцы свою миссию без нас — большие сомнения.

Сообщить об ошибке в тексте

Фрагмент текста с ошибкой:

Правильный вариант:

При обнаружении ошибки в тексте Вы можете оповестить нас о ней. Для этого нужно выделить мышкой часть текста с ошибкой и нажать комбинацию клавиш "Ctrl+Enter".